Любовные хроники: Флинт Маккензи

Эйна Ли

Жанр: Исторические любовные романы    1998 год   Автор: Эйна Ли   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В электронной библиотеки RomanBook Вы можете скачать книгу для телефона, смартфона или кпк автора Эйна Ли Любовные хроники: Флинт Маккензи совершенно бесплатно в формате fb2, txt, html, mobi или epub. Если Вы хотите почитать книгу онлайн на компьютере, то это можно сделать прямо на нашем сайте. Прокрутите страницу вниз и нажмите кнопку "Читать книгу".
Любовные хроники: Флинт Маккензи (Эйна Ли)

Эйна Ли

Любовные хроники: Флин Маккензи

Глава 1

Техасский выступ

1869 год

Флинт Маккензи почуял их прежде, чем увидел.

Звенящий гул точно вывел его на место. Он подъехал к четырем телам и спешился. Над трупами роились жирные мухи. По состоянию тел Флинт определил, что они лежали здесь по крайней мере дня два. У троих команчей были огнестрельные раны, а спина и грудь четвертого — белого — оказались густо утыканы стрелами.

Поскольку тела лежали рядом, Флинт догадался, что двое мужчин, которых он выслеживал, вероятно, наскочили на индейцев во время ночевки. Ветер еще не разнес остывший пепел костра. Скальп белого человека остался на голове, и это могло означать лишь одно: никто из индейцев не уцелел. Иначе, рассуждал Флинт, они бы вернулись за телами своих братьев.

Но кто-то все-таки исчез. Флинт наклонился, чтобы рассмотреть следы двух лошадей. Одна из них была нагружена сильнее, и ее копыта глубже отпечатались в грязи. Скорее всего всадник вел лошадь убитого под уздцы. Глубокий отпечаток имел трещину в подкове на правой задней ноге. Флинт мгновенно узнал знакомый изъян — тот самый след, по которому он шел с самого Дос-Риоса, откуда выехал пять дней назад. Тогда городской шериф рассказал ему, как двое хвастались, что водили компанию с Чарли Уолденом. Флинт прошелся по следам неподкованных индейских мустангов и обнаружил место, где они были привязаны, но, очевидно, сорвались с коновязи.

Распрямившись, он проводил острыми глазами след, убегавший от места резни. Если шериф говорил правду, уцелевший всадник мог оказаться одним из команчерос, пять лет назад совершивших набег на «Трипл-М». Эта банда безжалостных головорезов изнасиловала и убила его мать и жену брата.

Флинт вернулся к телам у кострища и обыскал карманы белого. Нашлось несколько монет, кисет почти без табака, но ничего такого, что помогло бы определить личность убитого. Сунув все в карман рубашки, Флинт осмотрел индейцев. На их лицах виднелись сделанные черной краской отметины.

— Эге, да на них боевая раскраска, — обратился он к мышастому жеребцу, неподвижно стоявшему там, где хозяин спешился. Флинт привык разговаривать со своим четвероногим другом. — Хотелось бы знать, отчего они пришли в ярость. — Он вскочил в седло. — Похоже, лучше убираться отсюда подобру-поздорову.

С возвышавшейся над всей округой скалы он оглядел дно глубокого каньона. Внезапно Флинт насторожился, подавшись в седле вперед, и всмотрелся в расстилавшееся в сотнях футов под ним плоское пространство: по янтарной глади травы, прорезанном черной колеей взрыхленной земли, как шхуны, плыли крытые брезентом фургоны…

— Вот кого выслеживали убитые команчи. Оттого, Сэм, мы нашли их в боевой раскраске.

В последние дни Флинт получил немало подтверждений присутствия индейцев и теперь не сомневался, что это только начало. Днем раньше, днем позже, но индейцы нападут на караван. Если не предупредить людей, начнется новая резня.

— Будь все проклято! — выругался он и сплюнул на следы, убегающие вдаль. — Сэм, мы потеряем сукина сына. — Затем Флинт натянул поводья и начал спуск, оставив позади теряющуюся в долине цепочку следов.

В непроглядной черноте безлунной ночи мерцало с полдюжины костров, и при их свете Флинт проник в самую сердцевину круга сгрудившихся у небольшого ручья фургонов. К его досаде, не послышалось ни единого окрика, и он свободно проехал в центр лагеря, прислушиваясь к тихому гомону разговоров и принюхиваясь к домашнему запаху очага.

Вскоре вокруг собрались любопытные переселенцы. Подошел долговязый человек средних лет.

— Привет, незнакомец, — дружелюбно проговорил он. — Присядь у костра и отведай нашей еды.

— Спасибо за приглашение, — ответил Флинт и спешился. — Вы хозяин каравана?

— Угадали, — осклабился его собеседник. — Меня зовут Эл Мастере, — и протянул руку.

— Флинт Маккензи, — ответил на рукопожатие Флинт и вопросительно посмотрел на переселенца. — Мистер Мастере, вам раньше когда-нибудь приходилось заходить так далеко на запад?

— До сих пор не доводилось, мистер Маккензи.

Флинт последовал за ним к одному из костров, и они вместе присели у огня. Женщина подала тарелку, на которой горкой возвышалось жареное мясо и толстые куски хлеба из кислого теста.

— Необыкновенно вкусно, мэм, — обернулся он к женщине, когда тарелка опустела. — Премного благодарен.

— Хотите еще мяса?

— Благодарю, мэм, кофе как раз то, что надо. — Флинт с удовольствием принял кружку с дымящимся горячим напитком.

Глаза женщины подернулись теплотой:

— Но от куска яблочного пирога вы не откажетесь.

— Не откажусь. — Флинт посмотрел вслед поспешившей за угощением женщины. Она напомнила ему мать. От тяжелых воспоминаний о ее несчастной судьбе и при мысли об опасностях, с которыми предстояло столкнуться сидевшим вокруг людям, его глаза помрачнели.

Только сейчас Флинт, прислонившись к дереву, присмотрелся к переселенцам. Многие выглядели усталыми и изможденными. Флинту не обязательно было слышать их речь, чтобы понять: перед ним южане. Он сражался за Конфедерацию и видел много подобного люда — искалеченные души, они в унынии и отчаянии из последних сил старались поднять из руин разоренные фермы и усадьбы.

Взгляд продолжал скользить по лицам и выхватил стройную женскую фигуру. Хотя ее обладательница скрывалась за спинами других, Флинт безошибочно отличил ее по роскошному каскаду ярко-рыжих полос. Вот уж действительно, подумал он, павлину в стаде гусей не спрятаться. И решил, что не один команчи-следопыт, выслеживающий караван, давно заприметил эти волосы и уже представляет, как огненный скальп болтается у него на поясе.

— Откуда ваши люди, мистер Мастере?

— Из Джорджии, мистер Маккензи.

— Караван кто-нибудь ведет?

Мастере кивнул:

— Проводник по фамилии Мур.

— Булвип Мур? — переспросил Флинт, и собеседник утвердительно наклонил голову. С этим следопытом Флинт встречался и раньше, и у него сложилось о Муре весьма невысокое мнение. Флинт считал Мура бандитом из бандитов, потому что тот преследовал лишь собственные интересы. Ходил слушок, что однажды Мур удрал от каравана после того, как сам завел его в западню.

— И где же он?

— Мистер Мур еще вчера утром ускакал на разведку, — ответил Мастере. — А нам велел держать прямо на запад.

— Он упоминал о том, что заметил следы индейцев?

— Какие следы? — забеспокоился Мастере.

— Последние два дня я то и дело натыкаюсь на них. Единственная возможность спастись — немедленно повернуть обратно и попытаться благополучно добраться до Дос-Риоса. Могу проводить, если боитесь, что не найдете дороги.

— Не думаю, мистер, чтобы индейцы оказались настолько безрассудны, чтобы напасть на такой большой караван, — вскинулся человек, сидевший неподалеку; остальные поддержали товарища дружными возгласами.

Флинт досадливо окинул взглядом спорщика и снова посмотрел на Мастерса:

— Двенадцать фургонов не испугают отряд ступивших на тропу войны команчей. Кто-нибудь из вас сражался с индейцами?

— Никто, — покачал головой старший каравана. — Почти все мы простые фермеры из Джорджии.

— Тогда какого дьявола вас занесло в страну индейских племен?

— Дома совсем есть нечего. Мы решили пробиваться в Калифорнию и соединиться в Санта-Фе с другим караваном фургонов.

— А что, приятель, — раздался чей-то насмешливый голос, — разве не одно и то же — стрелять в индейца или янки? На той войне каждый из нас успел побывать.

Флинт мотнул головой:

— Далеко не одно и то же. Команчи — это лучшая легкая кавалерия. С такой вам не приходилось встречаться: пронесутся сквозь строй — глазом моргнуть не успеете. И будьте уверены, не потратят ни одного заряда, чтобы предупредить о своем приближении.

— В той войне нам досталось от пуль янки, — не унимался все тот же скептик. На его лице играла задиристая ухмылка. …