Страсть после наступления темноты

Мэтьюс Сэди

Серия: Страсть после наступления темноты [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страсть после наступления темноты (Мэтьюс Сэди)

Глава 1

Неделя первая

Город захватывает дух, простираясь за окнами такси, словно гигантский пейзаж, разворачиваемый невидимыми рабочими со сцены. В такси я спокойна, тиха и неприкосновенна. Просто наблюдатель. Но там, в горячей неподвижности июльского дня, Лондон энергично и быстро движется вперед: вдоль переулков движение перегружено, люди заполняют улицы, чтобы перейти дорогу каждый раз, когда меняются огни. Они везде: любого типа, возраста, размера и расы. Миллионы жизней разворачиваются в этот день и в этом месте. Масштаб всего этого подавляющий.

Что я сделала?

Проезжаем, огибая огромную зеленую зону, заполненную сотнями любителей позагорать – мне почему-то кажется, что это Гайд-парк. Однажды отец сказал мне, что Гайд-парк больше, чем Монако. Только представьте. Монако может быть маленьким государством, но всё же. Мысль заставляет меня дрожать, и я понимаю, что напугана. Странно, никогда не считала себя трусихой.

Любой бы на моем месте нервничал, говорю я себе. Неудивительно, что моя уверенность испарилась куда-то, особенно после всего, что произошло в последнее время. Знакомое мерзкое чувство крутится в моем животе, но я заглушаю его.

Не сегодня. Мне и так о многом нужно подумать. Кроме того, я уже достаточно думала и плакала. Это и есть причина, по которой я здесь.

- Почти приехали, солнышко, - раздается голос внезапно, и я понимаю, что это говорит таксист искаженным интеркомом голосом.

Я вижу, что он наблюдает за мной в зеркале заднего вида.

- Я знаю короткую дорогу отсюда, - говорит он, - и нет необходимости волноваться об этом движении.

- Спасибо, - говорю я, хотя ничего другого и не ожидала от лондонских таксистов, ведь они славятся своим знанием улиц города, вот поэтому-то и решила разориться на такси вместо того, чтобы мучиться в метро. У меня не так много багажа, но всё же меня не радовала идея о том, что в такую жару придется стаскивать и затаскивать сумки из одного вагона в другой, а также по эскалаторам. Интересно, оценивал ли меня водитель, пытаясь угадать, что же такая молодая и простая девушка делает в таком престижном районе; простая девчонка в цветастом платье, красном жакете и сандалиях, с солнцезащитными очками в волосах и связанным "конским хвостиком" с прядями, выбившимися из него.

- В первый раз в Лондоне, да?
- спрашивает он, улыбаясь мне в зеркало.

- Да, - отвечаю я.

Это не совсем правда. Я была здесь однажды совсем девочкой на Рождество с моими родителями и отчетливо помню шумные толпы в огромных магазинах с ярко освещенными окнами, Санту, чьи нейлоновые брюки потрескивали, когда я сидела у него на коленях, и чья искусственная белая борода мягко царапала меня на щеке. Но я не испытываю желание заводить беседу с водителем, так или иначе, город так же хорош, когда предстает передо мной в полной неизвестности. Впервые за все время я приехала сюда одна.

- Одна?
- спрашивает таксист, отчего я чувствую себя неловко, даже при том, что он хочет быть приветливым.

- Нет, я остаюсь со своей тетей, - отвечаю я, снова солгав.

Он кивает. Мы удаляемся от парка, лавируя между автобусами и автомобилями, проносясь мимо велосипедистов, огибая быстро углы и пролетая через светофор. Потом мы сворачиваем с оживленных главных дорог на узкие улицы с высокими кирпичными и каменными особняками и высокими окнами, глянцевыми парадными дверьми, сияющими черными перилами, и наружными горшками на окнах, заполненными яркими цветами. Повсюду чувствуются немалые деньги, не только от дорогих автомобилей, припаркованных на обочинах, но и в отлично сохранившихся зданиях, чистых тротуарах, горничных, закрывающих занавески.

- Ваша тетя всё делает правильно, - шутит водитель, и мы поворачиваем на небольшую улицу, а затем на улицу еще меньше.
- Это стоит пенс или два, чтобы жить здесь.

Я смеюсь, но не отвечаю, не зная, что сказать. С одной стороны улицы находятся конюшни, реконструированные в мгновение, но, несомненно, являющиеся высокими дорогими домами, а на другой – большой многоквартирный дом, заполняющий большую часть пространства, возвышаясь, по крайней мере, в шесть этажей. На мой взгляд, он был построен в 1930-х годах: на сером фоне выделяются большие стеклянные двери цвета грецкого ореха. Водитель подъезжает к нему и говорит:

- Прибыли. Рэндольф Гарденс.

Я взглянула на камни и асфальт.

- Где сады (англ. Gardens – сады – прим. переводчика)?
- с удивлением в голосе спрашиваю я.

Единственной здесь растительностью являются подвесные корзины красных и фиолетовых цветов герани по обе стороны от передней двери.

- Должно быть, они были здесь несколько лет тому назад, - отвечает он.
- Посмотрите на конюшни. Здесь когда-то были конюшни. Бьюсь об заклад, там было несколько больших домов. Их пришлось разрушить или же их разбомбили во время войны.

Он смотрит на свой счетчик.

- С вас двенадцать фунтов семьдесят центов, дорогуша.

Порывшись в своем кошельке, я передаю пятнадцать фунтов и говорю:

- Сдачи не надо, - надеюсь, что оставила достаточно чаевых. Водитель чуть не падает в обморок от удивления, так что, скорее всего, все хорошо. Он ждет, пока я вытащу свой багаж из машины и закрою за собой дверь. Затем он делает крутой поворот на узкой небольшой улице, рев двигателя приводит его в действие.

Я смотрю. И вот я здесь. Мой новый дом. На какое-то время, по крайней мере. Седовласый швейцар внутри вопросительно смотрит на то, как я прохожу через дверь и выдыхаю у стойки, держа большой чемодан.

- Я здесь, чтобы вселиться в квартиру Селии Рейли, - объясняю я, борясь с желанием вытереть пот на лбу.
- Она сказала, что оставила ключ здесь.

- Ваше имя?
- говорит он хрипло.

- Бет. То есть, Элизабет. Элизабет Вильерс.

- С вашего позволения я проверю, - сопит он в усы, просматривая файл на своем столе.
- Ах, Да. Вот здесь. Мисс Е. Вильерс. Номер 514.

Он впивается в меня пронзительным недружелюбным взглядом.

- Да. Кот сидит там, - улыбаюсь я ему, но он не отвечает мне тем же.

- Точно. У нее есть кот. Не могу понять, почему существо, такое как кот, хотел бы жить своей жизнью, но вместе с нами. Вот ключи, - он протягивает мне конверт.
- Не могли бы вы расписаться в журнале?

Я послушно подписываю, и он рассказывает мне некоторые технические нормы и правила, затем направляет меня к лифту. Он предлагает доставить мой багаж позже, но я говорю, что сделаю это сама. По крайней мере, таким образом, я буду иметь все, что нужно. Мгновение спустя я уже рассматриваю свое горячее, покрасневшее лицо, отражающееся в зеркалах лифта, медленно поднимающегося на пятый этаж. Мне никогда не стать своей в этом окружении: на моем сердцевидной формы лице с круглыми голубыми глазами никогда не появятся высокие скулы и не возникнут изящные черты лица, которыми я больше всего восхищаюсь. И мои непослушные русые волосы до плеч никогда не будут естественно густыми, с блестящими локонами, которые я всегда хотела. Когда я берусь за работу, то обычно не парюсь по поводу волос, просто собирая их.

- Нет, точно не леди Мэйфэр, - говорю вслух. Когда я смотрю на себя, то вижу следы всего того, что произошло в последнее время. Мое лицо осунулось, в глазах грусть, которая, кажется, никогда не исчезнет. Я выгляжу хуже, как будто я слегка согнулась под тяжестью моего страдания. "Будь сильной", - шепчу я себе, пытаясь найти искру в моем пустом взгляде. Вот почему я приехала. Не потому, что я пытаюсь сбежать - хотя и это тоже - а потому, что хочу вновь открыть старую себя: сильную и смелую, любящую жизнь.

Алфавит

Похожие книги

Страсть после наступления темноты

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.