Снежный борщ

Квилория Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Снежный борщ (Квилория Валерий)* * *

Маленькая оплошность порой влечёт большие неприятности.

Валерий Квилория – лауреат литературного конкурса «Русская премия» 2006 года (Москва), лауреат Международного конкурса детской и юношеской литературы им. А. Н. Толстого 2006 года (Москва), дипломант Второго Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А. Н. Толстого 2007 года (Москва)

В первый день зимних каникул Шурка Захарьев и Лера Стопочкин решили пойти в лес на лыжах.

– Только не с самого утра, – предупредил Лера, – выспаться охота.

Шурка, несмотря на это, встал рано. Позавтракал сам, накормил пса Джека, а вот коту Примусу ничего не дал.

– Извини, – преградил он ему путь к миске, – мама запретила тебя кормить.

– Мяу! – жалобно склонил голову набок кот, что, вероятно, означало только одно – «сжальтесь».

– Не могу, – развёл руками Шурка. – Джек вчера в сарае крысу поймал, а ты со стола два блинчика с мясом стащил.

Глянув искоса, обиженный Примус забрался под диван. А Шурка взялся за подготовку к лесной прогулке. Разогрел специальную мазь, натёр ею лыжи, проверил на лыжах крепление, сделал два бутерброда, заварил чай в термосе и надел тёплый спортивный костюм…

Время близилось к полудню. Леры всё не было. Почувствовав голод, Шурка достал из холодильника банку сметаны и кастрюлю борща. Поставил на стол, снял крышку и… И в ужасе отшатнулся.

В открытую форточку влетел громадный снежок и плюхнулся в кастрюлю, в самый её центр, где в пятнах золотистого жира плавали кусочки петрушки и укропа. Снежок бабахнул с такой силой, что из возмущённого борща вырвался настоящий фонтан брызг. Казалось, внутри кастрюли взорвалась граната. Шурка на мгновение ослеп. А когда протёр залитые борщом глаза, то даже за голову схватился. По новым обоям, на которых были запечатлены маленькие симпатичные рыбки, ползли кроваво-жёлтые разводы. Дополняли картину кусочки вареного картофеля, моркови, капусты и свёклы.

– Ё-моё! – выглянул в окно Шурка.

Из-за калитки ему махал лыжной палкой и радостно улыбался Лера. Шурка вскарабкался на подоконник.

– Ты что делаешь?! – высунул он в форточку голову.

– А в чём дело? – растерянно развёл руками Лера. – Я нечаянно. Я в стекло бросал, а снежка взяла и сама в форточку влетела.

– Нечаянно?! – пылал гневом Шурка. – Посмотри, что ты наделал!

Лера зашёл, увидел залитых борщом рыбок и на несколько секунд онемел.

– Да тут ничего страшного нет, – неожиданно заявил он. – Работы на полчаса.

– Какой работы? – не понял Шурка.

– Надо обои помыть, – пояснил Лера.

– А разве так можно? – усомнился Шурка.

Лера пощупал стену.

– Кухни всегда моющимися обоями обклеивают, чтобы отмыть можно было в случае чего.

– Думаешь, это моющиеся? – всё ещё сомневался Шурка.

– Конечно, – уверенно кивнул Лера. – Зачем их тогда на кухне поклеили?

– А мыть как?

– Да как обычно – водой. Только в неё надо моющего средства добавить.

Шурка, недолго думая, бухнул в ведро с водой полпачки стирального порошка. Влез на табурет и принялся тереть стену тряпкой – никакого эффекта. Остатки растительности упали на пол, а потёки борща как были, так и остались.

– Давай воды больше, – озабоченно разглядывая стену, попросил Шурка.

– Если я тебе воды дам больше, – заметил Лера, – то она с тряпки вся на меня польётся, а не на стену.

– А ты ведро на голову поставь, – нашёлся Шурка.

Лера, кряхтя, поднял над головой ведро, полное воды. Шурка принялся полоскать тряпку.

– Долго ты там? – высунулся из-под ведра Лера. – У меня руки занемели.

Вместо ответа на лоб ему шлёпнулся здоровущий клок мыльной пены.

– Ёлки-палки! – взвыл Лера, чувствуя, как глаза выпекает едким стиральным порошком.

Забыв о десяти литрах воды над головой, он схватился рукой за лицо. Тяжеленное ведро тотчас дало крен, больно проехало краем днища по уху и обдало Леру с головы до ног мыльным раствором. Отбросив ведро, он завыл и заскакал на одной ноге. Тут подоспела новая напасть – облитый раствором стирального порошка кухонный линолеум превратился в невероятно скользкую поверхность – Лера поскользнулся и рухнул, будто подкошенный. Упал сам да ещё и табурет выбил из-под друга.

Шурка такого поворота событий никак не ожидал. Потеряв точку опоры, он замахал руками и уцепился за первое, что попалось. Попалась люстра! В следующее мгновение Шурку, точно колбасу на верёвочке, понесло от одной стены к другой. Описав ногами стремительную дугу, он врезался ботинками в стол. Стол содрогнулся, а стоявшая на нём кастрюля подпрыгнула и, словно живая, соскочила на пол. В тот же миг из неё, как из гейзера [1] , ударила мощная струя. Шурка не попал под очередной фонтан брызг только потому, что после удара о стол устремился по закону маятника назад. Пролетая второй раз над кухней, он сбил с ног поднявшегося было Леру. Далее произошло то, что не могло не произойти. Старенькая люстра не выдержала и оборвалась. Шурка с воплем плюхнулся на друга, а люстра всей своей массой обрушилась на кастрюлю. Кухню обдал третий фонтан брызг, ещё сильней двух прежних.

Когда друзья пришли в себя и огляделись, они ужаснулись: всё вокруг было цвета красного борща.

– Что делать будем? – уныло спросил Лера, отжимая мыльную пену из лыжной куртки.

Шурка вытащил люстру из кастрюли и заплакал. С кухонного светила, словно морские водоросли с мачт затонувшего корабля, свисала гуща бордово-фиолетового цвета. Из потолка торчал разогнутый крюк. Рядом, напоминая раздвоенный змеиный язык, покачивался оборванный электропровод.

– Батя меня прибьёт, – утирая слезу, заключил Шурка.

– Может, скажем: бандиты напали? – неуверенно предложил Лера.

Шурка безнадёжно махнул рукой: – Какие бандиты?

И действительно, трижды облитая борщом кухня теперь походила на широкоформатную картину какого-нибудь обезумевшего художника. Бандиты до такого бы не додумались.

– Кровавые дожди в джунглях людоедов племени Несламбо-Жрамбо! – прокомментировал Лера.

– Дать бы тебе в глаз! – обиделся Шурка. – Если бы не твой снежок, давно бы с горок катались.

Лера почесал за ухом.

– Слушай! – вдруг осенило его. – У вас обои остались после ремонта?

– Остались, – кивнул Шурка. – Мать с запасом купила, если чего подклеить придётся.

– Вот и подклеим! – обрадовался Лера. – Пока твои с работы вернутся, мы все обои на кухне поменяем.

– А ты умеешь? – посмотрел на него с надеждой Шурка.

– Что там уметь! – замахал руками Лера. – Раскатал трубку, отрезал кусок от пола до потолка, намазал клеем и пришпандоривай к стене!

По словам Леры всё выходило достаточно просто, и Шурка согласился. Мама его – Елена Михайловна – оказалась чрезвычайно хозяйственным человеком. Рядом с запасными обоями на антресолях лежала пачка обойного клея. Первым делом друзья развели клей в ведре с водой. После чего взялись нарезать обои.

– Клади друг на друга, – командовал Лера. – И смотри, чтобы рыбки совпадали: хвост к хвосту, голова к голове.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.