Долина роз

Карлеба Андрей Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Долина роз (Карлеба Андрей)

Annotation

Сокращенная версия 2016 г

Карлеба Андрей Александрович

Глава 1. Неожиданное решение

Глава 2. Улица имени Сталина

Глава 3. Николай

Глава 4. Всенощная

Глава 5. Утро и вечер

Глава 6. Букет белых лилий

Глава 7. Точка росы

Глава 8. Философ

Карлеба Андрей Александрович

Долина роз

Автор: Андрей Карлеба

ДОЛИНА РОЗ

Сусальным золотом вновь заблестят восходы

И с неизбежностью падут в ночную тьму.

В последний час последней несвободы

С собой имен так мало я возьму!..

Многие годы с удивительным постоянством, я просыпаюсь посредине очень похожего на реальность сна. Одинокая фигура замерла на пустынном берегу реки, несущей воды в бесконечную даль, навстречу холодным морским волнам.

Вот медленно плывет, под большим вантовым * мостом, спокойная и мутная Даугава, готовая с достоинством раствориться в просторах Балтики. Величавый

Дон стремится к мелководному Азову. Коварный игривый Терек притворяется небольшой горной речушкой, сверкая между скал. Спрятавшаяся в густой листве, Пшада неожиданно исчезает в синеве Черного моря. Кубань, петляет по равнине, словно не зная, какое, из двух южных морей, ей выбрать.

А это другие, словно пришедшие из эзотерического* бытия, но не менее реальные реки, которых я никогда прежде не видел;

Нева, закованная в высокие бетонные берега. Грязная Сена, рассекающая

Париж. Спустившийся с Альп, пробежавший половину Европы могучий Рейн, берега которого обвалованы и укреплены, сливается с гордым Руром. Им любуются горы и равнины, низкорослые дома небольших городов, небоскребы Кельна и Роттердама, пересекают тысячи мостов, но и его ждет только суровое Северное море.

Чаще других мне снится Кура. Она начинается невзрачным родником в глубокой турецкой провинции, устремляясь ручьем среди горных теснин в сторону, знаменитого Боржомского ущелья. Оставив немного в стороне, мою малую родину - Ахалцих, пополнившись множеством притоков, она решительно врывается в блистательный и вечный город Тбилиси, расширяется, образуя широкую долину и приняв, справа воды Алазани, течет среди сухой степи, пересекая скалистую гряду Боздаг, выходит в низменность, чтобы широкой дельтой вылиться в "отшельник" Каспий, навсегда простившись с мечтой о бескрайнем просторе океана.

Словно человеческая судьба, да и судьба всего человечества, жизнь Куры обречена оставаться в пределах замкнутых вод, вдали от великих, бушующих волн и просторов, но она не уступит в своей красоте судьбе самых великих рек мира.

Глава 1. Неожиданное решение

Я остановил машину на площадке, за перекрестком. На душе было горько, комок подступал к горлу, и глаза застилало... Ехать в таком состоянии дальше становилось просто опасно. Поток транспорта был очень плотным - на улице час пик. Пришлось сделать паузу, чтобы прийти в себя. Невольно вспомнились слова Ирины: "А вы вообще когда-нибудь плакали, Сергей Иванович?"

Да, я плакал, и не раз! Когда терял близких, или прощался с ними на долгие годы, а еще, когда душу трогало чужое мужество и готовность жертвовать собой.

Так было и там, на останках немецкого концлагеря "Бухенвальд"* - горького памятника далекой войны, с плаца которого открывается вид на чудесные горы и лес, за которым лежит древний красивый город Веймар, ставший родным домом великого Гете, город, в котором в наше мирное время, по стечению обстоятельств родился мой брат. Там, над необозначенной могилой сотен тысяч людей, замученных и истребленных по чужой вероломной воле, я плакал...

"Это, правда, что здесь погиб твой дед?" - спросил самый непробиваемый из моих попутчиков. Я не ответил и лишь отрицательно помотал головой. Нет, неправда. Мой дед лежит в братской могиле под Новороссийском. Правда то, что долгие 30 лет мой отец пытался разыскать эту могилу. Судьба помогла ему, как помогла и мне, за неполные 30 лет найти трехсекундный фрагмент военной кинохроники, в котором дед еще жив. Я знал о существовании этого фильма и всегда внимательно смотрел документальное кино времен войны, думая и о нем. Случайность состояла только в том, что я смотрел много лет, чтобы увидеть всего лишь трехсекундный фрагмент... Я должен был его узнать. У меня была фотография; фотография кем-то врезная из этого же фильма, без названия и подаренная отцу...

В 1942 году дед был осужден военным трибуналом и направлен оборонять город Новороссийск, искупать кровью вину за то, что, спас остатки кавалерийского полка, сброшенного в море мощным ударом танковых дивизий

11-ой армии вермахта*, от которого, в одночасье, рухнул весь Крымский фронт. Как комиссар, он наравне с командиром отдал приказ оставить позиции и переправить немногочисленных уцелевших бойцов, через Керченский пролив,

на подручных средствах, по ледяной майской воде. По логике высшего командования, в Москве, полк был обязан дождаться приказа об отступлении,

не имея даже связи с внешним миром. Их обвинили в трусости, бегстве с поля боя, задним числом применили известный Приказ "Ни шагу назад", который Сталин тогда еще даже не подписал. Ясно, что это делалось в назидание другим...

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.