Волчица и пряности. Том 14

Хасэкура Исуна

Серия: Волчица и пряности [14]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Волчица и пряности. Том 14 (Хасэкура Исуна)

Пролог

«Нам надо поговорить», – так она сказала.

Едва войдя в комнату, он был полностью захвачен открывшимся ему зрелищем.

«Такая прекрасная», – подумал он.

Она сидела на кровати и глядела в окно. Ничего больше.

Однако как бы ни было это красиво, нельзя было сказать, что эта красота простая. Конечно, она обладала привлекательным лицом, а темная кожа придавала ей необычное, иноземное очарование. Но сверх того в ее профиле ощущалась гладкость, как в кристалле, который полировали, пока не убрали полностью все грани и углы.

Людям свойственно идти на поводу у чувств и, выставляя вперед рога, наносить и получать увечья, но фигура, которую он видел сейчас, казалась безмерно далекой от подобных трагедий.

Найдя взглядом стул, он подошел и сел.

Она не смотрела на него, однако заговорила, дождавшись, когда он устроится.

– В Ренозе есть торговец по имени Филон.

Слова ее прозвучали неожиданно, однако он не стал спрашивать, к чему она клонит. Что-то в ее профиле подсказывало ему, что этот вопрос был бы бестактен.

– По крайней мере он выглядит обычным торговцем. На самом же деле он поставляет товары наемникам, – и она наконец посмотрела на него. – Если ты и твои спутники назовете ему мое имя, уверена, он расскажет вам что-то полезное.

– Ты… – медленно, опасаясь порушить атмосферу, начал он. – Ты уверена, что тебе можно говорить мне такие вещи?

У мира наемников свои законы. Им правят не расчеты прибылей-убытков, не узы рыцарской чести, но правила, ускользающие от всех, кто не живет в этом мире. Какая судьба ожидает торговца, который туда вторгнется?

И уж во всяком случае, это вторжение может доставить проблемы той, кто сидела сейчас на кровати.

– Он передо мной в долгу, – с улыбкой ответила она и снова глянула в окно.

Он невольно вспомнил монахиню, которая, когда они только выезжали, отдала им старое, истрепанное одеяло со словами, что ей оно больше не нужно.

– Филон добывает товары и нанимает торговцев, достаточно безрассудных, чтобы доставить их наемникам. Если на севере началась война, он по крайней мере должен знать, куда и от кого текут деньги.

Для наемников те, кто доставляет им необходимые товары, дороги, как собственная жизнь; любой наемник будет скрывать этих людей от чужаков изо всех сил.

Значит, девушка, только что давшая ему столь важные сведения, решила порвать с прошлым. Ее лицо в профиль выглядело спокойным, но при этом казалось, что она улыбается; несомненно, она собиралась двигаться вперед.

Возможно, именно поэтому свои следующие слова он выбрал очень тщательно, хоть и не без озорства.

– Благодарю тебя за это неожиданное возмещение.

Девушка с удивленным выражением лица повернулась к нему. Потом ее губы изогнулись в смущенной улыбке.

– Я не говорила, что это возмещение. Ты волен сомневаться, но я намерена в полной мере выполнить свое первоначальное обещание.

Ее слова дополнил нарочитый вздох облегчения, затем улыбка.

Всего несколько дней назад он и помыслить не мог, что у них состоится такой разговор. Она думала лишь об одном: найти то место, свою цель. Теперь, найдя эту цель, она смогла улыбаться так, как улыбалась сейчас, и Лоуренсу она казалась живым воплощением «спасенной души».

– Но в моем нынешнем состоянии… – произнесла она, подняв правую руку; выглядела она действительно очень слабой.

От самого воротника и до живота ее тело обвивала повязка, и, хотя это было нелегко заметить, ее щеки чуть впали.

– Ты хочешь сказать, это займет много времени? – спросил он.

– Нет, – с мягкой улыбкой ответила она. – Я попросила его нарисовать карту вместо меня. Я сейчас собираю все необходимые материалы. Он очень хороший художник, он сможет нарисовать карту под диктовку.

– Ты имеешь в виду…

– Да. Он тоже много путешествовал по тем землям со своими кистями.

Ему нечего было ответить; он понял, что сильно недооценил того, о ком она сейчас сказала.

Он предполагал, что торговцу картинами, в доме которого они сейчас находились, недоставало храбрости самому взять в руки кисть, и этот торговец довольствовался тем, что собирал картины, нарисованные другими.

Но у каждого есть свое прошлое.

– Когда я сказала ему, что хочу, чтобы он нарисовал карту за меня, он был просто в восторге. Впрочем, – и она озорно улыбнулась, – возможно, в восторг его привело лишь то, что я попросила его разрешения остаться здесь, пока собираю деньги на дальнейшую дорогу.

Эта девушка была серебряных дел мастером; ее творения были настолько хороши, что их желали иметь у себя многие сильные мира сего. Лоуренс даже представить был не в состоянии, сколько могут стоить эти работы.

– Я уверена, что вы торопитесь, поэтому отошлю карту сразу, как только она будет закончена. Если я отправлю гонца на быстром коне, возможно, он догонит вас, когда вы только доберетесь до Реноза.

В запряженной лошадью повозке дорога до Реноза должна будет занять четыре-пять дней. То, что нет нужды ожидать завершения работы над картой, сбережет немало времени.

– Огромное тебе спасибо.

Она довольно улыбнулась, почувствовав, что он благодарен от всей души.

В другой ситуации он бы перешел к приятной беседе ни о чем, но она еще не оправилась от раны, и, хотя сейчас она выглядела достаточно хорошо, ему казалось, что она слишком себя нагружает.

Он молча показал, что намерен покинуть комнату.

Она устало улыбнулась и со вздохом откинулась на подушку. Значит, и впрямь слишком себя нагружала. Похоже, ее репутация капеллана в банде наемников была вполне заслуженной.

Он открыл дверь позади себя, вышел спиной вперед, почтительно поклонившись, и мягко закрыл.

– Ты слышала, – сказал он, направившись по коридору быстрым шагом (на этот раз лицом вперед).

Рядом с ним уже шагала его спутница, подскочившая абсолютно бесшумно, точно обитатель леса.

Она дулась, будто была очень недовольна чем-то.

– Да неужели.

Она не скрывала ни тона, ни раздражения, однако, прокрутив в голове прошлый разговор, он не вспомнил ничего, что могло бы послужить причиной. Быть может, она просто ревновала из-за того, что он провел время с кем-то еще?

Пока он раздумывал над этой абсурдной возможностью, его спутница остановилась и, не дожидаясь, пока он обернется, промолвила:

– Я не умею делать такое лицо.

Он был не то чтобы удивлен, но все же слова ударили довольно-таки болезненно. Вернувшись на несколько шагов, он погладил ее поникшую голову прямо сквозь капюшон.

– Опасаешься, что себе же делаешь хуже собственным поведением?

В следующий миг раздалось «щелк» – это сомкнулись зубы, едва не впившись ему в руку.

Ее янтарные с краснинкой глаза сердито уставились на него.

Однако Лоуренс, нисколько не смутившись, улыбнулся и взял свою спутницу за руку.

– Я торговец, а те, кто имеет дело с торговцами, никогда не бывают полностью удовлетворены. Иначе торговец перестал бы быть им нужен и остался бы без работы.

Хоро горела страстным желанием посетить город Йойтсу. Торговцы обожают вести дела с теми, кто горит страстным желанием, и потому Хоро была для Лоуренса идеальной спутницей.

Лоуренс убрал руку и снова зашагал вперед; Хоро с кислым видом пошла рядом.

– Честно? – спросила она, пододвинувшись вплотную.

– Ты ведь и сама знаешь, когда я лгу, а когда нет, – устало ответил он, и капюшон Хоро неестественно зашевелился. Между прядей волос из-под капюшона выглянули покрытые темной шерстью острые волчьи уши.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.