Цинь Шихуанди

Роуд Макс

Серия: Ты Был велик [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цинь Шихуанди (Роуд Макс)

МАКС РОУД

Ты Был велик

Данное произведение написано на основе подлинных исторических фактов. Тридцать шесть имён, известных всем и каждому. Тридцать шесть судеб, с которыми связаны судьбы миллиардов обычных людей. Последние часы жизни самых значимых персон в человеческой истории, их деяния и свершения, их воспоминания и мечты. Тридцать шесть коротких рассказов, в которых целая жизнь пролетает за мгновения. Правители, воины, люди искусства, ученые. Это дань им всем, поскольку в истории не остаётся случайных людей, а тем, кто в ней остался, важно, чтобы их помнили.

Часть седьмая. Император Цинь Шихуанди (259 — 210 гг. до н.э.)

Махнув рукой евнуху, приведшему к нему девушку, император сам закрыл за ней дверь, а затем, обернувшись, некоторое время молча смотрел, как она стоит посреди покоев, в неловком волнении перебирая складки своего халата.

- Как тебя зовут?
- наконец спросил он, одновременно делая несколько шагов вперед.
- Садись за стол, не стесняйся.

- Джия, - ответила она.

- Джия?
- переспросил император.
- Ну что же, имя вполне соответствует твоей внешности — ты действительно очень красивая.

- Спасибо, господин. Мне сесть на скамью или в кресло?

- В кресло. А я сяду в другое, напротив. Сейчас мне хочется видеть твоё лицо. Хочешь есть? Вот курица, вот рыба, а вот рамбутан, вишня, личжи — самые полезные ягоды на свете. Их нельзя есть помногу, но если есть по чашке каждый день, то здоровье станет несокрушимым. Вот как у меня, например. Знаешь, сколько мне лет?

Девушка покачала головой:

- Нет, мой господин.

- А как ты думаешь?

- Н-не... не знаю.

- Я приказываю тебе отвечать на мои вопросы четко!
- глаза императора, и без того неширокие от природы, превратились в две узкие щелки, но он быстро подавил в себе вспышку гнева и вновь повторил свой вопрос, стараясь говорить как можно мягче.
- Так сколько же мне лет, Джия?

- Тридцать пять?
- неуверенно произнесла она, потупив взор.

Цинь Шихуан явно понравился такой ответ. На лице появилась довольная улыбка.

- Тридцать пять!
- воскликнул он, одновременно разводя руками.
- Мне сорок восемь, Джия! Я очень давно начал следить за своим здоровьем, и однажды нашел путь если не к бессмертию, то к очень и очень долгой жизни. Вот ты сколько хочешь прожить? Помни, что я попросил отвечать мне сразу.

- Не знаю, - вновь повторила девушка и пожала плечами.
- лет до сорока пяти было бы неплохо.

- Согласен. Зачем женщине старость?!
- император кивнул.
- А сейчас тебе сколько... позволь, угадаю... шестнадцать?

- Семнадцать, мой господин.

- Вот видишь, ты тоже выглядишь моложе своих лет. Но я хочу открыть тебе маленький секрет, Джия. Первое - проживёшь ты ровно столько, сколько будет угодно мне, а второе — если со мной что-либо случится, то тебя, равно как и всех других моих наложниц, похоронят вместе со мной. Ты видела мою гробницу?

- Один раз, мой господин.

- И как? Кстати, разрешаю сегодня звать меня на «ты». Не забудь, - Цинь Шихуан строго поднял вверх палец,- только сегодня, но сегодня только на «ты». Снова скажешь «мой господин» - огорчусь.

- Как скажете...Ой!... Как скажешь.

Император усмехнулся:

- Скажу называть меня Чжэн. Между прочим - это моё настоящее имя. Так меня называла только мама, а остальные говорили имя полностью — Ин Чжэн. Кстати, она тоже была у моего отца наложницей, как и ты. Её звали Чжао. Да-а, были времена!
- Император вдруг задумался, а затем весело хлопнул себя по коленям.
- Давай, ешь! Бери всё, что хочешь, на меня не смотри. Ты хочешь есть - я знаю. Я всегда приказываю не кормить женщин, которых приводят сюда. Люблю смотреть, как жадно едят голодные, ну а потом, пища, только что принятая, разливает по организму тепло и делает человека мягче. Ешь-ешь, Джия! Начни с курицы.

- А ты?
- спросила она, с хрустом отламывая себе сочное крылышко.
- Ты не голоден?

- Пожалуй, немного голоден. Но я съем только вот эту рыбку, а потом мы вместе приступим к фруктам. А кстати, мы не закончили разговор о моей гробнице — ну так как она тебе? Ты ешь давай: жуй и говори.

- Она шикарная, - ответила Джия, одновременно выплёвывая на тарелку маленькую косточку.
- Нас отправляли гулять за город и показали это божественное место.

Цинь Шихуан громко рассмеялся.

- Да, место великолепное, но я туда всё равно не тороплюсь! Между прочим, там, под землёй, уже готова настоящая армия, которая не только будет вечно охранять меня, но и при случае может выйти на поверхность, чтобы навести в стране порядок. Восемь тысяч сто воинов, сделанных из наилучшего терракота! Лошади, колесницы! Все при оружии, все в боевых доспехах! Вместе с ними я буду править и в загробном мире, но править вечно! Семьсот тысяч человек строило это великолепие на протяжении 28 лет и только недавно основные работы были окончены. Я очень рад, Джия, что тебе там понравилось. Ведь и тебе предстоит упокоиться там вместе со мной — для наложниц там тоже выделен особый уголок, совсем рядом с главным залом. Вас у меня сорок восемь штук, но тесно не будет — обещаю.

- Спасибо!
- девушка благодарно кивнула.
- Но лучше - живите вечно!

Император вздохнул:

- Я стараюсь. Вон там, - он указал рукой на небольшой шкафчик возле огромного ложа, - там хранятся драгоценные пилюли, продлевающие жизнь на десятки лет. Все умрут, но я буду жить, а моя династия и вовсе просуществует десять тысяч лет! Я собрал Китай воедино, сделал его могучей державой, и во всех моих потомках будет течь моя кровь, дающая им силу и мудрость. Но пилюли... эти пилюли только мои! Их сделал один искусный врач, который и сейчас вовсю работает, но вдали от людей. Он работает только для меня и он один знает секрет изготовления этого лекарства. Одна пилюля в неделю и вот мне уже не пятьдесят лет, а тридцать пять, как ты тонко подметила! Знаешь, сколько стоят эти пилюли?

Джия пожала плечами:

- Откуда же мне знать.

- Каждая — как две лошади!
- Цинь Шихуан хитро подмигнул девушке.
- Но на самом деле они бесценны, как бесценна и моя жизнь!

- Твоя жизнь — это самое святое, что есть у твоих подданных, - поддакнула Джия, с аппетитом приступая к тушеному тунцу.

Император с довольным видом кивнул:

- Правильно! А вот раньше был такой мыслитель, которого звали Конфуций, так вот он утверждал, что жизнь каждого человека в принципе стоит одинаково.

- Дурак какой-то!
- Джия хихикнула.
- Кого и с кем он сравнивал?

- А он не сравнивал, он всех уравнивал. Говорил, что человек — это то, что он создал из себя сам, и не более. Опасные измышления для слабых умов, надо сказать. Именно поэтому я однажды приказал схватить всех его последователей и закопать живыми в землю. Четыреста шестьдесят смутьянов набралось, но зато после этого в стране никто не мутит воду и все мои подданные довольны и спокойно работают. Пятьдесят миллионов китайцев получили мир и много риса. Я приказал сжечь все книги в стране, кроме медицинских, астрологических и книг о сельском хозяйстве. Я приказал собрать все оружие у наших князей и переплавить его на колокола и великолепные статуи. Оружие должно быть лишь у солдат, у моих солдат.

- Как ты велик!
- от изумления Джия перестала жевать и небольшой кусочек рыбы выпал у неё изо рта, что почему-то доставило Цинь Шихуану даже большее удовольствие, чем восклицание его юной наложницы. Некоторое время он молчал, пристально осматривая девушку, которая теперь нимало не смущалась императорского внимания, а затем, проведя рукой по вспотевшему лбу, спросил:

- Ты сколько живешь во дворце? Я не помню — месяц или два?

- Три месяца почти, - ответила она, поливая остатки рыбы молодым соевым соусом.
- Меня забрали сюда сразу после того, как вы проезжали наш городок, а отец...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.