Медвежий квартал

Квилория Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Медвежий квартал (Квилория Валерий)* * *

Человека убивает страх, а не то, чего он страшится.

Валерий КВИЛОРИЯ – лауреат литературного конкурса «Русская премия» 2006 года (Москва), лауреат Международного конкурса детской и юношеской литературы им. А. Н. Толстого 2006 года (Москва), дипломант Второго Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А. Н. Толстого 2007 года (Москва)

– Хочешь стать разведчиком? Тогда запомни, разведчик должен в совершенстве владеть не только оружием, но ещё и картой с компасом. Зачем? А для того, чтобы уметь ориентироваться на местности. Иначе как ты определишь, в какой стороне находятся вражеские позиции? А на карте всё отмечено: и овраги, и болота, и реки с озёрами, и дома, даже заборы и кусты, за которыми можно укрыться и незаметно подобраться к противнику…

Так, покрывая шум автобусного двигателя, рассуждал физрук Львович. Помимо уроков физкультуры, он вёл в школе кружок спортивного ориентирования. И поэтому сегодня, когда школьная команда в полном составе ехала на первенство района, решил напомнить о важности этого почти военного вида спорта. К слову сказать, его подопечные впервые были облачены в новенькую униформу [1] . Состояла она из камуфлированных [2] курток и штанов. На голове – чёрный берет, на ногах – армейские полусапожки, на руке – офицерские часы. Такая экипировка [3] выгодно отличала их от остальных команд, которые выходили на старт в чём придётся. К тому же в автобусе, кроме «стариков», находились недавно принятые в команду и ещё не участвовавшие в соревнованиях новички. Среди них: два семиклассника, три пятиклассницы, пять третьеклашек, Толик Мухин по прозвищу Муха и Шурка Захарьев из 8 «А».

Шурка сидел на одном сиденье с Лерой, слушал Львовича и время от времени уточнял у друга непонятные места. Лера Стопочкин занимался в кружке с четвёртого класса и, конечно же, знал много хитростей и тонкостей спортивного ориентирования.

– Ты, главное, не спеши, когда карту читаешь, – советовал он. – Найди два, а лучше три ориентира. Точно определись, где находишься, а после прокладывай путь к контрольному пункту. По азимуту [4] не бегай. Лучше – по тропинкам или по дорогам, вдоль ручья или реки. И по ориентирам не забывай всё время сверяться – правильно двигаешься или сбился с пути. А то забежишь к чёрту на кулички – с вертолётом не найдёшь.

В это время Леру потянули за рукав.

– Дяденька, а, дяденька? – заныло хором несколько писклявых голосов.

Друзья обернулись и обнаружили пять третьеклашек, которые сбились плотным рядком на сиденье за ними.

– Дяденька, а карту читать – это как? – спросил самый бойкий из них. – Там ведь ничего не написано. Там одни линии, кружочки разные и точки с галочками.

– Это только так говорится – читать карту, – снисходительно пояснил Лера. – На самом деле надо просто знать, что эти линии, кружки, галочки и точки обозначают.

– А что они обозначают?

Лера с удивлением посмотрел на друга, а потом опять на третьеклашек.

– А вам разве не объясняли?

– Нет.

– Как нет?! – удивились друзья.

– Мы болели, – хором объявили третьеклашки.

– Чем же вы таким болели?

– Воспалением лёгких.

– Что, все пятеро?

– Ага, – с важным видом ответил за всех бойкий. – Мы под лёд провалились, в ледяной воде тонули.

– Это весной, что ли? Когда лёд стал таять? – вспомнил Шурка и с интересом осмотрел всю пятёрку.

– Ага, – радостно закивал третьеклашка. – У нас шайба к полынье укатилась. Я полез за ней, клюшкой зацепил, а лёд обломился – и вместе со мной в воду. Витька побежал меня спасать и тоже провалился. За Витькой поползли Генка с Колькой и тоже провалились. Потом Мишка…

– И тоже провалился? – предположил очевидное Лера.

– Нет, – энергично замотал головой третьеклашка и показал на самого серьёзного из всей пятёрки малыша. – Мишка сразу МЧС по мобильному вызвал. Потом Генку почти наполовину из воды вытащил, а потом они провалились.

– Мне-то ничего, – заметил на это солидный Мишка. – А Лёшка в больнице чуть не помер.

– Если бы не спасатели, мы бы все утонули, – печально вздохнул бойкий Лёшка.

– Зачем вы в ориентирование записались, раз чуть не утонули? – задал резонный вопрос Шурка. – Вы же ослабленные после болезни. Вам в санаторий надо.

– Мы не записались, – ответили хором пять чуть не утопших третьеклашек.

– Нас записали, – уточнил Лёшка. – Врач сказал: для наших лёгких это сейчас самый полезный вид спорта.

– Ну да, – согласился Лера. – По лесу бегать, целебным воздухом дышать…

– Вы вот что, – сурово осмотрел он несостоявшихся утопленников. – Держитесь ближе. Вдруг что, поможем.

– Спасибо, дяденька, – благодарно пропищали малыши.

Автобус свернул с шоссе, попрыгал на ухабах и выехал на просторную лесную поляну. На краю её уже стояло несколько таких же автобусов. Рядом переодевались, разминались и весело переговаривались команды из других школ.

– Ставь здесь, – показал Львович на ближайшее свободное место.

Водитель выкрутил руль. Автобус свернул на стоянку и открыл двери. Команда устремилась на выход. Но тут путь ей преградила завуч школы Фаина Демьяновна. На соревнования она поехала в качестве представителя команды и поэтому сочла своим долгом напомнить об этом.

– А ну-ка вернулись на свои места! – встала она в проходе во весь свой гренадёрский рост.

И когда ориентировщики нехотя подчинились, объявила:

– В лесу вести себя хорошо! Костров не разводить! Двигаться в соответствии с указаниями на картах и не заблуждаться!

Завуч, видимо, хотела сказать что-то вроде «постарайтесь не заблудиться». Но тогда это звучало бы как просьба, а просить Фаина Демьяновна не умела – умела лишь приказывать. Увы, в приказном виде просьба «не заблудиться» выглядела, как нелепое «не заблуждаться».

Услышав приказ, Львович, чтобы не рассмеяться, принялся усердно тереть кулаком нос, словно боксёр перед боем. Школьники о педагогической субординации [5] ничего не знали и поэтому принялись откровенно хихикать. Осознав свою оплошность, Фаина Демьяновна решила поправиться.

– Я имела в виду заблуждаться не в голове, а заблуждаться в лесу…

Хихиканье стало громче, даже Львович улыбнулся.

– Заблуждаться среди болот, среди сосен и осин, – настойчиво продолжала завуч.

Львович поднёс к носу кулак, представил заблуждающуюся вокруг сосен и осин Фаину Демьяновну, не удержался и неожиданно для себя громко хрюкнул.

– Что это? – испуганно обернулась завуч.

Но на лице учителя физкультуры вновь застыла непроницаемая маска. Только кулак он забыл опустить и теперь смотрел на него с неподдельным изумлением в глазах.

Ориентировщики в припадке смеха стали падать друг на друга и даже вываливаться в проход.

– Какой позор! – покрылась пунцовыми пятнами Фаина Демьяновна. – Вы совершенно не умеете себя вести!

И вышла с гордо поднятой головой. После этого автобус содрогался от хохота ещё несколько минут. Лишь потом стали выходить по одному, держась за животы и лица, сведённые судорогой от смеха.

А на поляне было хорошо. Волнами откуда-то от леса плыл нежный запах цветущего жасмина. А стоило сесть, и голова шла кругом от духмяного разнотравья: и чабрец, и полынь, и пижма, и зверобой, и мята, и ещё нечто лимонноприятное… Всё спорило между собой, перебивало друг друга и создавало тот единый и неповторимый аромат настоящей лесной поляны, хорошо прогретой солнцем и не тронутой ветрами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.