Чилима

Кротов Игорь Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чилима (Кротов Игорь)

МАРК

Когда на город нападает чилима и красит его шаровой краской, серым становится все: море, небо, сопки, дома на сопках, люди в домах. Серыми у людей становятся чувства и желания, а от ста процентов воды в воздухе у многих вырастают жабры.

Но вот вдруг,- зачастую это случается после полудня,- шальной порыв ветра расчищает сопки, и сквозь свинцовые облака появляется долгожданное солнце. Улицы вмиг оживают, еще не успевая обсохнуть, а на набережной вспыхивает летний променад. В считанные секунды девушки сбрасывают с себя мокрую одежду, укорачивают юбки донельзя, вставляют груди в откровенные блузки и спешат подцепиться, сняться, склеиться, чтобы к бархатному сезону быть при человеке и в его "чайзере" мчаться на Шамору темной южной ночью. Несмотря на то, что город перенаселен красавицами, каждый уважающий себя пацанчик спешит в такой день на набку - успеть поживиться свежатиной. Мы не являлись исключением. Когда появилось солнце, спешно, не сговариваясь, съехались в центр города. Побросали свои автомобили на Пограничной, и, как всегда, встретились у фонтана, обычно бездействующего, от которого в направлении "Олимпийца" начиналась наша охота. Людей под солнцем уже натащило прилично, а самые проворные успели набраться и вовсю распевали караоке. Кто-то пытался купаться в еще холодном море, кто-то просто загорал с детьми и пивом. Мы было остановились у хита этого лета - передвижной тарзанки, для которой приспособили новенький "КАТО" с вылетом стрелы метров под 50. Мои друзья изъявили желание испытать себя, но когда увидели очередь, которая даже навскидку, расползалась часа на два, быстро охладели. Пока будем стоять, всех упустим. В этот момент Очкарику на пейджер первому пришло сообщение от Марка - двумя частями: "Макс, можно я поставлю к тебе. На стоянку свой автомобиль?"

- А что, Марк привез себе корч?
- спросил Макс, он же Очкарик.

- Да, я забыл вам рассказать,- спохватился Яцек.
- Сегодня утром заходил Марк, он позавчера пришел из Японии, привез "дюну". Но сегодня его списали с парохода.

- За что?
- нервно спросил я.
- Его мой батя только неделю назад туда посадил. Он в пароходстве кого-то важного просил за Марка.

- Я не знаю, за что. Марк не сказал,- ответил Яцек.

У меня на поясе запищал пейджер. Марк писал: "Гоша, перегони к Максу на стоянку мой автомо..."

- Это Марк. Просит перегнать его машину к тебе на стоянку, Макс. Поехали! Где она стоит, в порту?
- спросил я друзей.

Они пожали плечами: не в курсе. Мне снова пришло сообщение: "Срочно приезжайте я у проходной.

На Верхнепортовой. Срочно".

- Макс, поехали, Марк уже в истерику впадает. А где Яцек?

Пока мы с Очкариком читали сообщения, наш товарищ неподалеку общался с двумя девицами.

- Да, надо ехать,- согласился Макс.

Яцек тем временем уже договаривался на сегодняшний вечер.

- Это мои друзья, Максим и Игорь,- представил он нас новым подругам.
- А это Стелла и Маша. Сейчас придет еще одна их подруга, Евгения. Сегодняшний вечер мы проведем в компании красивых девушек!

- Привет,- я поздоровался и для себя отметил, что Стелла действительно очень красивая. Что ж - тем хуже для Яцека.

- Влад, надо ехать. Марк просит срочно забрать его грузовик. Наверное, он его только что растаможил.

- Езжайте без меня. Я пока девушек покараулю. Если мы уедем, их уведут! Мы сядем вон там, в кафе, пока пиво попьем, будем вас дожидаться. Правда, девчонки?

Было видно, что он запал на Стеллу, и уехать для него прямо сейчас сродни катастрофе.

- Влад, поехали,- заговорил Макс.
- Дело срочное!

- Я не могу, я влюбился! Почему, когда у меня первый раз в моей жизни зародилось настоящее большое чувство, когда я наконец-то встретил девушку своей мечты, я должен куда-то зачем-то ехать? Кто-нибудь мне может объяснить?
- Яцек стонал своим красивым баритоном. Да он и сам был красавчик.

- Ты прекрасно знаешь, что сейчас может происходить с Марком,- мы спокойно относились к его истерике.
- Поехали!

Неожиданно для нас Стелла дала обет дождаться нашего друга, если он управится за час.

- Мы договорились со своей подругой, что будем ждать ее в кафе. Ты же купишь нам с Машкой по пиву?
- она пользовалась ситуацией.

Влад посадил девушек за стол в уличном кафе, взял им пива и кальмаров и догнал нас уже на Пограничной. Ехать мы решили в одном автомобиле. Естественно, в трехлетнем "крауне" Очкарика - затонированном, навороченном и очень престижном.

В машине, пока мы ехали к Марку, Яцек всю дорогу доставал нас вопросом:

- Как вы думаете, она меня дождется? Как вы думаете, она не уйдет?

- Нет, Владик!
- я пытался его успокоить.

- Что нет?

- Не уйдет. Тем более что ты им по два пива взял - просто так, ни за что! Такой добрый чувачок на дороге не валяется!

- Хер там, сейчас третью кобылу дождутся и свалят, или кто-нибудь их снимет! Они как раз твоим пивком подогреются!
- Макс был беспощаден.

- Да, друзья у меня - "один за всех, и все за одного". Этот измывается, сука очкастая! Марк - рожа жидовская; именно сегодня ему присралось вытаскивать свой вонючий грузовик! Что за херня получать такое от друзей?

- Влад, не ной! Марку, может быть, сейчас его кривые зубы по одному вырывают за этот грузовик! Он же живым его не отдаст!

Макс знал, что говорил. Он единственный из нас был близко знаком с нарождающейся мафией. При полной поддержке со стороны ментов бандиты стремительно вписывались в нашу жизнь. Их любимым занятием являлся автомобильный рэкет. Они отбирали автомобили у моряков, у обычных людей, которые, как наш друг Марк, покупали себе паспорт моряка, устраивались кто как сможет на любой пароход, который ходил в Японию. И везли с японских автомобильных помоек почти дармовой сэконд-хэнд. На берегу нашей великой Родины их ждали, их потрошили, их рвали на части. Кто-то платил своими бабками, кто-то своим здоровьем, а кто-то и жизнью.

Яцек больше не проронил ни слова: он понимал, в какой опасности находится наш друг Марк. Мы вчетвером были одногодки, жили в одном подъезде, учились в одном классе - с самого первого. И только после школы наши пути разошлись: я, Влад и Макс пошли в бурсу, а Марк, которому армия не грозила ввиду отсутствия здоровья, получил "волчий билет" и вдруг поступил в местный театральный институт. Мы пребывали в шоке, а особенно Влад. Он, прирожденный герой-любовник, играл на гитаре, пел красивым баритоном, имел успех у девушек. Если бы не его отец, украинский националист из Черниговки Тарас Григорьевич Яценко, то Влад и сам бы попробовал замутить с Мельпоменой, но его конкретный папа конкретно сказал: пойдешь в бурсу. И он пошел вместе с нами. А Марк доучился до артиста драмтеатра и кино. Так у него записано в дипломе. Несмотря на то, что у него полностью отсутствовал слух и говорил он ровно, без интонаций, без эмоций, как будто через силу, делал одолжение. Учеба в театральном никак не повлияла на эту его особенность. Когда мы встречались с его импульсивными однокурсниками, в которых, казалось, сидит по нескольку чертей, то на их фоне наш друг выглядел ожившей мумией. При всем этом Марк был ярко выраженным евреем и одновременно похож на злобного маленького Пушкина. Я считал, что именно за это сходство его и взяли в артисты. Но Марк утверждал, что его подогрело землячество, из которого на девяносто процентов состоял педагогический состав в театральном институте.

- Должны были взять одну девочку из наших, но у нее во время третьего тура крышу снесло! Ее прямо из аудитории в дурку увезли. А так как больше евреев уже не осталось, им пришлось меня взять. Хотя бы один же должен быть!

- А как ты до третьего тура добрался?
- с пристрастием пытал его Яцек.
- Ты же ни одного стиха толком не знаешь, а петь и плясать и подавно не умеешь!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.