Надо помочь Ральфу

Исхизов Михаил Давыдович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Надо помочь Ральфу (Исхизов Михаил)

Н А Д О П О М О Ч Ь Р А Л Ь Ф У

Книга первая.

ПАМЯТНЫЕ МЕСТА И ВПЕЧАТЛЯЮЩИЕ ВСТРЕЧИ

«Когда путешествуешь, то самое приятное,

это встречи с другими путешественниками. Во

время таких встреч вы узнаете много нового, и

это чрезвычайно обогащает ваш интеллектуальный

багаж».

Джо. Джи. Джаспер-Сидоренко.

Командор многих орденов, капитан

второго ранга, путешественник и

картограф.

Библиотека место особенное. Длинные ряды полок, а на них книги. Книги, книги… Громадное помещение, и куда ни посмотришь – везде книги. Только книги. Большие и маленькие, тоненькие и толстые, старые и новые. Очень много книг. Очень… За всю жизнь никому столько не прочитать. А возле стен высокие двухэтажные дубовые шкафы, на полках которых разместились редчайшие старинные фолианты: солидные, тяжелые, в толстых обложках из кожи, или потемневшего от времени картона. К этим, работники библиотек, относятся очень бережно. В фолиантах мудрость, которую лучшие умы копили веками. Не каждому дано ее понять, не каждый может ее усвоить. Умных, в наши дни, надо думать, тоже немало. Но эти книги, даже умники, почему-то не читают. И вообще, редко кто заходит теперь в фундаментальную библиотеку Гезерского герцогства. Сюда заглядывают, пожалуй, только те, кто еще в детстве был приучен любознательными родителями к чтению и неосознанно для самого себя, стал адептом древнего культа поклонников книги. А их мало. Поэтому тишина здесь особенная: «библиотечная тишина». Посетители стараются ходить бесшумно, разговаривают вполголоса.

Максим медленно открыл дверь, осторожно перешагнул через порог. В читальном зале – ни единого посетителя. Но за массивным, покрытым зеленым сукном столом, как обычно в эти часы, сидел в высоком кресле сам шеф-директор библиотеки, дракон Эмилий Бах. На правой стороне стола возвышалась аккуратная стопка книг, в ярких цветных обложках, на левой покоились какие-то бумаги, прижатые, искусно вырезанной из камня, статуэткой оскалившего зубы краснохвостого скрейга. А перед шеф-директором возлежал раскрытый фолиант. Но смотрел дракон не на страницы древней книги, заполненные крупными рукописными буквами и украшенные небольшими цветными рисунками, а куда-то вверх, в потолок.

Максим тоже глянул на потолок, но ничего особенного там не обнаружил. Потолок, как потолок. Пора бы и побелить.

– Привет! – окликнул он дракона.

– Привет! – машинально отозвался Эмилий. Какое-то время он продолжал изучать потолок, затем повернул голову и посмотрел на вошедшего. – А Максим…

– Он самый, – подтвердил гость. – Что-то тихо у вас сегодня во дворце. Пока шел сюда, можно сказать, никого и не встретил, – Максим подхватил легкий стул и пристроил его возле солидного, массивного, двухтумбового стола, изготовленного местными умельцами, явно, по специальному заказу. – Что, Ральф всех чиновников на сельхозработы отправил? Правильно, пора рыхлить почву под овощами и обильно поливать молодые растения. Весна, каждый день – год кормит. Нечего штаны в кабинетах протирать. Тем более: физический труд не только облагораживает, но и способствует укреплению здоровья. Лично я встал сегодня с рассветом, по холодку, полил на дачке все, что требовалось и даже порыхлил клубничку. Скоро угощу тебя и Ральфа полновесной ягодой. У вас такая крупная и ароматная клубника не растет. Хотя по-научному, это вовсе не клубника, а земляника. Рассказывай, как сыграли?

Он уселся поудобней, поставил локти на край стола и приготовился слушать. С интересом и до бесконечности. Слушать и обсуждать. Ждал от Эмилия рассказа обстоятельного и подробного. Потому что пропустил финальный матч. Не по своей вине, конечно. И не по собственному желанию. Случаются же преподлейшие совпадения: здесь финальный матч на первенство Гезерского герцогства по футболу, а там, в колледже, сессия. Да еще какая. В народе говорят, что если столкнешь «Сопромат» – уже и жениться можно, а «Документацию строительного объекта» свалишь – то непременно упиться надо… Так ведь подсунули бесправному студенчеству и то, и другое подряд, на одной неделе. О чем только в деканате ученые умники думают и куда несчастному студенту податься? Ну, нет в жизни счастья! Зубрил почти круглосуточно, питался сухим пайком и кофе без кофеина. Но все-таки свалил и коварный «Сопромат» и бюрократическую «Стройдокументацию». Конечно, самое интересное, самое важное – финальный матч, пропустил. Теперь приходится расспрашивать. А Эмилий, хоть и настоящий болельщик, но все равно герцогский чиновник, библиотечный сухарь и казенная душа, много из него не вытрясешь. Хотя, самое главное, и он сможет рассказать.

– Как сыграли?.. – повторил Эмилий. Он все еще находился где-то далеко, в своих библиотечных мыслях. – Да, естественно, ты ведь был там, у себя, и ничего не знаешь… – Дракон опять посмотрел на потолок, возможно, он искал там что-то важное, понятное только ему. Максим второй раз на потолок смотреть не стал, уже видел: пусто там, даже пятен от сырости и паутины нет. А Эмилий, кажется, что-то обнаружил, потому что удовлетворенно кивнул, и лишь потом повернулся к Максиму. – Только что пришел?

– Только что. Раньше – никак. Но все спихнул: шесть зачетов и два экзамена. «Сопромат» свалил! Между прочим – пятерка. – Максим раскрыл ладонь и, в подтверждение своих слов, продемонстрировал пять пальцев. – И подлейшую «Стройдокуметацию» чуть-чуть до пятерки не дотянул. Но это такая бодяга!.. И Лысый Кальмар зверствует, как хищный скрейг. Перекусывает всех пополам и топит. Топит так усердно, что только пузыри булькают. А я уцепился за процентовки, как за бревно. И выкарабкался. Вот так! Железная четверка! Можешь поздравить. Ставлю на гномов! Двухлитровая бутылка колы, против графина кирандино. Гремлины, конечно, пошустрей. У них и скорость повыше. Но слишком много индивидуальщины. Увлекаются, каждый пасется сам по себе. А у гномов коллектив. Коллектив и дисциплина. Никакой отсебятины. Играют на Гарнета и на Хогана. Если мяч к Гарнету попадет – амбец! Верная штука! Жалко – не смог посмотреть. Жарко у вас здесь. Кирандино? – кивнул он на невысокую, пузатую, наполовину заполненную бутыль.

– Кирандино.

– Это хорошо, – Максим ухватил бутыль за горлышко, налил высокий стакан и, не отрываясь, опорожнил его. – Хорош у вас кирандино. Волшебный напиток. В любую жару – прохладный. И без холодильника. Шик! Мне бы на дачку такое дерево. Ну, докладывай! Конечно, «Рудокоп» врубил «Отвертке»! Какой счет?

– Видишь ли… – Эмилий задумался. – Вынужден тебя несколько разочаровать, Максим, – мордочка у дракона никаких эмоций не выражала, и судить по ней об итогах матча было невозможно. – Да, разочаровать, – дракон покачал головой и с сочувствием посмотрел на собеседника. В эту минуту Эмилий был очень похож на задумавшегося крокодила. – И даже, в какой-то степени, огорчить…

– Гремлины!? – догадался Максим. Чего здесь не догадаться. Тут ведь одно из двух: или «Рудокоп», или «Отвертка». Третьего, как говориться, не дано. И не огорчился, но крупно разочаровался, и даже удивился. – Не может быть! Вот это дают! Шустрые победили! Не ожидал… Конечно Скин отличился? Да? У него удар – будь здоров и не кашляй! Наверно празднуют до сих пор. Шутка ли! Первенство герцогства! Гномы ведь были уверены. Это точно. У них, все-таки, команда посильней. Эх гномы, гномы… Теперь заливают горе пивом, что им еще остается делать… А Уллифф?.. Уллифф что говорит? Подвели капитана под монастырь. Гарнет еще не удавился? Такое дело провалили… Все. По-честному. Кола с меня. Значит – «Отвертка»! Кубок, под бурные овации публики, торжественно вручили гремлинам.

– Ничего подобного. Видишь ли… гремлины не выиграли,

– Эмиль! Нельзя так шутить, – возмутился Максим. – Это же первый матч на первенство герцогства. Он в историю войдет, во все местные летописи, хроники и разные анналы. О нем потомки легенды рассказывать станут. Ха! Гремлины?! Тоже мне, нашел тему для шуточек… Все правильно. Конечно гномы! «Рудокоп» чемпион! Кирандино с тебя. Какой счет?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.