Райский уголок. По велению сердца

Крейн Тереза

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Райский уголок. По велению сердца (Крейн Тереза)

Часть первая

1928

Глава первая

— Если мы не можем выиграть честно, — позевывая, заявил Тоби Смит, — нужно переманить их лучшего игрока.

Совершенно обнаженный, он стоял у высокого окна спальни. В лучах утреннего солнца его широкие плечи отливали бронзой, а взъерошенная шевелюра, казалось, была соткана из золотых нитей. Потянувшись всем своим стройным телом, он обернулся; глаза его были слегка прищурены, на губах играла легкая усмешка.

— Правда, хорошая идея?

Леди Фиона Пейджет сонно шевельнулась в постели.

— Ни на что не похоже. — Голос ее звучал расслабленно. — Все-таки это всего лишь партия в крикет, а не битва при Ватерлоо.

— Ты что, не хочешь, чтобы команда твоего мужа выиграла? — состроив укоризненную гримасу, спросил Тоби.

Губы Фионы дрогнули в слабой улыбке.

— Не думаю, что Джеймс одобрит такой путь к победе…

Выражение лица молодого человека чуть заметно изменилось.

— Я-то думал, он готов на что угодно ради пиджака с ленточками, — недоуменно пожал плечами Тоби, но в голубых глазах его светилась насмешка. — А как же быть с самолюбивой надеждой обрести наконец в этом сезоне славу?

Тон его голоса насторожил Фиону. Стряхнув с себя остатки сна, она, поджав губы, бросила на Тоби сердитый взгляд.

— На войне я познакомился с одним капитаном, который говорил об игре с тем же чувством, с каким священник цитирует Библию, — примирительно сказал Тоби. — Во время соревнований он, словно школьник, орал во все горло: «Жми, жми, давай!» Какой вздор, не правда ли?

«Что это вдруг на него нашло?» — подумала Фиона, с удивлением глядя на Тоби. Сама она, пойдя на фронт санитаркой, тоже побывала в тех мерзких окопах и своими глазами видела, как кровь ее товарищей лилась на землю Франции. Тоби, подобно многим, уцелевшим в мясорубке великой войны, сам очень редко вспоминал о ней, а уж принудить его к этому не удавалось никому. «Война за прекращение всех войн» закончилась почти десять лет назад, но шрамы от нанесенных ею ран остались, хотя были уже не столь заметны.

— Кто, ты говоришь, кричал: «Жми, давай»? — широко раскрыв глаза цвета незабудки спросила она с деланной наивностью. — Какой школьник?

— Капитан, глупышка! — Тоби пожал плечами и снова заговорил о ее муже:

— Дело в том, что он точно такой же, как и все прочие выпускники Итона, которые гордятся своей голубой кровью и своими традициями. Взять хотя бы этого сэра Генри Ньюболта — черт бы его побрал…

Повернувшись к окну, он устремил взгляд на открывающийся за ним пейзаж: пышная зелень парка, поле, за ним одиноко возвышающаяся колокольня церкви, а в отдалении — скопление черепичных и соломенных крыш; деревушка называлась Брекон Парва. И над всем этим широко раскинулось бледно-голубое небо восточной Англии, на котором все так же ослепительно, как в течение последних дней, сияло солнце. Сонный летний воздух за окном был наполнен звуками птичьих голосов. Где-то в глубине дома методично отбивали такт часы.

— Жаль бедного Гидеона, — сказала Фиона, возвращаясь к первоначальной теме разговора. — Ты ведь знаешь, ему это не понравится. Очень не понравится.

— Но он будет вынужден примириться е этим, не так ли? — неохотно ответил Тоби. — Он получит свою долю славы, но играя за Холл, а не за деревню, вот и все.

Фиона не ответила. Он бросил на нее через плечо осторожный взгляд, лицо его оставалось в тени.

— Я вижу, ты этого не одобряешь? — Вопрос прозвучал риторически.

Она приподняла изящные, умело подрисованные брови.

— Разве имеет значение, одобряю я это или нет?

Улыбнувшись, он утвердительно кивнул.

— Точно так же не имеет значения к то, каким образом победа будет достигнута, не так ли? — сказала Фиона. Нисколько не смущаясь собственной наготы она, опершись на локоть, внимательно смотрела на него. Ее темно-рыжие волосы были спутаны, глаза смотрели насмешливо. — И все-таки, почему ты придаешь этому такое значение? Мне казалось, тебя раньше никогда особенно не интересовали матчи по крикету.

— На крикет мне наплевать. Просто я не люблю проигрывать, вот и все. Джеймс правильно сделал, что назначил меня капитаном. Я знаю, как добыть победу. Это будет несложно.

— У вас в команде Холла есть даже игроки, выступавшие за светло-голубых [1] . Зачем обижать бедного Гидеона, который только тем и знаменит, что способен набрать сто очков, играя раз в год за деревню?

Тоби отвернулся; его высокая худощавая фигура вырисовывалась на фоне оконного проема. Фиона пристально осмотрела его взглядом знатока. Ей нравилось в нем все — от блестящих вьющихся волос до изящных узких ступней. Без сомнения, Тоби Смит, несмотря на не совсем аристократическое происхождение, был одним из самых привлекательных молодых людей, которых она когда-либо знала. То, что он был по меньшей мере на десять лет моложе, никак ее не волновало. Если бы ее в этом упрекнули, Фиона, не задумываясь, отвергла бы подобные обвинения; ей нравились мужчины моложе ее, и она считала своей большой удачей то, что многие из них были готовы ответить ей взаимностью.

— Да будет тебе известно, что этот твой молодой Хьюго Феллафилд, насколько я сумел выяснить, лишь однажды участвовал в матче, и то в качестве подающего. — Эту тираду Тоби произнес, нарочито растягивая слова; его подчеркнуто аристократическое произношение вызывало на ее лице легкую улыбку. — Я считаю его хорошим малым, но он всего лишь боулер [2] . Так часто бывает. С битой в руках он будет полезен так же, как, например, ты.

— Но он хороший боулер? — настаивала Фиона.

— Конечно, хороший, — равнодушно ответил Тоби.

— Тогда, — Фиона откинула голову, проницательно вглядываясь в него, — почему бы не дать бедному Гидеону шанс? Если он так хорош, как утверждает Джеймс — а он частенько говорил, что этот человек мог бы стать достоянием графства, если бы относился к жизни немного иначе, — разве не было бы ему интересно сыграть против настоящего боулера?

Тоби, подойдя к высокому комоду, взял плоский серебряный портсигар, ловко выудил длинными пальцами две сигареты и обе раскурил.

— Возможно, — холодно сказал он.

Она взяла сигарету и, откинувшись на подушки, выпустила струйку дыма к высокому, богато украшенному лепниной потолку.

— Однако ты не собираешься предоставить ему эту возможность?

— Нет. — Он присел на постель возле нее, небрежно провел кончиком пальца между ее небольших грудей, затем положил ладонь на плоский, как у молодой девушки, живот. Кожа под ладонью была теплая и гладкая.

— Гидеон Бест в этом году будет играть за Холл, хочет он этого или нет. И в этом году — с капитаном Тоби Смитом — Холл впервые выиграет этот дурацких! маги. Я надеюсь, с преимуществом не меньше чем в двадцать очков.

— И все же ты продолжаешь утверждать, что не видишь смысла в этих освященных традициями матчах? — язвительно усмехнулась Фиона.

Его рука чуть передвинулась ниже. Она непроизвольно выдохнула и приоткрыла губы, глядя на него. Он улыбнулся своей ангельской и в то же время опасной улыбкой, озарившей его лицо как солнечный луч. Фиона знала, что эта улыбка погубила немало невинных душ.

— Ну, конечно, — сказал он с легкой укоризной в голосе. — За кого вы меня принимаете, леди Пейджет? За какого-то там джентльмена?

Она громко рассмеялась.

— Типун тебе на язык.

Он склонился к ней, взял у нее сигарету, нежно поцеловал в губы, затем легко и стремительно встал, затушил сигарету в стеклянной пепельнице и потянулся к одежде, висевшей на спинке кресла.

— Вставай, лентяйка. Перед завтраком тебя ждет партия в теннис.

— О, только не это! Не будь таким жестоким! — Фиона перевернулась на живот и зарылась лицом в подушку.

Тоби надел хрустящую белую рубашку и безукоризненно сидящие фланелевые брюки.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.