Жемчужина его гарема

Портер Джейн

Жанр: Короткие любовные романы    2006 год   Автор: Портер Джейн   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Когда Кален был в комнате, девушка видела только его одного. Когда он смотрел на нее, все разумные мысли исчезали. И сейчас Кира не могла думать, не могла даже дышать.

— Мы будем делать это медленно, — произнес Кален. — Шаг за шагом.

Шаг за шагом. Что это означает?

Поцелуй… Прикосновение… Интимная ласка… Постель… А что потом? Шаг за шагом… Но куда эти шаги приведут?

Кира не могла предвидеть, что будет в будущем, не знала даже, что может случиться послезавтра, но ей был нужен Кален, и она знала, что желает только его.

— Один шаг, — повторил Кален.

У Киры закружилась голова. Она хотела его.

— Ты молчишь, — произнес Кален с укоризной, проведя большим пальцем по линии ее губ, и они послушно раскрылись.

— Я не знаю, что мне сказать, — голос Киры был безжизненным.

— «Да, Кален». Вот все, что тебе нужно сказать.

Этот человек разобьет ее сердце на тысячи осколков. Ей нужно уехать. Сегодня же. Вечером.

Оставить его…

— Если я всегда буду отвечать «да», то попаду в беду.

— Зато жизнь станет похожа на приключение. А тебе, laeela, должны нравиться приключения, ты ищешь их очень давно. С тобой будет весело играть, laeela.

А затем он поцеловал ее, беззвучно требуя, чтобы Кира отдалась ему.

— Ты все еще сопротивляешься, — пробормотал Кален.

— Я должна.

— Вовсе нет.

И Кален снова поцеловал ее, но на этот раз мягче, и неожиданная нежность этого поцелуя лишила Киру способности дышать.

Она вдруг почувствовала себя в полной безопасности. Она была уверена, что где-то в глубине его души спрятаны доброта и мягкость.

На одну секунду Кира позволила себе утонуть в нем, ощутить его твердое тело, почувствовать, как он силен и уверен в себе.

Кален оторвался от нее и нахмурился.

— Тебя очень трудно покинуть.

Кира с силой прикусила нижнюю губу. Если бы только это было правдой… Если бы только она действительно была нужна ему только потому, что она — просто Кира… Но все это Кален затеял в угоду политическим играм, это лишь очередная игра богатого человека.

— Это твой излюбленный способ прощаться?

Кален отшатнулся.

— Ты меня оскорбляешь.

— Я просто хочу, чтобы все было по-честному.

Чтобы все было по-честному.

Эти слова эхом отозвались в Калене, больно уколов его совесть.

Внезапно две жизни, которые он вел — публичная и личная, — оказались в опасной близости и едва не слились воедино. Она хочет, чтобы все было по-честному.

Эта девушка была такой открытой, такой искренней, а он сам использовал недопустимые приемы.

Кален знал, что если сейчас он сделает Киру своей, то уничтожит ее. Опозорит ее. И всю ее семью.

Однако таков был его план.

Таким он и останется.

Кален должен сделать так, чтобы Кира стала нежеланной кандидатурой на роль невесты. Он понимал, что девушка ни разу не была близка с мужчиной. Он не знал, каким образом догадался об этом, но факт оставался фактом.

Он не собирался ее любить. Он хотел ее ранить. Опозорить.

— Нам следует быть честными по отношению друг к другу, — твердо добавила Кира.

И все же он завершит то, что начал. Иначе он не был бы тем, кем он был.

— Если тебе нужна моя честность, laeela, она будет. Учись говорить за себя, а не за меня.

Жестокость его ответа потрясла Киру. Она подняла глаза, но увидела только его спину. Он уходил.

Кален Нури. Надежда. Мечта. Фантазия.

Она не могла позвать Калена, не знала, что ему сказать. Кира просто наблюдала, как он идет по коридору и услышала, как щелкнул замок входной двери.

«Что ж, так даже лучше», — попыталась она себя утешить. Хорошо, что он ушел в гневе.

Так ей будет легче исчезнуть.

Не думай о Калене, лучше подумай о себе.

В этот момент зазвонили в дверь, и сердце девушки подпрыгнуло.

Может, это Кален пришел извиниться? Может, он на самом деле думал о ней больше, чем признавал?

Кира распахнула входную дверь прежде, чем дворецкий успел появиться в коридоре. И как только дверь открылась, случилось неминуемое.

Проезжая через город, Кален выключил свой мобильный телефон.

Он знал, что происходит сейчас в этой квартире. Знал, потому что сам поставил эту мышеловку. Кален знал, что за ним и Кирой следят, видел людей, следовавших за ним по пятам.

Из своего ухода шейх Нури сделал большое шоу. Затеял ссору и ушел, оставив за спиной хаос.

Оставил Киру без защиты.

— Куда ехать, сэр? — спросил водитель, придерживая дверцу.

— В пентхаус, — ответил Кален.

Пятнадцать минут спустя лимузин припарковался у тротуара. Полицейские машины закрыли подъезд к зданию. Вход был забаррикадирован.

Что-то случилось.

Кален вышел из машины.

Затем он увидел, как его дворецкий, Веллингс, разговаривает с двумя мужчинами, которые записывали каждое его слово. «Детективы», — подумал Кален.

Замелькали вспышки, и, оглянувшись, Кален увидел растущую толпу фотографов и репортеров.

Заголовки газет. Сенсация.

Он не ожидал, что будет чувствовать раскаяние. Что он вообще будет что-то чувствовать.

Шейх Нури направился к Веллингсу и детективам.

— Ваше Превосходительство, — произнес дворецкий. — Мне очень жаль… Я пытался дозвониться вам, чтобы сообщить о похищении.

Значит, это случилось. Омар аль-Иссидри вернул свою дочь.

Все шло по плану.

Глава седьмая

Похитители признались, что работают на Омара аль-Иссидри.

Кира не удивилась.

Машина везла ее в аэропорт, и один из мужчин набросил на девушку чадру.

— Прикройся, — пренебрежительно велел он.

Ей не понравился его тон, однако Кира выполнила приказание.

Очевидно, полет был запланирован заранее, и они отправились в путь немедленно. Они летели в Африку.

В течение полета Кира не смогла заснуть.

К рассвету девушка была полностью вымотана. Когда взошло солнце, она выглянула в окно. Песчаное море золотого цвета раскинулось под самолетом. Все было необыкновенно ярким.

Самолет приземлился на частной полосе. Здесь же они пересели из самолета в вертолет.

И снова под ними бескрайние пески, затем показались горы, которые вскоре уступили место зеленым долинам.

Они приземлились в отдаленном уголке Бараки, который был зажат между Атласными горами и границей Оуаха.

Как только дверь вертолета открылась, Кира окунулась в испепеляющую жару.

Возвращение в Бараку вызывало странные чувства. Кира ощутила ни с чем не сравнимое волнение. Однако ее путешествие было еще не закончено. У трапа ее ожидали люди на верблюдах, одетые в черные одежды.

Грудь сжало странным чувством. Она вернулась. Барака. Земля мечтаний и снов. Страна ночных кошмаров. Прошлое волной нахлынуло на Киру. Несвобода, стены, заключение. В ее воспоминаниях о Бараке не было счастья.

Она села на верблюда. Погонщик заставил своего подопечного подняться. Кира судорожно ухватилась за переднюю луку седла, чтобы не упасть, когда животное сделало широкий, скользящий шаг вперед.

Ее отец привез дочь на край земли… За многие километры от цивилизации. Он изолировал ее от всего — от семьи, друзей, от помощи.

Малик разговаривал по телефону со своим братом, Каленом.

— Ты спровоцировал международный скандал, из-за которого Барака оказалась в центре мировых новостей и в самом неприглядном свете.

Кален уже имел удовольствие ознакомиться с вышеупомянутыми новостями.

— Это пройдет.

— Нет, если ты собираешься довести свой план до конца.

— Абизхаид был для нас угрозой в течение многих лет.

— Ты не можешь так просто обезвредить его, — Малик вздохнул. — По крайней мере, без весомой причины.

— Есть такая причина…

— Я говорю не о твоих подозрениях…

— Я тоже. Он стоял за покушением на тебя и твою семью пять лет назад и не был наказан за это.

— У тебя нет доказательств.

— Ты слишком легковерен.

— А ты слишком подозрителен.

У Калена дернулась верхняя губа. Малик помолчал, а затем спросил:

— Что там с девушкой? Ее отец требует компенсации.

— Ничего не было.

— Перестань. Ты же прекрасно понимаешь, что уничтожил ее. Обесчестил молодую женщину из хорошей семьи. Опозорил дочь и отца. Кто теперь возьмет ее замуж?

Кален долго не отвечал.

— Я понимаю ее положение, — наконец произнес он. — У меня есть небольшой план.

— Абизхаид хочет, чтобы ее наказали.

Малик не продолжал. Согласно их обычаям, опозоренная девушка могла очистить запятнанную честь или замужеством, или смертью.

— Ее нельзя было использовать в качестве приманки, — добавил Малик. — Если ей причинят вред…

— Не причинят.

— Я готов вмешаться…

— Не надо. Я знаю, что делаю.

Кира села на матрасе, служившем ей кроватью, и подтянула ноги к груди.

Три дня полной изолированности и молчания. Девушка проводила в Бараке летние каникулы и за это время изучила язык, религию и обычаи своего народа. Она посещала музеи и изучала историю, но Кира не знала настоящую Бараку — страну караванов, верблюдов и песков.

Кира никогда не была за Атласными горами, не просыпалась в палатке под пустынным небом, красным, как кровь.

Барака всегда была ей чужой, особенно после прохладной Англии.

Здесь Кира чувствовала себя одним из сухих деревьев, которые каким-то чудом уцелели на обезвоженной почве.

Все три дня, которые девушка провела в палатке, были странными и непонятными. Никто с ней не разговаривал. Она видела только женщин, а мужчины из лагеря к ним не приближались — они стояли на своих наблюдательных пунктах, хотя никто из них вроде бы не был вооружен. Женщины казались смущенными. Их темные глаза дружелюбно поблескивали под покрывалами, но они не разговаривали.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.