Жемчужина его гарема

Портер Джейн

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ублюдок.

Девушка посмотрела на реку. Из окна открывался вид на здание Парламента, Биг-Бен, Тауэрский мост. Самый фешенебельный и модный район Лондона.

И именно сюда шейх Кален Нури привозил своих дамочек. Здесь он намеревался держать ее. Все, о чем говорила Хилари, было правдой, до последнего слова.

Она опустила взгляд на бокал вина. Вино было бледно-золотого цвета и напоминало девушке солнечные лучи, которые переливались на поверхности дюн ранним утром. Острые. Безжалостные. Яркие.

— Я не похожа на остальных твоих женщин, — она говорила очень тихо, но знала, что он все слышит. — Я не заслуживаю подобного отношения. Особенно от тебя. Соотечественника. Бараканца.

Кален ничего не ответил, и Кира повернулась к нему. Шейх стоял у пустого камина, его широкие плечи были словно вырезаны из камня.

— Ты же знаешь, как важна для женщины ее репутация.

— Твоему отцу нельзя верить.

— И поэтому ты решил меня уничтожить? Уничтожить мою репутацию, насильно изменить всю мою жизнь?

— Все будет компенсировано.

— Каким же образом?! — с жаром спросила Кира. Она знала, что он скоро уйдет, но хотела услышать ответ. — Чем, Кален? Деньгами? Подарками? Удовольствием в постели?

Кален подошел к девушке.

— У тебя все это будет, и даже больше.

— Больше?! — Кира рассмеялась. Ей необходимо сбежать от этого безумия. — Вы смеетесь, Ваше Превосходительство.

— «Ваше Превосходительство», — повторил Кален и двумя пальцами коснулся брови девушки. — Ты меня боишься. Не надо. Я никогда не причиню тебе боли.

Кира не смогла сдержать дрожь. Одно прикосновение — и она снова в огне. Всего одно прикосновение — и она хочет прижать его руку к себе, ощутить ее силу, твердость, чувственность.

— Ты уже причинил ее, — голос Киры дрогнул. — Ты силой привез меня сюда, скомпрометировал меня…

— Я вовсе не плохой человек, laeela.Я могу быть очень мягким. И терпеливым. И я буду мягок и терпелив с тобой. Обещаю.

Кира не могла отвести взгляд от его лица, от этих золотых глаз, чувственных губ.

— Я не хочу тебя.

— Хочешь. Но что-то тебя останавливает. И это не стыдливость. Тебе двадцать три, ты образованна, привыкла к независимости. Тебя пугает что-то другое. То, что заставляет тебя все время убегать от меня.

Голова закружилась, перед глазами заплясали маленькие точки.

Однажды мужчина причинил ей боль, и с тех пор она боялась их. Но Калена она боялась по другой причине. Она боялась, что-то, чего она хотела от него, он никогда не сможет ей дать.

Кира стремилась к стабильности, безопасности, постоянству. Он таким не был.

Ей была нужна любовь. Ему — секс.

Ей был нужен оптимизм, а он был самым циничным человеком на свете.

Ее взгляд скользнул по высокому лбу, твердым очертаниям скул и подбородка. Сколько раз она мечтала о нем? Сколько раз вспоминала те немногие слова, которые он ей говорил?

Далекие мечты… Надежды молодости…

— Кален… Я не могу стать твоей любовницей. Не могу быть твоей игрушкой. Это нечестно, Кален. Нечестно по отношению ко мне.

— Жизнь вообще нечестная штука. Но я могу сделать ее более справедливой.

— То, что ты мне предлагаешь, очень далеко от справедливости.

В его глазах сверкнул огонь. Кира ощущала этот взгляд физически.

Кален обнял ее и притянул к себе, крепко прижав к своему сильному телу.

Сердце ее бешено забилось, ноги стали ватными. Это была настоящая пытка.

— Я хочу тебя, — произнес он.

Кира покачала головой. Она не думала, что когда-нибудь привлечет внимание мужчины вроде шейха Нури. Да и с чего бы Калену Нури заинтересоваться ею? Он преуспевал, был богат, могущественен.

Но даже если бы он был беден, без имени и репутации, у него все равно были бы лучшие женщины. Что-то было в нем такое, что заставляло ее чувствовать себя совсем беспомощной.

Когда Кален был в комнате, девушка видела только его одного. Когда он смотрел на нее, все разумные мысли исчезали. И сейчас Кира не могла думать, не могла даже дышать.

— Мы будем делать это медленно, — произнес Кален. — Шаг за шагом.

Шаг за шагом. Что это означает?

Поцелуй… Прикосновение… Интимная ласка… Постель… А что потом? Шаг за шагом… Но куда эти шаги приведут?

Кира не могла предвидеть, что будет в будущем, не знала даже, что может случиться послезавтра, но ей был нужен Кален, и она знала, что желает только его.

— Один шаг, — повторил Кален.

У Киры закружилась голова. Она хотела его.

— Ты молчишь, — произнес Кален с укоризной, проведя большим пальцем по линии ее губ, и они послушно раскрылись.

— Я не знаю, что мне сказать, — голос Киры был безжизненным.

— «Да, Кален». Вот все, что тебе нужно сказать.

Этот человек разобьет ее сердце на тысячи осколков. Ей нужно уехать. Сегодня же. Вечером.

Оставить его…

— Если я всегда буду отвечать «да», то попаду в беду.

— Зато жизнь станет похожа на приключение. А тебе, laeela,должны нравиться приключения, ты ищешь их очень давно. С тобой будет весело играть, laeela.

А затем он поцеловал ее, беззвучно требуя, чтобы Кира отдалась ему.

— Ты все еще сопротивляешься, — пробормотал Кален.

— Я должна.

— Вовсе нет.

И Кален снова поцеловал ее, но на этот раз мягче, и неожиданная нежность этого поцелуя лишила Киру способности дышать.

Она вдруг почувствовала себя в полной безопасности. Она была уверена, что где-то в глубине его души спрятаны доброта и мягкость.

На одну секунду Кира позволила себе утонуть в нем, ощутить его твердое тело, почувствовать, как он силен и уверен в себе.

Кален оторвался от нее и нахмурился.

— Тебя очень трудно покинуть.

Кира с силой прикусила нижнюю губу. Если бы только это было правдой… Если бы только она действительно была нужна ему только потому, что она — просто Кира… Но все это Кален затеял в угоду политическим играм, это лишь очередная игра богатого человека.

— Это твой излюбленный способ прощаться?

Кален отшатнулся.

— Ты меня оскорбляешь.

— Я просто хочу, чтобы все было по-честному.

Чтобы все было по-честному.

Эти слова эхом отозвались в Калене, больно уколов его совесть.

Внезапно две жизни, которые он вел — публичная и личная, — оказались в опасной близости и едва не слились воедино. Она хочет, чтобы все было по-честному.

Эта девушка была такой открытой, такой искренней, а он сам использовал недопустимые приемы.

Кален знал, что если сейчас он сделает Киру своей, то уничтожит ее. Опозорит ее. И всю ее семью.

Однако таков был его план.

Таким он и останется.

Кален должен сделать так, чтобы Кира стала нежеланной кандидатурой на роль невесты. Он понимал, что девушка ни разу не была близка с мужчиной. Он не знал, каким образом догадался об этом, но факт оставался фактом.

Он не собирался ее любить. Он хотел ее ранить. Опозорить.

— Нам следует быть честными по отношению друг к другу, — твердо добавила Кира.

И все же он завершит то, что начал. Иначе он не был бы тем, кем он был.

— Если тебе нужна моя честность, laeela,она будет. Учись говорить за себя, а не за меня.

Жестокость его ответа потрясла Киру. Она подняла глаза, но увидела только его спину. Он уходил.

Кален Нури. Надежда. Мечта. Фантазия.

Она не могла позвать Калена, не знала, что ему сказать. Кира просто наблюдала, как он идет по коридору и услышала, как щелкнул замок входной двери.

«Что ж, так даже лучше», — попыталась она себя утешить. Хорошо, что он ушел в гневе.

Так ей будет легче исчезнуть.

Не думай о Калене, лучше подумай о себе.

В этот момент зазвонили в дверь, и сердце девушки подпрыгнуло.

Может, это Кален пришел извиниться? Может, он на самом деле думал о ней больше, чем признавал?

Кира распахнула входную дверь прежде, чем дворецкий успел появиться в коридоре. И как только дверь открылась, случилось неминуемое.

Проезжая через город, Кален выключил свой мобильный телефон.

Он знал, что происходит сейчас в этой квартире. Знал, потому что сам поставил эту мышеловку. Кален знал, что за ним и Кирой следят, видел людей, следовавших за ним по пятам.

Из своего ухода шейх Нури сделал большое шоу. Затеял ссору и ушел, оставив за спиной хаос.

Оставил Киру без защиты.

— Куда ехать, сэр? — спросил водитель, придерживая дверцу.

— В пентхаус, — ответил Кален.

Пятнадцать минут спустя лимузин припарковался у тротуара. Полицейские машины закрыли подъезд к зданию. Вход был забаррикадирован.

Что-то случилось.

Кален вышел из машины.

Затем он увидел, как его дворецкий, Веллингс, разговаривает с двумя мужчинами, которые записывали каждое его слово. «Детективы», — подумал Кален.

Замелькали вспышки, и, оглянувшись, Кален увидел растущую толпу фотографов и репортеров.

Заголовки газет. Сенсация.

Он не ожидал, что будет чувствовать раскаяние. Что он вообще будет что-то чувствовать.

Шейх Нури направился к Веллингсу и детективам.

— Ваше Превосходительство, — произнес дворецкий. — Мне очень жаль… Я пытался дозвониться вам, чтобы сообщить о похищении.

Значит, это случилось. Омар аль-Иссидри вернул свою дочь.

Все шло по плану.

Глава седьмая

Похитители признались, что работают на Омара аль-Иссидри.

Кира не удивилась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.