Обезжиренная Адя

Квилория Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обезжиренная Адя (Квилория Валерий)* * *

Быть нормальным в век прогресса – уже подвиг.

Валерий Квилория – лауреат литературного конкурса «Русская премия» 2006 года (Москва), лауреат Международного конкурса детской и юношеской литературы им. А. Н. Толстого 2006 года (Москва), дипломант Второго Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А. Н. Толстого 2007 года (Москва)

Из открытого настежь окна второго этажа вылетел кусок сырого мяса. Сделав в воздухе сальто-мортале [1] , кусок упал на лысину подходившего к магазину дяди. Раздался звонкий шлепок, и дядя присел от неожиданности. Задрал голову, увидел в окне румяную физиономию с косичками и даже затрясся от негодования.

– Ах, ты корова сорокавёдерная! – закричал он.

Сорвал мясо с головы и, что есть силы, запустил обратно. Взвизгнув, физиономия с косичками исчезла. А мясо, описав дугу, угодило прямёхонько в проём окна. Но только не второго, а третьего этажа.

– А-а-а!! – донёсся оттуда душераздирающий вопль.

Казалось, кусок мяса если не убил, то наверняка кого-то покалечил. Озадаченный дядя поспешил скрыться за дверью магазина. А румяная девочка отпрянула от окна и схватилась за косички.

– Я пропала! – отчаянно взвизгнула она, глядя на свою бабушку округлившимися глазами.

– Нет, Аденька, – поспешила заверить старушка. – Пока мои руки держат поварёшку, ты не пропадёшь.

– Бабушка! – взвизгнула ещё отчаянней Адя. – Ты не понимаешь!

Прошмыгнула мимо удивлённой старушки и скрылась за дверью спальни…

Думаю, что не только бабушка, но и вы, мои дорогие читатели, ничего не поняли. Следует пояснить: девочка Адя живёт с бабушкой Маней и кошкой Жалисой во втором этаже уже известного дома. Бабушка души в Аде не чает. Моет за любимой внучкой грязную посуду. Убирает постель. Пылесосит в её комнате, мебель от пыли протирает. Чистит обувь. Стирает. Мусор выносит…

– Аденьке некогда, – говорит старушка. – Аденьке учиться надо.

А чтобы внучку здоровье не подвело, готовит ей разные сытные блюда, среди которых картошка фри с куриными окорочками и салат «оливье» с сардельками самые нежирные и малопитательные. А в придачу бабушка сооружает многослойный бутерброд: с маслом, сыром, ветчиной и копчёными сардинками.

Адя от таких угощений не отказывается – уплетает за обе щеки да ещё добавку просит с горочкой. И на каждую горочку кладёт толстый кружок вареной колбасы. А запивает большой бутылкой холодной кока-колы. В итоге растёт она румяной, щекастой и в остальном немало выпуклой. Её из-за этого даже в школе стали дразнить. Поэтому неделю назад Адя сказала: – Стоп!

Вы, конечно, подумали, что девочка сказала «Стоп!» бабушке и решила сама мыть за собой грязную посуду, убирать постель, пылесосить, пыль вытирать, обувь чистить, мусор выносить и даже стирать свои вещи? Ничуть не бывало! Вот, что сказала Адя.

– Я, бабушка, – заявила она, – сажусь на голодную диету.

– Как это?! – испугалась бабушка.

– А вот так, – тряхнула щеками Адя. – Буду ограничивать себя в питании.

– Зачем?

– А затем, что я толстая!

– Да где же ты толстая? – ещё больше испугалась старушка.

– А вот здесь, здесь и здесь! – потыкала в себя пальцем девочка.

Бабушка Маня от этого совсем расстроилась. И решила, что надо спасать внучку. А то, чего доброго, доведёт она себя до истощения и, понятное дело, пропадёт ни за понюшку табака. Ведь в народе как говорят: пока толстый сохнет, худой сдохнет. С того времени стала бабушка варить первые блюда понаваристей, а вторые – пожирней. И всё приговаривала: – А вот постный супчик, а вот кашка для похудения.

С большим аппетитом Адя просидела на диете целую неделю. И вдруг обнаружила, что ещё больше располнела. Уходя в школу, стала на весы и за голову схватилась – поправилась на целый килограмм. Все уроки напролёт девочка невыносимо страдала. Особенно на контрольной по математике, к которой не успела подготовиться. Вернулась домой, чувствуя себя невыносимо толстой и никому не нужной двоечницей. А навстречу ей радостная бабушка.

– Аденька, – запела сладко ничего не подозревающая старушка. – Смотри, какой я тебе кусочек диетической свининки купила.

И сунула ей в руки кусок сырого, прямо-таки розового, мяса. Другая девочка смахнула бы горькую слезу и прошла мимо ничего не понимающей бабушки. Увы, Адя, несмотря на свой добрый характер, была девочкой порывистой. Такой порывистой, что, когда по вечерам с грохотом раскладывает диван, этажом ниже в магазине срабатывает сигнализация.

Увидев в своих руках свинину, которая считается самым жирным видом мяса, Адя остервенела.

– Бабушка!! – заорала она. – От твоей диеты меня распёрло, как тесто на дрожжах!

Дрыгнула ногой и выбросила мясо в открытое окно. Мясо сделало в воздухе сальто-мортале и… И дальше вы знаете.

Теперь самое время узнать, кого покалечил или даже убил этот злополучный кусок в третьем этаже. Самое время, но наберитесь терпения. Потому что именно в этот миг дверь магазина открылась, и на улицу выбрался стукнутый десятью минутами ранее дядя. С опаской посмотрел на окна и вздохнул с облегчением – дом не подавал признаков жизни. Тогда дядя достал пачку сигарет. Прочитал на одной стороне: «Курение смертельно опасно»; на другой: «Запись на кладбище по средам и пятницам», вздохнул печально и закурил, невзирая на предупреждения. Но, как только первое колечко ядовитого дыма устремилось к небесам, с небес обрушилось наказание. Вернее, не с небес, а из окна третьего загадочного этажа. Уже знакомый кусок мяса кувыркнулся в воздухе и хлопнул дядю по ещё небитой шее. Несчастный едва сигарету не проглотил. Схватился за шею, взревел белугой и швырнул мясо обратно с такой силой, словно хотел его запустить на околоземную орбиту. Кусок со свистом влетел в распахнутое окно. На этот раз второго этажа.

– А-а-а!! – снова вырвался на улицу нечеловеческий крик.

Совершенно озадаченный, дядя выплюнул ядовитую сигарету и поспешил укрыться в магазине.

А во втором этаже не только кричали, но и падали. Выбежав на кухню, Адя обнаружила лежащую на полу бабушку. На левом боку старушки расплывалось кровавое пятно.

– Бабушка! – бросилась к ней Адя. – Что с тобой?!

– Ой, – застонала бабушка. – Убили.

И закатила глаза. Адя заплакала: – Бабушка, не умирай! Я сейчас «скорую» вызову.

Старушка приоткрыла один глаз.

– Звони в милицию, – шепнула она, – скажи: в нашем доме бомба.

Адя бросилась к телефону.

– Алё! Алё! – закричала она, услышав на другом конце провода голос дежурного милиционера. – У нас бомбой бабушку убило!

И, забыв назваться, положила трубку. Положила и снова схватила, вспомнив, что надо спасать «убитую» бабушку и звонить в «скорую помощь».

– Убило? – удивилась медсестра «скорой». – Бомбой?

– Ага, – всхлипнула Адя.

– Тогда это не к нам.

– Но она ещё дышит.

– Руки-ноги целы?

– Целы-целы, только кровь на боку.

– Осколочное ранение, – заключила медсестра. – Ждите. Выезжаем.

Вызвав «скорую», Адя поспешила к смертельно раненой бабушке. Зашла на кухню и отшатнулась – в открытое окно лезла какая-то усатая харя. Девочка хотела закричать и не закричала. Хоть и была она напугана, но тотчас разобралась, что это вовсе и не харя, а лицо с усами, над которым возвышается милицейская фуражка.

– Вызывали? – спросил усатый милиционер, влезая на кухню через окно.

Адя икнула от изумления, вспомнив, что ни адреса, ни телефона не сообщала.

– А мы и так знаем, кто нам звонит, – заверил её усатый милиционер.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.