Метаморфоза

Николаевич Денис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Метаморфоза (Николаевич Денис)

ЧАСТЬ 1. НЕОБЫЧНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ.

День начинался как всегда. Обычный будний день жаркого лета в Москве. Впрочем - нет. Если учесть что в столице проживает около 12 миллионов и большая их часть уже сейчас спешит по своим неотложным делам, то его день сразу виделся не совсем обычным.

Сергей проснулся в начале девятого, когда яркое солнце припекло спальное место, мешая сну. Недовольно и рывком вскочив с пастели, он прошлепал заплетающимися ногами на балкон и опустил шторы. На обратном 'пути' до кровати мельком взглянул на часы прищуренными глазами. Не смотря на уже достаточно поздний час, хотелось еще чуть-чуть поспать. Время позволяло. Времени у него было в достаточном количестве с тех пор, как его сократили с государственной службы. Только к половине двенадцатого ему следовало быть в местной школе и пройти собеседование с директором на должность преподавателя-организатора ОБЖ.

Отбросив одеяло на дальний край двухместной кровати, Сергей перевернулся на бок.

На утренний туалет и легкую пробежку уйдет примерно час. Потом надо будет погладить брюки и рубашку, после чего приготовить завтрак. Таким образом, между пробежкой и принятием пищи пройдет ещё около получаса. Не час, конечно, как следовало бы, но хоть что-то. А до школы идти ровно 20 минут самой длинной дорогой, прогулочным шагом...

Сергей обреченно открыл глаза. Даже задремать ему мешали настойчивые мысли - пора вставать.

Быстро покончив с 'умывальными процедурами', одевшись и прихватив с собой телефон с наушниками, он захлопнул квартиру. Сегодня не больше двух кругов в два с половиной километра каждый. На третий нет настроения.

Родился он в Москве в 87 году, но москвичом себя не считал, прожив большую часть осознанной жизни в России. Его отец, Николай Сельцин, был родом с Воронежской области, где до сих пор стоял крепкий дом с большим участком земли, баней и различными сараями-гаражами. Судьба занесла его в Москву в конце девяностых, попытать счастья на вновь сложившемся 'экономическом' поприще после армии, где он проходил срочную службу в Афгане. И, надо сказать, шло у него все замечательно. Имея жесткий провинциальный характер, умелые руки и трезвую голову он занялся ремонтом и переоборудованием машин, как отечественного, так и иностранного производства. Вспоминая разговоры с отцом, Сергей представлял те трудности, которые были на его пути и справедливо гордился 'батей'. В то время выстоять могли только по-настоящему твердые мужики.

В Москве же батя познакомился и с матерью Сереги - аспиранткой из провинциального города Балашова.

После окончания педагогического института стройная, белокурая Оленька поступила в аспирантуру, решив связать свою жизнь с наукой. В Москву она приезжала по своим аспирантским делам, где с ней и познакомился отец, имеющий к тому моменту солидный постоянный заработок, крепкий авторитет 'на районе' и подержанную иномарку. Теперь Сергей, в след за отцом, серьезно подозревал, что молоденькую Оленьку заинтересовало в отце именно это, а не характер, крепкая фигура полупрофессионального борца- КМСа и душа.

Как бы там ни было, но свадьба состоялась. А за полгода до нее 'состоялся' сам Сергей. Создавая семейное гнездо, отец продал машину, одну из двух своих точек, собрал все сбережения и занял в долг. Первую квартиру Серега помнил хорошо, старую тесную однушку, которую в будущем государство заменило на двушку в новостройке.

Но нелегкие годы молодости и нервозность девяностых не прибавили отцу здоровья. Да и Оленька оказалась совершенно не приспособленной для семейной жизни, больше проживая со своими родителями в Балашове, бывая в Москве скорее наездами. Когда Сереге было 22 года, отец пережил инфаркт. Вскоре после этого окончательно закончилась их совместная жизнь с матерью...

Несмотря на утро, на улице было уже жарко и безветренно. Только вездесущий тополиных пух плавно парил в воздухе, забивая нос и глаза, налипая на мокрую от пота кожу лица. Верный своему решению Серега не побежал на третий круг, свернув в сторону дома. 'Тяги' к продолжению пробежки у него так и не появилось. Поднявшись в квартиру и широко распахнув все окна, он пошел в душ.

Ополоснувшись и не вытираясь, прошел на кухню и включил телевизор. Сквознячок обдувал мокрое тело, от чего становилось прохладно и приятно.

- ... участились обращения москвичей с жалобами на головную боль и головокружение. Врачи рекомендуют не покидать без необходимости своих квартир в полдень, когда солнце особенно опасно. В группу риска входят пожилые люди, дети и люди с ослабленным, вследствие заболеваний, общим состоянием...
- вещала молодая симпатичная брюнетка по 'Москве 24'.

- Ибо нехер.
- Сергей был из тех людей, собирательный образ которых так замечательно изобразил Светлаков в 'Разговоре перед телевизором'. И хотя сам телевизор в квартире работал очень редко и не продолжительно, Серега всегда находил, что ему ответить.
- Куда ползут в такую жарищу? Сидели бы на своей пенсии, в танки играли...
- Сергей хохотнул, представляя, как пенсионерка управляет тридцатьчетверкой, сидя за клавиатурой компьютера.

Разорвав ножом пакет обезжиренного творога он вдруг вспомнил, что собирался взвеситься после душа. Бросив нож на край стола, развернулся и услышал, как тот ударился о пол. Серенькие весы показали норму - 88 кг. с утра после пробежки. А значит его 90 на месте. Оно и понятно, никуда они не денутся. А небольшие излишки жира на животе и боках так и продолжат рассасываться в мышечную массу. Верно, но медленно. Серега вздохнул. По крови ему досталась излишняя любовь к сладкому, жирному и мучному. И, как следствие, постоянная борьба с лишним весом. Самым ужасным его 'достижением' была отметка в 113 кило при росте 1,83 м. С девятого класса до 25 лет он постоянно занимался контактными видами спорта, к завершению свой карьеры заслужив звание инструктора по рукопашному бою и борьбе. Само по себе это достижение являлось причиной гордости, но вот после 25 лет, закончив регулярные тренировки Серега проваливался в столь же регулярные 'заеды', как он их называл (не запои же в самом деле). Каждый такой заед требовалось долго изживать изнурительными пробежками, упражнениями и диетами. И только последний год ему удалось кардинально поменять свой образ жизни, отказавшись от через чур вредных продуктов в пользу здорового образа жизни. Результат проявлялся медленно. Вырисовывались тренированные мышцы, постепенно уходил лишний жир, в данный момент оставшийся только на боках и животе. Но Серега все равно не был доволен результатом.

Вернувшись на кухню, он поднял нож и постучал им по столу.

- Только вот идиота какого-нибудь мне сейчас и не хватает...

Через пару минут раздался звонок в дверь.

Матюгнувшись про себя Серега зашел в спальню, надел шорты и направился к двери, размышляя о народных приметах.

За дверью оказалась пожилая женщина с конвертом в руке.

- Вам письмо, вот тут распишитесь.

- Здравствуйте.
- Ответил Сергей, взяв у нее ручку и поставив автограф там, куда показывал палец старушки.

Письмо было формальным, с работы. В нем сообщалось, что обращение в совет муниципальных образований, которое он подписал за месяц до сокращения по просьбе начальницы, рассмотрено и он держит в руках ответ. Даже не дочитанная до середины, смятая бумага была отправлена в мусорку - ничего важного в ней быть не могло.

Вдруг раздался звонок из колонок, - компьютер Сергей включал сразу, как только вставал с пастели. В скайп названивал старый друг - Витек.

- Чё надо?
- Крикнул Сергей, подходя к шкафу. Он вдруг вспомнил, что нарушил определенный порядок дел и раньше времени пошел есть.

- Спишь что ли еще?!
- Заорал дурным голосом товарищ.
- Хорошо тебе! Спишь, жрёшь и срёшь. А я вот уже дела сделал.
- Витек работал в какой-то фирме обслуживающей системы сигнализации и имел свободный график. В полном соответствии с пословицей: 'Сделал дело - гуляй смело'.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.