Мой Суккуб

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мой Суккуб ( )

Мой Суккуб. «Снова этот сон. Что же делать? Так не может продолжаться! Как мне избавится от него … от нее. Она пролезла в мое сознание, поработила мой мозг. Она пьет из меня соки, высасывает душу. Это наваждение какое-то…» Так думал Макс, пробудившись в очередной раз после эротического сна. Хотя до самого интересного, как обычно, дело не дошло, все всегда заканчивается отчаянным сопротивлением с его стороны. И это было особенно неприятно. В его снах она всегда невероятно сексуальна, раскованна, а главное принадлежит только ему. Она хочет его и заставляет хотеть себя … до боли. Но Максу этого не достаточно. И она мучает его всю ночь, заставляя вожделеть ее тело, а когда остается сделать последний шаг, и он познает рай в ее объятьях, он отступает. Напоследок он успевает заметить ее недовольное лицо: надутые губки, укоризненный взгляд. Она отпускает его под звон будильника, чтобы вернуться снова. Изможденный, как будто и вовсе не спал, он плетется в душ, готовит завтрак, быстро одевается и несется на автобус, где спит стоя еще сорок минут. Затем вновь бегом чтобы не опоздать. Ему нужно без пятнадцати девять быть на рабочем месте потому, что без десяти приходит она. Она – это и есть его одержимость. Ее зовут Марена. Для Макса она – Марена Игоревна, потому, что начальница отдела, в котором он успешно трудится менеджером уже полгода. Высокая, стройная с длинными рыжими волосами и всегда одета в черное. Ее страсть к черному немного пугает, но и добавляет ей сексуальности. Хотя уж куда больше, все мужская половина отдела пускает слюни при виде Марены Игоревны. Сегодня Макс как всегда пунктуален, в восемь сорок пять он сидит за рабочим столом, загружает компьютер и ждет когда Марена Игоревна пройдет мимо. В восемь пятьдесят открывается дверь и раздается мелодичный стук каблучков. Макс узнал бы этот стук из миллиона, в своих снах он слышит этот же звук. Он как всегда начинает нервничать, не знает, куда прятать глаза. Ситуация немного неловкая, ведь ночью она так призывно смотрела ему в глаза, облизывала пухлые губки, открыто предлагала ему себя ... Стук каблучков приближается. Он ждет, то ради чего живет последние полгода. Она подходит к его столу, останавливается, немного наклоняется, улыбается, и ее губы произносят ласковое: «Привет!», а хитрые карие глаза добавляют: «Недотрога!». Ох уж эти ее улыбки! У нее есть: «Привет, Недотрога!», «Привет, а нам могло бы быть так хорошо ночью!», «Привет, ну, хватит ломаться!», «Привет, ты все равно мне сдашься!». Макс же всегда смущается как школьник и отвечает скромно: «Здрасти!». А Марена уже выстукивает каблучками дальше к своему кабинету. Макс пялится на ее длинные ноги в черных чулках и короткой юбке, а сам думает: «Она издевается надо мной! Это точно! Она знает про мои сны, или просто видит, как я безумно хочу ее. И издевается надо мной! Хитрый, маленький Суккуб!». Он продолжает пялиться на нее, наслаждаясь видом плавных изгибов фигуры … пока к нему не подкатывает на своем кресле друг, чей рабочий стол находится через проход. Паша кладет руку ему на плечо и тихо говорит: «Забудь, эта Малышка не для тебя! Она не дает лузерам, ее могут трахать только большие начальники». Макс готов взвыть от этих слов. Каждое утро одно и то же! «Паш, не порть настроение!». «Да я просто раскрываю тебе глаза на то, как устроен мир! Красотки спят с богатыми!». «Красотки спят с богатыми!» – теперь эта фраза стучит у него в мозгу. Как будто он сам не знает, что Марена Игоревна, его беззастенчивый Суккуб, спит с главой компании. Поговаривают, что, собственно, так она и стала начальницей отдела, пройдя по головам более опытных и квалифицированных. Но зачем напоминать об этом каждые пять минут! Да и вообще, эти сальные шуточки в ее адрес! Кажется, что весь мир крутится вокруг нее. Макс даже бросил курить, только чтобы не слышать, как в курилке в тысячный раз обсуждают ее размер груди или в каких позах ее трахает шеф. Ему от этих разговоров совсем не весело. Для всех она просто сексуальная кукла, а для него она богиня, и, хотя, Марена – имя богини смерти, божество – оно и есть божество. «Может это любовь – раздумывает Макс – хотя, какая к черту любовь! Нужно просто как следует потрахаться! Сколько может длиться это воздержание! На выходных подцеплю кого-нибудь…» Это еще одна проблема Макса. У него нет личной жизни. Уже полгода. С того момента как он устроился сюда. Не понятно, что с ним происходит. В девушках недостатка у него никогда не было. Он симпатичный парень: высокий, светленький, с голубыми глазами, ходит в спортзал. Девушки пачками с ума по таким сходят. И по нему сходят. Только ему нужна его Марена, больше никого не замечает. Пробовал он повстречаться с Анжелой из этого же отдела. Она ничего так, знойная. Но Макс не то, что поцеловать, дотронуться до нее не мог, как будто она заразная. Сам себя не понимал. Анжела до сих пор злится и делает вид, что в упор его не видит. «Приворожила эта ведьма Марена, что ли?! Хотя, зачем ей, тут и без приворотов все помешались на ней, а она ко всем ровно. И на меня ей наплевать. Играет с нами со всеми как с марионетками!» Тут Макс спохватывается, что уже почти час сидит без дела, думая о своем помешательстве, а работа сама не делается. Дел сегодня много, возможно придется задержаться даже. И он начинает судорожно стучать по клавиатуре, погромче, чтобы не слышать своих мыслей о ней. Так проходит день. В шесть все начинают разбредаться по домам. Макс решает остаться и доделать отчет. В шесть тридцать все ушли, но Макс знает, что Марена еще не выходила, и мысль, что они остались вдвоем не дает ему работать. В шесть сорок пять она выходит из кабинета, подходит к его столу, бросает с улыбкой: «Вы еще здесь?! Не задерживайтесь допоздна, вам нужно как следует выспаться. Всего доброго, Максим, и сладких снов!» Макс, краснея, выдавливает из себя: «Конечно, Марена Игоревна! До понедельника!». Когда за ней закрывается дверь, Макс в сердцах отшвыривает папку: «Да что со мной! Почему я веду себя с ней как сопливый подросток! И это ее «вам нужно как следует выспаться!». Оставь меня в покое хотя бы по ночам, и я обязательно высплюсь!». Он раздраженно барабанит пальцами по столу. Но, вспомнив то, как она произнесла его имя – мягко, немного растягивая гласные – он успокаивается. Ее голос – просто музыка, дарующая умиротворение и надежду. Возвращаясь с работы домой, Макс думал: «Вечер пятницы – самое прекрасное время во всей рабочей неделе и я наполовину его убил отчетом. Ну, да ладно! Сегодня нужно срочно попасть в клуб, выпить, расслабиться и найти какую-нибудь девчонку, долой воздержание!» Марена здесь в его квартире. Сидит на его кровати, смотрит ему в глаза и медленно расстегивает мелкие пуговки на платье. Она дразнит его. Между ними такое сильное сексуальное напряжение и что-то еще, вроде томления. Макс смотрит на нее как околдованный. Она игриво снимает платье и остается только в чулках. Черных. Божественная женщина с божественным телом, созданным для любви. Для его любви. Сейчас сбывается его мечта. Марена распускает свои рыжие волосы и призывно ложиться на кровать. Начинает так эротично двигаться, что даже статуя не устояла бы перед таким соблазном. И Макс не устоял. Он в последний раз бросает взгляд на шикарное тело, скользящее по его черным шелковым простыням, в его кровати … «Стоп! Откуда у меня черные шелковые простыни!» Он в недоумении смотрит на Марену, сбрасывая с себя остатки наваждения. А она на секунду принимает обиженный вид, а потом улыбается и так хитро подмигивает … И тут в его сон врывается звон будильника и тащит его в реальную жизнь. «Сон, это просто сон. – успокаивал себя Макс. – Сон, который сведет меня с ума. Этот Суккуб Марена изводит меня. Нужно заняться с ней любовью хотя бы во сне, чтобы она меня отпустила наконец-то». Эти мысли посещали Макса уже не впервые. Противостоять ее натиску почти не возможно. Чем дальше, тем сложнее. Все выходные он пытался выкинуть ее из головы с помощью алкоголя. Напивался до бесчувствия, до беспамятства. И никого, конечно же, не подцепил, все мысли только о ней, других даже видеть не может. Два дня она его не мучила, но в ночь на понедельник вернулась, наверно, меньше выпил и вот итог: нужно идти на работу, а он изможден, и взвинчен одновременно. «Нужно успокоиться – думал Макс. – я так просто не сдамся!» С этим настроем он несся на работу, чтобы как обычно не пропустить ее приход, хотя что-то в подсознании подсказывало ему не торопиться. Нужно попробовать избавиться от зависимости, пропустив утренею дозу. Но эта мысль была решительно отброшена. И вот снова. Открывается дверь, стук каблучков, подходит, проводит ноготками по его столу, улыбается, растягивает: «Привет, Максим!», дожидается его нелепого «Здрасти!» и идет к себе в кабинет. Макс словно загипнотизированный наблюдает, как мерно покачиваются ее бедра при ходьбе. Но, впервые за полгода, на полпути, она оборачивается, ловит его растерянный взгляд, улыбается и подмигивает так хитро, точно как во сне, и идет дальше. «Ведьма!» - думает Макс. Дальше все по плану, подкатывает Паша, что-то говорит свое, обычное, но мозг Макса, оккупированный похмельем и Мареной, больше ничего не воспринимает. Паша, наверное, что-то такое замечает потому, что как-то слишком быстро отстает. И потянулись рабочие будни. Ближе к концу дня к нему подошла Кристина, тоже менеджер в этом отделе. Так получилось, что они с Максом занимаются одним проектом, но пересекаются редко, предпочитая виртуальное общение реальному. Так принято в их отделе. Вообще-то, тебе не обязательно было приходить. Написала бы, как обычно, и я все бы отправил. – ворчит Макс. Ага, «написала бы!». – сымитировала она. – да я тебя забросала сообщениями и в аську писала. Ты, вообще, компьютер-то сегодня включал?! Не язви, тебе не идет. Сейчас все найду. «Вообще, Кристина – нормальная девчонка, очень даже симпатичная: длинноволосая блондинка, стройная. Не Марена, конечно … и характер что надо … ». – размышлял Макс. Сначала он показывал ей наработки, разъяснял свои идеи, она комментировала, говорила, как сделать лучше для обоих. Потом они просто смеялись над чем-то понятным только им. Кристина – человек позитивный, жизнерадостный, с ней легко. В этот момент дверь кабинета Марены открылась, и она направилась к выходу. «Рановато что-то сегодня, но начальник может себе это позволить » - успел подумать Макс, все еще смеясь над шуткой Кристины. Марена заметила эту парочку, и ее карие глаза стали черными, под цвет пиджака. У Макса появилась ощущение нереальности этого события, что-то было не так. Теперь Марена смотрела только на него, ее лицо было абсолютно непроницаемым, только в глазах застыло неясное выражение. Когда она подошла к его столу они с Кристиной в один голос сказали: «До свиданья, Марена Игоревна!», а она, все еще настойчиво глядя ему в глаза, обронила «Всего доброго!». Дверь за ней закрылась, но смеяться обоим больше не хотелось. Они еще немного обсудили проект, и каждый продолжил заниматься своими делами. Макса не отпускал ее взгляд и чувство вины, непонятно за что. Он с трудом доработал до конца рабочего дня и, раздумывая над ситуацией, отправился домой. И все бы ничего, но только после этого случая все немного изменилось. Теперь по утрам не было игривого «Привет, Максим!», было сухое и лаконичное «Здравствуйте!», а вечером такое же «Всего доброго!». Иногда ему казалось, что он даже улавливает издевательские нотки в голосе. Но это было еще не самое плохое. Макс подвергался настоящей пытке по ночам. Если раньше Марена являлась ему пару раз в неделю, давая передышку, то теперь она снилась каждую ночь. Каждую ночь она склоняла его познать греховное удовольствие. Она была невероятно настойчива и изобретательна. Менялись сцены и декорации, неизменными оставались актеры. Сегодня она мылась в его душе и кокетливо предлагала присоединиться. После такого, он не решился принять обычную для него процедуру, а именно, утренний душ, так как не мог избавиться от навязчивого образа ее обнаженного тела покрытого капельками воды, прикрывающегося только завесой из пара. Это была мука. Он уже и сам не понимал, как может бороться с ней эти бесконечные месяцы. А главное зачем. Но бороться нужно, в этом он не сомневался. Один шаг всегда отделяет его от Марены, этот же шаг не дает ему упасть в пропасть, в которую она его заманивает. В глубине души он знал, почему не решается на этот шаг. Он боялся. Макс чувствовал, что из-за Марены, он на грани безумия, от которого его отделяет все тот же шаг. Сделать его, значить окунуться в это море безумия, откуда нет возврата. Она его сведет с ума. Этот Суккуб проглотит его разум и сердце, а он останется ни с чем. Нет, нет, нет, бежать от нее… Но и бежать от нее не хотелось. Так или иначе, вместе с мучением она дарила ему особое наслаждение. Может это какая-то форма извращения. В его сновидениях между ними всегда было что-то большее, чем просто возбуждение. Было что-то еще, мучительно – приятное. После этих снов, не смотря ни на что, на душе всегда было как-то сладко. Но в эту пятницу опять что-то изменилось. Какое-то душевное беспокойство мучило его с самого утра, мысли о Марене не оставляли. Звук ее каблучков был не таким как всегда, каблучки не стучали озорно как обычно, а отбивали какую-то грустную мелодию. Макс готов был в этом поклясться. А потом, поравнявшись с его столом, она поздоровалась не как раньше лукаво, но и не сухо как вчера, а как-то безжизненно и даже печально. Макс так удивился, что даже не сразу ответил. В любом случае, Марена Игоревна даже не обратила на это внимание, она дальше выстукивала свою грустную мелодию. Макс каким-то шестым чувством понял, что его жизнь изменилась и прежней никогда уже не станет. Что-то случилось с Мареной. При этой мысли сердце судорожно сжалось. Хотелось бежать за ней, узнать, что случилось. Макс старался не паниковать. Паша тоже подметил что-то не ладное и подкатил с вопросом: Чем же ты разозлил нашу мурену? Она раньше к тебе всегда была благосклонна, как – никак ты ж у нас лучший менеджер, надежда всей компании! Сам не пойму за что к ней в немилость попал. Может пойти узнать? Самому отправится прямо в пасть к морскому чудовищу? Не страшно? Проглотит ведь! Паш, не до шуток! Друг как-то неопределенно пожал плечами и удалился. А Макс минут пять судорожно размышлял, а потом неуверенно направился к ее кабинету. Тихо постучав, он толкнул дверь. Максим? Присаживайтесь. Что вы хотели? Да он и сам не понимал, чего хотел, хотя нет, понимал, он хотел ее, но ведь ей так не заявишь. Он сел напротив нее, и их теперь разделял письменный стол. Извините, Марена Игоревна, у вас что-то случилось? Она размышляла несколько секунд, а потом сняла солнцезащитные очки и скинула пиджак: Как видишь, случилось. Не особо приглядываясь, он заметил, что у нее рассечена бровь, достаточно глубоко, а на руках множество синяков и ссадин. У Макса вскипела кровь: Кто это сделал? Это он? Все знали, что их шеф на самом деле козел и как человек, и как работодатель. Но служащие отдела никогда не имели с ним дело лично, удар всегда принимала на себя Марена. Теперь и в прямом смысле. Слухи о том, что у него есть страсть к физическому насилию, ходят давно. Его жена вместе с детьми старается как можно больше времени проводить вне дома и, по возможности, уезжает как можно дальше. Хоть и не молодой, шеф был в прекрасной физической форме, хотя, в последнее время, поговаривают, что он сдал немного, мол, Марена его заездила. А если даже и он? Я его… Не дав Максу договорить, Марена громко рассмеялась. Это задело Макса, она заметила, перестала смеяться. Извини, Максим, я не хотела тебя обидеть. Просто это наши с ним счеты. Он свое получит, не переживай. За что он мог такое сделать? Хороший вопрос! Приревновал. Во время секса я назвала его чужим именем. Твоим. У Макса в голове что-то щелкнуло, и он перестал понимать, что происходит. Его именем. Как это, вообще, возможно? Марена не стала дожидаться, когда до него дойдет: Да, ладно тебе, ты же не можешь не замечать! Я схожу с ума по тебе. Макс сначала подумал, что она шутит или, может, издевается. А потом Марена взяла его руку в свою. У Максима появилось ощущение как во сне – сладкой муки. Хотелось, чтобы это не заканчивалось. Он смотрел на их руки и не мог поверить в происходящее. Макс посчитал, что пришел момент откровения: Это я схожу по тебе с ума! Думаю только о тебе, ты вся моя жизнь! Марена встала и подошла к нему, все еще держа его за руку. Она смотрела на него сверху вниз, пока он не потянул ее к себе, и, тогда, она оказалась у него на коленях. Тут произошло то, чего Макс никак не ожидал: ее глаза снова стали абсолютно черными, и она схватила его рукой за горло так, что ее острые ноготки впились ему в шею: Ты спишь с ней? – прошептала она. Что? – в недоумении проговорил Макс. Ты спишь с ней? – настойчиво повторила Марена. Макс судорожно пытался понять о чем она, а когда понял, рассмеялся, не обращая внимания на то, что ноготки еще сильнее впивались в его шею. Ты о Кристине? Перестань! Для меня есть только ты! И он начал ее целовать. Это был нежный и страстный, упоительный и сокрушительный поцелуй. Ее рука отпустила шею, чтобы обнять его. Между ними происходило что-то неземное. Макс ждал этого невозможно долго, и теперь она принадлежит ему, никуда он ее не отпустит. Он целовал ее, упиваясь этим новым для него чувством абсолютного счастья. И ей было хорошо с ним, он это чувствовал. И тут она снова прошептала ему на ухо: Максим, хочешь, я тебя отпущу, отстану от тебя… навсегда? Макса поразил этот вопрос. Отстанет от него? И что у него останется? У него кроме нее ничего значимого в жизни нет. Можно сказать, у него без нее и жизни-то нет. Я сам тебя никуда не отпущу! Она засмеялась: А я боялась, что захочешь от меня избавиться как от ночного кошмара. Никогда! Они долго целовались, совсем не замечая времени. Потом Марена спохватилась: Максим, не здесь, не сейчас. Ты же понимаешь, тут не место. Не могу ждать! Хочу тебя! Обязательно получишь, теперь ты от меня никуда не денешься, ты сделал свой выбор. – говорила Марена между поцелуями. С трудом она убедила его, что офис не место для любви, объяснила, что у нее на выходных срочные дела. Но она его теперь никогда не отпустит. Все свои слова она подкрепляла поцелуями. Макс нехотя согласился с ней, и так же без желания вышел из ее кабинета и подошел к своему рабочему столу. Паша мигом подскочил к нему: Что-то ты долго, Макс! Победил морское чудовище? Теперь ты снова в фаворе? Друг сильно раздражал сегодня Макса. Ему не хотелось разговаривать, ему хотелось лелеять свое счастье и ни с кем им не делиться. Брось, Паш! Она не чудовище! – раздраженно бросил Макс. Паша что-то проворчал себе под нос и решил к другу сегодня не приставать, странный он какой-то. В эту пятницу Марена снова покидала офис пораньше. И хотя Максу показалось, что она выглядит немного грустной, он постарался отогнать от себя эти мысли. Ведь, проходя мимо, она как раньше хитро улыбнулась, произнесла «Всего доброго, Максим!», и провела кончиками пальцев по его руке, лежащей на клавиатуре. У Макса перехватило дыхание от этого интимного, но запретного жеста. На выходных Максима снова терзали такие-то опасения, он не находил себе места эти дни. Марена не являлась ему во сне. Не мог дождаться понедельника, чтобы вновь увидеть ее. Дождался. Все как обычно. Пребывая в волнении, поджидает ее прихода. Но ее не было без десяти и без пяти, и ровно в восемь она тоже не появилась. Это удивило всех, но Макс негодовал больше остальных. В одиннадцать пришел начальник другого отдела и сообщил, что вчера ночью их шефа нашли мертвым в собственном доме. Сердечный пристут. Он также вскользь упомянул, что Марена Игоревна исчезла, дома ее нет, на звонки не отвечает, и он будет временно ее замещать, пока все не выяснится. Макс был в шоке. Остальные оживленно обсуждали новости. Кто-то говорил, что это все же убийство. Возможно, жена причастна. Другой считал, что это Марена, не зря же она так мистически исчезла. А третий заявлял, что это проделки конкурентов. Максу на все это было наплевать, теперь он ясно чувствовал, что больше не увидит Марену и его счастью пришел конец. Все, больше ничего нет! Макс не спал несколько дней, бессонница не давала ему покоя. А ему было все равно. Он механически выполнял все, что он него требовалось: ходил на работу, ел, разговаривал с друзьями, ложился спать. И не спал. Он боялся, что даже во сне больше никогда ее не увидит. Этого разочарования он бы не пережил. Но на третью ночь, он все же заснул. Провалился в сон, где ждала она, его Марена: Я тебя ждала, Максим! – ласково проговорила она. Между поцелуями она укоряла его, что ее пришлось так долго ждать, игриво, как обычно.. Макс больше не сопротивлялся. Он тоже целовал ее, чувствую непреодолимую потребность в ней и ее ласках. Макс понимал, что это сон, и, не смотря на это, был счастлив. Он не может без нее, она ему нужнее воздуха. И если для того, чтобы быть с ней, нужно стать безумцем, он готов

Алфавит

Похожие книги

Без серии

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.