Мотокросс моей судьбы

Васина Екатерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мотокросс моей судьбы (Васина Екатерина)

Глава первая

Кажется, это был дворец с огромными витражными окнами. Во всяком случае Ника, кружась в танце, краем глаза замечала разноцветные отблески стекла, переплетения золотых и серебряных кружев, один раз даже промелькнул краешек трона. Казалось, все кружилось вместе с ней, в такт упоительной мелодии. Качалось на ее невесомых волнах, отплясывало в едином ритме и взмывало высоко вверх, туда, где музыка рассыпалась сотнями ярких огоньков. Они падали вокруг, но не обжигали, а грели мягкими и пушистыми искрами.

Ника отчаянно пыталась разглядеть лицо того, кто танцевал с ней. Но взгляд все время соскальзывал в сторону, и удалось лишь увидеть цвет глаз партнера по танцу: синие, как небо над волшебной страной.

Девушка очень хотела узнать его имя. Даже рот открывала несколько раз, но слова не хотели произноситься. Мелодичная и чуть диковатая мелодия срывала их с губ и превращала в искры. Но, в конце концов, Нике удалось задать вопрос:

— Ты кто? Что то за место?

Ей показалось, что она смогла заметить улыбку на лице ее таинственного партнера. А потом тот произнес, точнее, проорал что-то, совершенно неподходящее к лиричной воздушной атмосфере:

— Это Спарта — а-а — а!

Музыка как-то совсем не волшебно хрюкнула и исчезла. Как и дворец. А Ника обнаружила себя в кровати, в обнимку с одеялом. Рядом продолжал надрываться будильник, орущим мужским басом:

— Это Спарта — а-а — а!

— О — о-о — о-о. — Ника выключила вопли и потянулась. Потом вспомнила и подпрыгнула: сегодня ожидался Важный День. Экзамен по сопромату. Девушка прислушалась к себе: нет ли вчерашнего волнения. Сонный организм подумал и сообщил, что пока не волнуется, но вскоре начнет. После чашки кофе точно станет паниковать.

— Блин. — девушка сползла с кровати, зевая во весь рот. — Бли — и-ин, спокойствие, только спокойствие.

В доме стояла тишина: к счастью, будильник никого не успел разбудить. Семь утра, начало июня. Солнце, еще нежаркое, ласково заглядывало в окна и обещало теплый день. Свежий воздух нес в себе запахи сонного города, умытого ночным дождем.

Ника на цыпочках прокралась в душ, где сначала приняла прохладный душ, от которого остатки сна помахали рукой и исчезли, уступив место бодрости. Проснувшаяся девушка протирала лицо лосьоном и пыталась напеть одну из модных песенок. Получалось так себе, если честно. Природа обделила ее и голосом, и слухом.

— К бою готов? — она сморщила чуть вздернутый нос, потом призналась сама себе. — Нифига не готов!

Отражение с готовностью поморщилось в ответ и покачало головой с копной светло — каштановых кудрявых волос до пояса. Едва не расплющив нос о зеркало, девушка придирчиво разглядывала себя. За ночь ничего не изменилось: все то же слегка загорелое лицо с несколькими веснушками и серебристой капелькой пирсинга в правой брови. Густая масса волос слегка оттягивала голову назад, но Ника не хотела стричься, хотя порой, летом, от них бывало жарковато.

Выйдя из ванной уже подкрашенной и одетой, Ника услышала шум закипающего чайника и поспешила на кухню.

— С днем рождения! — приветствовала ее мама, Мария Максимовна. — Садись, завтрак на столе. Чего так рано встала? У вас вроде бы экзамен в одиннадцать?

— Мозг не спит. — Ника с шумом отодвинула стул и села напротив папы. Дмитрий Николаевич взмахнул журналом, на котором красовался яркий спортивный мотоцикл:

— С днем рождения, Ники. Желаю тебе сегодня сдать экзамен и забыть про универ до осени. А с меня и мамы подарок и тортик.

— С орехами. — облизнулась девушка, вспомнив какие торты делает ее мама. Мария Максимовна работала в одной из кондитерских города.

Но радужные мечты о подарке и торте померкли, едва Ника вспомнила, что ждет ее в ближайшем будущем. Сопромат — ее личный кошмар в этом учебном году, из-за которого она едва не вылетела из университета. До сих пор Ника с содроганием вспоминала момент, когда она зимой рыдала в деканате, потому что ее не допускали к сессии из-за несданного зачета по этому проклятому предмету. Лишь на пятой пересдаче все получилось.

А теперь ее ожидает экзамен. И по спине уже ползет липкий страх, а в голове опасная звенящая пустота. Все выученные билеты словно затянуло гигантским мыслесосом.

— Главное не паникуй, все ты знаешь.

— Спасибо, ты меня та — а-ак успокоил!

— Прекрати ныть. — папа подвинул ей сахарницу. — Держи, сладкое помогает думать.

— Тогда ты у нас гений. — не без ехидства парировала дочь, глядя как он кладет себе в кофе три ложки сахара. Папа у нее прикольный. Триста шестьдесят три дня в году он являлся образцом родительской заботы, не доходящей, впрочем, до абсурда. И прилежно трудился начальником отдела снабжения в иностранной фирме с труднопроизносимым названием. Но два дня забирал в свое полное распоряжение. Тогда он выкатывал из гаража блестящий хромированный чоппер, надевал высокие ботинки и косуху, завязывал на голове черную бандану с белыми иероглифами и уезжал на слет байкеров. Мама в эти дни становилась несколько задумчивой, хотя Ника точно знала, она папе доверяет. Но все равно волнуется.

— А возьми меня с собой. — попросила Ника как-то отца. Тот собирался в очередной раз на встречу байкеров, и с мурлыканием возился возле своего обожаемого мотоцикла. Ника, которой на тот момент исполнилось двенадцать лет, сидела рядом на корточках и разглядывала многочисленные блестящие детали чоппера.

— Нечего там детям делать.

— Я не деть. Я девушка.

— Девушкам тем более. — необдуманно брякнул родитель. Ника тут же ухватилась за фразу и заныла:

— Ага — а-а — а, а вон в прошлый раз я видела, как вы уезжали. У Романа Андреевича девушка сзади ехала.

Дмитрий Николаевич чуть не подавился, а так вовремя появившаяся во дворе жена не без ехидства сказала:

— Ну давай, объясняй ребенку, что там за девушки с твоим Романом Андреевичем катаются.

Теперь то Ника знала, что ни на какой слет байкеров ее в жизни не возьмут. Ну и ладно, теперь и не хотелось.

Завтрак прошел несколько сумбурно, хотя и с налетом праздника: по случаю двадцатилетия старшей дочери, Мария Максимовна испекла блинчики и сделала апельсиновое желе. Десятилетние двойняшки Кира и Вадим, по совместительству младшие брат и сестра Ники, сперва выглядели сонными и ворчали, что их подняли так рано. Но увидев завтрак мигом умылись и теперь доскребали вазочки из-под желе, одновременно упрашивая папу отвезти их в деревню на мотоцикле.

— Да что вы говорите? — папа ловко уворачивался от настойчивых просьб. — Это как я интересно объясню полицейским, почему у меня на чоппере двое мелких болтаются?

— Пусть меня Ника отвезет. — рискнула влезть с предложением Кира, на что получила мрачный взгляд старшей сестры и пожелание съесть еще желе, а не болтать глупости.

— Хватит выдумывать. — Мария Максимовна поставила точку в споре. — Поедете со мной на машине, я специально отгул взяла на сегодня. Ника, может, приедешь тоже? Вечером. Хоть отметим твое день рождение вместе с бабушкой.

Чуть поджав губы, Ника уставилась в пустую чашку и покачала головой. С недавних пор она не любила отмечать этот праздник. Не собиралась делать этого и теперь.

— Не хочу, мам. Просто вечером посидим с вами, чай попьем с тортом, я Родьку позову. А гулянку делать не хочу. И вообще, мне уже собираться пора.

— Ника, — Кира дернула сестру за футболку, — а можно мне взять твой планшет в деревню? Я буду очень осторожной.

Погруженная в невеселые мысли о сопромате, девушка лишь кивнула и ушла из кухни. Еще с полчаса они просидела в своей комнате, пытаясь лихорадочно повторить все билеты. Знания весело скакали в голове, путались и напоминали самой Нике, смятый шерстяной комок, которым поиграла кошка.

А за окном вовсю разгоралось летнее утро, такое манящее и совсем не располагающее к такой гадкой вещи, как сдача сессии.

В конце концов, Ника сдалась. Понимая, что «перед смертью не надышишься», девушка собрала сумку, нацепила белые «лодочки» и, поправив шелковую блузку, выскочила из дома. Ей казалось, что рядом с одногруппниками будет не так страшно ждать развязки экзамена.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.