Остенландия

Хейл Шеннон

Серия: Остенландия [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Остенландия (Хейл Шеннон)

ОСТЕНЛАНДИЯ

Шеннон Хейл

Austenland, Shannon Hale

Колину Ферту:

Знаешь, ты классный парень и все

такое, но я уже замужем, так что

давай останемся просто друзьями.

П р о л о г

Все знают, что женщина в возрасте слегка за тридцать, если она вполне довольна своей

карьерой и прической, вряд ли считает, что ей чего-то крупно не хватает в этой жизни.

Так что на первый взгляд у одной весьма умненькой и симпатичной особы по имени

Джейн Хейз не просматривалось особых причин для депрессий. Правда, мужа у нее не

было, но кто сказал, что сейчас без него нельзя обойтись? Конечно же, бывали в ее

жизни мужчины, а из этого проистекали и проблемы, и разные взаимные разногласия,

но ведь это и есть жизнь, не так ли?

И все же имелся в жизни Джейн один секрет.

Бывает, мелькает время в суете встреч с кем-то где-то, писанины кому-то о чем-то, и

все идет своим чередом. Но день заканчивается, и едва сбросив тапочки, устроившись

на софе и включив свой крошечный телевизор, она уже знает, чего ей так не хватало

целый божий день.

Время от времени ей было совершенно необходимо пересмотреть еще раз «Гордость и

предубеждение».

Ну, вы знаете, конечно, эту двухдисковую экранизацию ВВС с Колином Фертом в роли

восхитительного мистера Дарси, и как раз такой очаровательной и аппетитной

английской актрисой в роли Элизабет, о которой только и можно мечтать.

Джейн могла до бесконечности просматривать ту самую сцену у пианино, когда их

взгляды встречаются, и некая магическая искра проскакивает между ними, а черты ее

лица вдруг смягчаются, осветившись такой улыбкой, что у него перехватывает дыхание

от нахлынувших чувств, и кажется, что сейчас на его глаза навернутся слезы… и ах!

Всякий раз сердечко ее екало, и мурашки пробегали по спине, и тогда ей просто

необходимо было заглушить это ужасное ощущение в животе чем-то категорическим,

вроде шоколадных драже, к примеру. И вот на следующее утро, после того, как всю

ночь ей не будут давать покоя мужчины в цилиндрах, она проснется в решительной

уверенности, что пора наконец отнести в комиссионку все эти остеновские книжки,

конечно с этими самыми фильмами в придачу.

Но она этого никогда и ни за что не сделает.

Этот чертов фильм оказался просто какой-то навязчивой манией. Конечно, Джейн, как

и все мы, лет в шестнадцать прочла сам роман «Гордость и предубеждение», и много

раз перечитывала его потом, хотя остальные романы Остен осилила всего раз-другой,

за исключением «Нортенгерского аббатства» (разумеется). Но надо было появиться

этой знаменитой бибисишной экранизации, чтобы в тот же день необыкновенные

джентльмены в классных бриджах в обтяжку шагнули с экрана в ее жизнь.

Когда отдалились куда-то в вечность язвительные и насмешливые строчки романа

Джейн Остен, перед глазами осталась только любовь. Самый трогательный и

потрясающий любовный роман на свете, который сбивает тебя с ног и берет в плен, раз

и навсегда.

Это было странно. Это как-то смущало. В этом невозможно признаться кому-либо.

Но это так, и ничего с этим не поделаешь.

1

Год тому назад…

…Ее мама Ширли пришла к ней однажды со своей теткой Кэролайн. Не очень

душевная сложилась компания, надо сказать, и, когда временами в разговоре повисали

неловкие паузы, Джейн под аккомпанемент легких укоров совести могла расслышать,

как тихо шлепались на пол засохшие листики ее комнатных растений. Она очень

любила растительность в доме, но продлевать этим беднягам жизнь почему-то

оказалось за пределами ее способностей.

– Господи, Джейн, я не понимаю, как тебе самой удается выживать здесь, – заметила ее

мать, ощипывая засохшие листики с куста чего-то пока зеленого рядом со своим

креслом. – Тут как в гробу, или в кабине лифта. Правда, Кэролайн, дорогая? Уверена,

тете не дано отдышаться здесь после поездки. Воздух словно в сауне, и мало того – ни

минуты тишины за окном. А ты уверена, что окна закрыты?

– Это же Манхэттен, мам. Тут всегда так.

– Ну, я не знаю, – и она поднялась с недовольной миной, и шестидесятилетние доски

заскрипели под ее ногами. – Мы как раз только что из апартаментов Кэролайн, так

даже в ее прихожей тишина такая, словно ты в деревенской глуши.

Ну да, ведь у нее нет денег на звуконепроницаемые окна.

– Хватит об этом. Лучше расскажи, как твоя…

Не надо об этом! Только не о моей личной жизни!

– … Подружка Молли поживает?

– А, Молли. Прекрасно, работает теперь внештатно в газете, она родила близнецов.

Это моя подруга еще с шестого курса, – пояснила Джейн восседавшей в инвалидном

кресле тетке.

Лицо тети Кэролайн исчерчено мельчайшей сеткой морщин. Она лишь слегка в ответ

шевельнула веком, может, в знак того, что информация принята к сведению. А может,

это она ей подмигнула? От неопределенности Джейн предпочла сделать вид, что

ничего не заметила.

Она не видела старуху с двенадцати лет – со времен похорон своей бабушки. То, что

мама решила заявиться к ней со старой теткой, было бы более чем странно, если

только цель не в том, чтобы напомнить на исходе своих дней родственнице о

бедственном положении другой, еще такой молодой. И, судя по многозначительным

взглядам и намекам матери, так оно и было. Сюда, а не сразу в ресторанчик на обед

старушку привезли с целью показать, что ее родная внучатая племянница, увы, далеко

не благоденствует.

– Ну что, рванули? – поднялась Джейн, с мечтой все это прекратить.

– Да, дорогая, но сначала я тебе поправлю прическу.

Пришлось тридцати-двух-летней дочке топать за маменькой в ванную, словно она все

еще дошкольница. Какой она себя и чувствовала всегда во время причесывания,

обрызгивания лаком и прикалывания прядок, вне зависимости от числа прожитых ею

лет. Ведь Ширли Хейз, «Мисс Твист 1967», не выносила в жизни лишь небрежно

уложенных волос. Хотя, на сей раз целью скорее всего была необходимость внушить

дочери небольшую инструкцию по очаровыванию старушек.

– Побольше слушай, – шептала она, – но и о детстве выспрашивать не ленись, ведь все

равно бедняжка больше ничего уже не помнит.

Когда они вернулись в комнату, кресла на колесиках в ней не было. Джейн в панике

ринулась во вторую комнату, рисуя себе в воображении опрокинутое кресло и

старушку без признаков жизни внизу под лестницей. Однако ее ожидало впечатляющее

зрелище совсем иного толка. Старушенция подкатила кресло к окну, пытаясь

водрузить агонизирующее на полу растение на подоконник, будто этот убогий кусочек

синтетического городского света мог еще творить чудеса. И тут к своему ужасу, Джейн

услышала, как бесценные диски «ГиП» с громким треском шлепнулись на пол из

тайника среди ветвей деревца.

Щеки Джейн предательски вспыхнули. А Кэролайн улыбнулась.

Собственно, а что такого? Уйма людей смотрят этот фильм. И покупают эти диски. Но

никто так старательно не прячет, скажем, первый или сотый сезон какого-то там

сериала. А сейчас Джейн вдруг показалось, что она очутилась перед бабушкой в

несвежем поношенном белье.

В ресторане, пока мама Ширли в туалете битый час пудрила пресловутый свой носик,

Джейн пыталась изображать полную безмятежность, ковыряясь в тарелке с салатом.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.