Жемчужина его гарема

Портер Джейн

Жанр: Короткие любовные романы    2006 год   Автор: Портер Джейн   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Она любила Бараку.

Какая-то часть ее принадлежала этой стране. Все эти годы она старалась держаться подальше от родины, хотела уничтожить все ее следы в своей душе. Однако за те несколько лет, что Кира провела в Англии и Америке, ей так и не удалось избавиться от той части бараканской крови, что текла в ее венах.

Прошло еще несколько часов, но Кален не возвращался. Кира боролась со сном, но все-таки заснула. Последняя ее мысль была о том, что Кален должен быть рядом.

И он оказался рядом, когда на рассвете девушка проснулась. Он спал, повернувшись к ней лицом и вытянув руку над ее головой.

Кален был обнажен, его темные волосы спутались, а кожа сияла, как золото.

Кира легла на живот, чтобы получше рассмотреть своего мужа. Во сне его подбородок казался не таким квадратным, а лицо — менее царственным.

Девушка увидела перед собой обыкновенного мужчину. Очень красивого мужчину. Который лежал в ее постели. Кира протянула руку и осторожно коснулась завитков черных волос, спадавших на лоб, а затем погладила его по щеке.

Она поцеловала Калена так мягко, что он даже не проснулся. Ее переполняло странное чувство. Шейх Кален Нури. Мечта. Фантазия.

Не говоря уже о том, что он — отважный воин пустыни.

Осторожно, пытаясь не потревожить его, Кира скользнула под одеяло и подобралась ближе.

И в этот момент он потянулся к ней, его рука скользнула по спине девушки, лениво гладя ее… Рука передвинулась на живот… Это было так чудесно — чувствовать эти нежные прикосновения. Почему-то они совсем ее не пугали…

Его рука была теплой, и девушка ощущала это тепло сквозь тонкую ткань ночной рубашки.

Его губы нежно коснулись ее щеки. Он начал покрывать медленными поцелуями ее лицо, и от них запылала кожа, тело стало горячим и гибким.

Кира прижалась к Калену еще теснее.

Ласка его языка. Мягкость губ. Все это сводило Киру с ума.

Кален перекатился на спину, и девушка оказалась сверху. Она наклонилась, чтобы поцеловать его.

Она так долго была одинока, что теперь, рядом с этим мужчиной ощущала себя в полной безопасности.

Он страстно ответил на ее поцелуй.

Жар его тела проник сквозь ночную рубашку девушки.

Она хотела его. Он был нужен ей, как воздух.

Однако она не представляла, как соблазнить Калена. Ведь Кален наверняка познал многих женщин. У него были уверенные и опытные подруги. А она не могла продемонстрировать свою искушенность. Она могла только подарить ему себя — свое сердце, любовь, преданность.

Кира вздрогнула, когда Кален начал гладить ее ягодицы. Ей захотелось, чтобы он коснулся чувствительной плоти, но страх не дал этой просьбе сорваться с языка.

Он не спешил, нежно лаская ее тело, и желание Киры становилось все сильнее.

Если бы только она знала наверняка, что Кален не причинит ей боли…

Он коснулся ее щеки.

— Ты боишься?

— Да, — призналась Кира.

— Что тебя пугает?

— Боль.

— Я не причиню тебе боли.

Девушка хотела верить ему.

— Я хочу дотронуться до тебя, — сказал Кален, — и если что-то тебя напугает или причинит боль — скажи, и я остановлюсь.

Если что-то тебя напугает или причинит боль… Кира обвила руками его шею. Она дрожала, но уже не от страха.

— Хорошо.

Он снова поцеловал девушку. Кира почувствовала, что его рука начала гладить ее между бедер. Девушка вся горела.

Кален очень нежно провел рукой по чувствительной горячей плоти.

Кира резко выдохнула и вцепилась руками в широкие плечи мужа. Это прикосновение было прекрасным, божественным.

И тут она снова ощутила страх. Она боялась, что Кален отвергнет ее.

— Что случилось? — пробормотал он. — Я сделал тебе больно?

— Нет, — жар наполнил грудь девушки.

Кален угадывал все ее чувства!

— Чего еще ты хочешь?

Девушка покачала головой, не в силах ответить.

— Скажи, laeela; если я не буду знать, что тебе нравится, то не смогу доставить тебе удовольствие.

— Но ты уже доставляешь мне удовольствие! Это я боюсь разочаровать тебя…

— Никогда, — его голос был хриплым. — Никогда. Клянусь.

Кален поцеловал ее страстно и нежно, а его рука интимно ласкала девушку. В глубоком поцелуе и прикосновении была какая-то магия, которая заставляла Киру отвечать на ласки. Она чувствовала, как реальность медленно растворяется и ей открываются другие миры. Тело уже не принадлежало ей.

Кира хотела отдаться ему. Открыться ему. Она хотела принадлежать Калену.

— Сними мою рубашку, — прошептала она.

— Сядь.

Он сорвал с нее ненужный кусок ткани.

А затем его руки снова гладили ее тело, ласкали кожу, но на этот раз Кален был сверху. Кира ощутила давление его чресел и напряглась.

— Если станет больно, скажи, — шепнул он. Девушка кивнула и почувствовала, что боли не было. Она облегченно вздохнула.

Он одурманивал ее своими поцелуями. Боли не было. Все было по-другому. Жар. Ощущение заполненности.

«Это не боль, — напомнила себе девушка. — Это Кален занимается с тобой любовью».

Он двигался медленно и спокойно. Ее чувства обострились. Ей стало приятно. Нет, более чем приятно.

Было так хорошо держать его в своих объятиях.

— Кален, — прошептала она, охрипнув от желания. Она не могла поверить, что чувствует себя так хорошо с ним.

— Мне остановиться? — спросил он, целуя девушку.

Этот поцелуй едва не стал последней каплей. Кира всхлипнула. Она хотела большего.

Пульс девушки бился учащенно. Кира подняла бедра. Каждое его движение вызывало непередаваемый наплыв эмоций. И она знала, что Кален чувствует то же самое…

Кира по-прежнему прижималась к нему, когда до них донесся голос.

— Ваше Превосходительство! — крикнул человек, — Караван приближается! Шейх Таир отправляется в путь, чтобы встретить гостей.

Кален торопливо поцеловал жену и, взяв одежду, пытался надеть ее как можно быстрее.

В лагере закипела бурная деятельность. Палатки были убраны. Погонщики поспешно привязывали тюки и коробки на спины верблюдов.

— Мы в опасности? — спросила Кира, когда Кален взял ее за руку и повел к верблюду.

— Нет. У Таира много людей, они нам помогут.

— Это Абизхаид?

— Да. Нам нужно как можно быстрее добраться до границы Оуахи. — С этими словами он посадил жену на спину верблюда и тихо произнес: — Мне очень жаль, что нам помешали.

Девушка покраснела.

— На первом месте всегда национальная безопасность, Ваше Превосходительство.

Кален улыбнулся.

— Надеюсь, мы продолжим позже, если тебе не больно.

Кира снова покраснела.

— Со мной все в полном порядке.

Он коснулся руки жены.

— Я не причинил тебе боли?

Боль? Он был потрясающим любовником.

— Нет!

— И не напугал тебя?

— Нет.

— Хорошо, — Кален нежно сжал ее руку. — Помни, я всегда буду рядом.

За день пути красноватые пески уступили место таким же красноватым камням.

Вдали виднелись кроны деревьев — зеленые островки оазисов.

Это утро очень многое ей обещает, подумала Кира, бросив взгляд на мужа. То, что произошло между ними, было невероятным… священным.

Кален подъехал к Кире.

— Мы только что пересекли границу, — сообщил он. — Мы оставили Бараку и находимся на территории Оуахи. Мы должны добраться до моих владений через пару часов. Но сперва проедем через Зефру, старинный берберский город. Там мы остановимся и выпьем чая.

— Ахмед Абизхаид тебя больше не беспокоит?

— Здесь юрисдикция шейха Таира.

— И что это означает?

— Если Абизхаид совершит здесь преступление, я не имею права и пальцем его тронуть. Абизхаид теперь — ответственность Таира.

Кира бросила на него быстрый взгляд.

— Но ведь шейх Таир — твой друг.

— Несомненно.

— Это… справедливо?

— Абизхаид постоянно совершает грабительские набеги. Справедливо ли то, что год назад во время одного из своих рейдов он убил жену Таира и его маленького сына? Абизхаид — бездушный преступник. Вор. Он забирает все, что ему нужно, и перерезает глотки тем, кто встает на его пути.

В сердце девушки возник мрачный страх.

— А мой отец? — спросила она.

— Он в опасности.

— Но сам он не опасен.

— Нет. Абизхаид манипулирует им.

— Но он собирался выдать меня за Абизхаида силой.

— Абизхаид пригрозил, что убьет тебя, если Омар не устроит свадьбу.

Глава одиннадцатая

Кира резко повернулась к мужу.

— Кто рассказал тебе об этом?

— Твой отец. Той ночью, когда мы поженились.

— Тогда почему он утроил выкуп? Почему не желал нашей свадьбы?

— Он блефовал. Пытался казаться преданным Абизхаиду, зная, что у того повсюду шпионы. Твой отец отказался от моих денег. Он рад, что ты теперь под моей защитой. Но это ничуть не уменьшает угрозы, нависшей над ним.

— Но почему отец не пошел к султану? Не попросил его помощи?

— Потому что Абизхаид шантажировал Омара почти десять лет.

— Каким образом?

— Много лет назад твой отец поделился очень важной информацией с одной женщиной, которую он любил и которая, как он думал, любила его. А в результате на жизнь султана было совершено покушение. Малик едва не погиб.

— А кто была эта женщина?

— Одна из жен Абизхаида.

Кира судорожно схватилась за седло.

— Откуда ты знаешь?

— Я уже давно подозревал нечто подобное, но твой отец вчера мне сам все рассказал. Он чувствует большое облегчение оттого, что эта история подошла к концу. Он долго жил с этим грузом.

— И он хочет помочь тебе?

— Он предложил дать показания против Абизхаида…

— Но это же станет для него смертным приговором!

— Твой отец прекрасно понимает, чем рискует. Но Абизхаид должен заплатить за свои преступления. Султан и жители Бараки окажутся в безопасности, и у твоего отца может появиться возможность зажить нормальной жизнью.

— А что произойдет с отцом после дачи показаний? Он отправится в тюрьму?

— Тюремное заключение возможно, но, насколько я знаю Малика, он, скорее всего, простит твоего отца. Однако сперва нужно поймать Абизхаида. И в этом мне должен помочь Таир.

Вдали появился всадник.

Кален посмотрел на человека, приближавшегося к ним.

— Кто это? — спросила Кира.

— Один из людей Таира, — ответил Кален, наклонившись вперед. — Боюсь, дело плохо. Что-то случилось.

Он оказался прав. Всадник привез плохие известия. Многие люди Таира были убиты, а сам шейх ранен в схватке с Абизхаидом.

— А Абизхаид?

— Я не уверен, но, кажется, он сбежал.

Кален перешел с арабского на берберский. Молодой человек кивнул, затем пришпорил лошадь и уехал в направлении города.

— Он уехал за доктором, — пояснил шейх жене.

— А ты не собираешься помочь шейху Таиру? Он же твой друг…

— Разумеется. Но ты — моя жена, и я не покину тебя до тех пор, пока ты не окажешься в безопасности за стенами моего замка.

Через полчаса стены Зефру заметно приблизились, и Кира стала присматриваться к этому месту.

На улицах не было машин — их заменяли ослы и мулы; мужчины и женщины носили широкополые одежды.

Они остановились выпить чая в старинном здании. Внешне оно ничуть не отличалось от всех остальных домов, но внутри поражало элегантностью и роскошью. Залитые солнцем комнаты были украшены мозаиками, а толстые глиняные стены, выкрашенные в розовый и красный цвета, превосходно сохраняли прохладу.

Кира впервые осознала, что жизнь в Бараке не ограничивается Атикой.

Чаепитие было ритуалом, которому берберы придавали большое значение, но сегодня Кира почувствовала нетерпение Калена. Он хотел отправиться в путь как можно быстрее. Ему не терпелось отвезти Киру в безопасное место и броситься на помощь Таиру.

Кален как раз собирался произнести слова благодарности, когда в комнату вбежали две девушки.

Поклонившись, они постарались как можно быстрее удалиться, но одна из них все-таки подняла голову и посмотрела на Калена темными миндалевидными глазами. Ее отец заметил это и прикрикнул на дочь.

Девушка сразу же опустила голову и вышла.

Кира взглянула на мужа и обнаружила, что он тоже смотрит на незнакомку.

— Она напомнила мне тебя, — мягко произнес он, коснувшись ее руки. — Ты смотрела точно так же. С большим любопытством.

Он был прав, когда-то Кира в самом деле была любопытна.

— Из-за меня ты загрустила, — заметил Кален.

— Нет. То есть да, — Кира с улыбкой покачала головой. — Но не беспокойся.

— Тогда нам пора, — он помог жене подняться.

— Ты думаешь о шейхе Таире, — сказала она, когда они вышли из дома.

— От него нет никаких вестей.

— Это плохой знак?

Кален поколебался, а потом ответил:

— Пока не знаю.

Вместо верблюдов их ожидали оседланные лошади.

— Так быстрее, — объяснил Кален.

— Значит, ты нервничаешь?

Он легко подсадил девушку в седло.

— Беспокоюсь. А нервничаю я только от мысли, что не смогу провести с тобой достаточно времени в постели.

— Это неважно…

— Неважно?! Laeela, это же наш медовый месяц!

Кира поняла, что за его шутливым тоном на самом деле скрывается очень многое. Ситуация, в которой оказался Таир, беспокоит Калена сильнее, чем он хочет то показать.

Солнце уже начинало садиться, когда они достигли цели.

Дворец был выстроен почти пятьсот лет назад на высокой горе. Возможно, он даже был частью этой горы.

Все здесь удивляло и восхищало. Резные деревянные двери были очень массивными. Полы выложены розовым камнем. Окна на первом этаже были маленькими и узкими из соображений безопасности, но с верхних этажей, должно быть, открывался прекрасный вид.

Древние стены замка не пропускали внутрь летнюю жару. Напротив спальни Калена журчал небольшой фонтан. Бассейн был выложен белой и голубой плиткой.

— Это… — только и смогла произнести Кира. У нее не было слов. — Невероятно. Похоже на интерьеры сказок «Тысяча и одна ночь».

— Да, красиво, — согласился он.

— Но это же не замок, Кален, это настоящий дворец! Он подошел бы самому султану!

— Я знаю.

Она весело спросила:

— Но ты же не султан?

Кален пожал плечами.

— Только в Оуахе.

— Ты султан?!

— Это почетный титул, не более того.

— Так вот почему та пара, у которой мы пили чай, смотрела на тебя с таким обожанием! А две девочки…

— Я считаю себя здешним вождем, а не султаном, как и Таир. Кстати о Таире. Мне пора. Здесь ты будешь в безопасности. Это хорошо защищенная крепость.

— Я не боюсь.

— Возможно, меня не будет несколько дней.

— Понимаю.

Кален обнял жену и поцеловал так страстно, что у Киры задрожали колени.

Наконец он поднял голову. Янтарные глаза потемнели.

— За стенами крепости ты в безопасности.

— Хорошо. Делай, что ты должен. Но возвращайся скорее.

Кален вернулся на третий день. Время прошло для Киры быстро. Большую часть этих трех дней она провела на кухне — училась готовить берберские блюда.

Она как раз стояла у плиты, когда одна из служанок крикнула, что шейх Нури показался вдали и через час приедет вместе со своими людьми.

Кира сорвала фартук, вернулась в спальню и приняла ванну. Затем натерлась ароматным маслом. Это масло увлажняло кожу и придавало ей золотистый блеск. Она как раз заканчивала, когда дверь распахнулась, Кален стоял на пороге.

— Не двигайся, — произнес он, когда Кира стыдливо потянулась за полотенцем.

— Но на мне же ничего нет! — запротестовала она.

— Я вижу, — он закрыл дверь и запер ее. — О лучшей встрече невозможно и мечтать.