Давным-давно

Леванова Марина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Давным-давно (Леванова Марина)

Глава 1. Если в твоих руках сокровище, то не оставляй его без присмотра ни на мгновение!

На горной возвышенности красуется замок: каменные стены окружены рвом, а вокруг до горизонта раскинулись девственные леса. Его серый природный камень совершенно не выделяется на фоне скал, сливается с ними, становится их частью, будто крепость рукотворная внутри крепости природной. Внутренний двор замка украшен извилистыми дорожками и небольшим фонтаном. Буйно цветут горные эдельвейсы. Здесь давно уже нет хозяев, хотя челядь остаётся на своих местах и исправно выполняет обязанности. Но сегодня в замке как никогда многолюдно и суетливо.

Раннее утро. Мужчина открыл дверь, поддерживая её лишь ногой, обвёл внимательным взором двор и осторожно протиснулся сквозь узкую щель дверного проёма. В руках он держал свёрток. Прихрамывая, направился к фонтану, крепче прижимая к груди драгоценную ношу. Остановился возле пустой детской кроватки и ещё раз оглянул двор тревожным взглядом. Прислушался, потянул носом, удовлетворённо кивнул, наклонился и бережно положил в кроватку спящего ребёнка. Замер, не в силах оторвать своего взгляда от безмятежного выражения на лице младенца. Протянул руку и ласково пригладил солнечные локоны на его голове, вздрогнув, когда ребёнок вдруг неожиданно распахнул глаза цвета свежей весенней зелени. Такой знакомый пытливый взгляд… Ребёнок внимательно изучил незнакомца и вдруг растянул беззубый рот в улыбке. У мужчины перехватило дыхание. На смуглом испещрённом шрамами лице непроизвольно расцветала улыбка.

— Я оставлю тебя совсем ненадолго, — наклонился он и поцеловал пухлую щёчку ребёнка. Заливистый детский смех разлился по двору звонкой трелью колокольчиков.

Девушка, спешащая мимо в этот момент, остановилась на месте как вкопанная и, удивлённо посмотрев в их сторону, улыбнулась и приветливо помахала рукой. Мужчина вежливо кивнул ей и перевёл взгляд на младенца, прислушиваясь к окружающим звукам и внимательно осматривая местность вокруг.

Младенец тем временем принялся с серьёзным видом изучать свои конечности. Подтянул ногу, опустил, внимательно изучил другую. Поднял к глазам кулак правой руки и с блаженным видом затолкал его целиком в рот. У мужчины от удивления непроизвольно поползли вверх брови. Стряхнув навалившееся оцепенение, заставил себя отвернуться от созерцания ребёнка и размашистым шагом направился к дому.

«Ничего страшного, это всего лишь на несколько минут, я скоро вернусь и больше уже не выпущу тебя из своих рук».

Илиодор Деф'Олдман так и не смог сосредоточиться. Не понял не единого слова из препирательств между доверенным лицом его брата и немногочисленными присутствующими родственниками невестки. Не услышал ни единого слова из длинного списка зачитанного завещания. Равнодушно прослушал перечень наследия имущества дальними родственниками и людьми, которые при жизни были дороги брату. В голове, как набат колокола, гремела одна единственная мысль: «Почему именно я?» Непосильная ноша, обязанность, так нежданно свалившаяся на его плечи последней предсмертной волей скоропостижно скончавшегося брата-близнеца. Брата, однажды ушедшего из дома, исчезнувшего на двадцать долгих лет. Брата, который даже не удосужился сообщить своим близким и родным о том, что живёт в чужой стране, построил замок, завёл семью и ребёнка и даже начал вести оседлый образ жизни. Ах да — он ещё за это время успел и умереть. Невольно скривив рот в грустной усмешке, мужчина поднял голову, обвёл тяжёлым взглядом присутствующих, на мгновение задержался на лице седой старушки, так же как и он сидящей безучастно возле окна напротив. В отличие от него она внимательно прислушивалась к каждому произнесённому слову доверенного лица от его брата.

Отвёл взгляд, опустил голову и принялся дальше изучать собственные руки. Нет, он-то всегда знал, что брат жив, до того самого момента, пока однажды ночью не смог проснуться, самостоятельно вырваться из кошмара, навеянного одной из самой чёрных ночей в его жизни, метался в холодном поту в постели своей спальни родового замка и в ужасе выкрикивая имя брата. В ту ночь на крики к дверям его комнаты сбежалась вся прислуга, находящаяся в доме во главе с местным кузнецом. Когда всё же удалось выломать на первый взгляд неприступные дубовые двери, он открыл глаза и, всё ещё находясь в состоянии между сном и бодрствованием, выдал обеспокоенным родителям, что Исидора больше нет на этом свете. Мистическая, почти ментальная связь между близнецами так просто никогда сама по себе не разрывается, если, конечно, одна из сторон по собственному желанию не рвёт её с помощью специального ритуала или же кто-то в этом не помогает. «Что же случилось? Что или кто заставил тебя отказаться на целых 20 лет от своей семьи, от своих друзей, от прежней жизни? И как случилось, что самое ценное тебе оказалось некому доверить, кроме меня?»

Илиодор дёрнулся, обвёл усталым взглядом присутствующих, кивнул, делая вид, что будто бы слышал всё то, что только что было сказано, и снова погрузился в свои нелёгкие мысли. «Да кто все эти люди? Если бы не ребёнок на улице, ноги бы моей здесь не было сегодня! Кстати, о ребёнке…» Он невольно улыбнулся. Ничего больше в этой жизни он не мог бы так сильно желать, как то, что он только что получил, как щедрый подарок, как дар, как благословение, неожиданно примирившее его со всеми прошлыми обидами на своего близнеца. Что же заставило брата сделать опекуном своего единственного ребёнка человека, которого он не только не видел так долго, но и даже избегал последнее время. Нет, он точно не заслужил этого.

Тень сомнения набежала на его лицо. Как же он сможет принести это дитя к своим сородичам? Что он скажет своей семье? Так повелось, что испокон веков их род не смешивал свою кровь с представителями других существующих рас и тем более с тёмными. Он с интересом посмотрел на пожилую женщину возле окна. Она подалась немного вперёд и внимательно вслушивалась в монотонное перечисление огромного перечня имущества со стороны матери ребёнка, лишь иногда едва заметно кивая. Величественная осанка, благородные черты лица, волосы цвета пепла, едва тронутые у висков сединой, и неправдоподобно светлые зелёные глаза на смуглом лице — всё явно указывало на то, что перед ним ярко выраженный представитель тёмных эльфов из благородных фамилий. Мужчина перевёл беспокойный взгляд на окно. Он бы многое отдал, чтобы знать, как жил его брат последнее время, чем занимался, что делал, почему пришёл именно сюда, а самое главное, почему связал свою жизнь с тёмной эльфийкой, как решился оставить после себя потомство.

Ведь когда пришло письмо, сообщающее, что ему срочно нужно явиться на зачтения завещания, где главным наследником имущества ныне покойного Исидора Деф'Олдмана указан именно он, Илиодор Деф'Олдман, как ближайший и единственный родственник, родители категорически были против его поездки на другой континент. Они ведь ещё не знали, что у них появилась внучка. «Стоп. А как он сможет принести этого ребёнка к ним в дом? Что скажет матери и отцу?» Нахмурился. «Нет, они поймут, зов крови сильнее всего. Дитя собственного сына — часть их наследия, тем более ребёнок совершенно не похож на своих родственников по материнской линии. Но непонятно, что довлеет над ним, Свет или Тьма? Дитя как будто окутано шлейфом непроницаемости». Мужчина обеспокоено заёрзал в кресле. «Да, но что скажут старейшины? Для них нет тайны. Они могут видеть будущее». Прислушался к монотонному голосу, снова посмотрел на пожилую даму. Вздрогнул, встретившись с её холодным изучающим взглядом. «Значит, он ничего им пока не скажет! И если придётся, то тоже уйдёт из дома, разрывая все прежние связи и узы со своим кланом. Родители поймут, друзья простят, а кто отвернутся — значит, так тому и быть». Он отвёл взгляд и резко поднялся с кресла.

— Не возражаете, если мы отложим до завтрашнего дня обсуждение оставшихся вопросов? — заявил он тоном, не терпевшим никаких возражений, и стремительно вышел из комнаты. Проскочил мимо опешившей толпы прислуги, свернул в нужный коридор. Подлетел к двери, дёрнул на себя огромную створку… и замер. Во дворе было необычно тихо, даже птиц не было слышно. Обежал тревожным взглядом двор и перевел взгляд на детскую кроватку. Прищурился, ещё раз внимательно огляделся, втянул воздух и хищно осклабился. Не может быть. Он осторожно двинулся в сторону фонтана, не отводя пристального и беспокойного взгляда от ближайших к нему деревьев, боясь хотя бы на секунду потерять контроль над собой, чтобы не сорваться и не побежать. Сердце сдавило в предчувствии непоправимой беды. «Только не это, пожалуйста, только не сейчас», — шептали губы, а взгляд прочёсывал округу. Нервы не выдержали, Илиодор сорвался на бег. За считанные секунды покрыл расстояние между домом и фонтаном. Он уже знал, он чувствовал, бросая взгляд на кроватку. Она была пуста.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.