Право сильнейшего. Книга 2

Лисина Александра

Серия: Без права на выбор [7]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

"Порой, чтобы узреть истину, не нужно быть гением или провидцем. Достаточно просто подойти к зеркалу и снять с себя карнавальную маску".

Совет пилигрима.

Эта ночь, словно по заказу, была тихой и ясной, щедро усыпанное звездами небо - на редкость спокойным, а плоская крыша спешно восстанавливаемого Дворца - пустой и тщательно вычищенной, как будто скароны точно знали, что именно сегодня я решу ее посетить.

Правда, догадаться об этом несложно: я и так каждый вечер на пару часов выбиралась на свежий воздух, чтобы полюбоваться на дворцовый сад и хотя бы ненадолго остаться одной. Вернее, не совсем одной, но Лин не в счет - в последнее время он, как и обещал, не отходил от меня ни на шаг. Не спускал глаз ни днем, ни ночью, не доверяя даже бдительной дворцовой охране. Однако я не сердилась на подобную настойчивость. Вернее, я почти разучилась сердиться. Как почти разучилась чувствовать вообще, о чем нисколько не жалела.

Наше триумфальное возвращение не прошло для Скарон-Ола даром - примерно треть левого крыла Дворца оказалась серьезно повреждена; во многих помещениях полностью или частично развалились стены; где-то пострадала лишь штукатурка, где-то покрылся глубокими трещинами пол, а Тронный зал стал абсолютно непригоден для проведения совещаний. Потому что своим появлением мы разломали его так капитально... особенно крышу... что и спустя трое суток туда было страшно зайти.

Впрочем, мне грех жаловаться. Со мной как раз ничего страшного не случилось. По крайней мере, во время падения. Хотя, когда первый шок прошел и братики поняли, что это (несмотря на некоторую неадекватность поведения) действительно я, у нас с ними состоялся долгий, трудный и довольно напряженный разговор. Который, разумеется, не мог не состояться после всего того, что я натворила, но который, тем не менее, прошел гораздо менее бурно, нежели я опасалась. Иными словами, меня при первой же возможности выследили, выловили, угрожающе обступили со всех сторон и сурово потребовали ответов.

Но что я могла им сказать? И как могла объяснить случившееся, если сама не ничего не понимала? Особенно в том, что касалось моего странного поведения на Совете (а оно действительно не вписывалось ни в какие рамки) и последующих событий, после которых мое мироощущение кардинально изменилось?

Вот именно.

Правда, когда эмоции схлынули (вернее, когда Тварям удалось их убить), я привычно проанализировала случившееся и в итоге признала, что, по большому счету, сама во все всем виновата. Ведь это именно я, при всех своих талантах и умениях, всего за один день совершила столько грубейших ошибок, что это не поддается никакому логическому объяснению. И именно у меня по какой-то причине вдруг появились серьезные проблемы с оценкой ситуации.

Нет, обычно я - существо разумное, последовательное, расчетливое и в каких-то вещах даже циничное. Не идеальное, конечно, и совсем не бесчувственное, но чтобы вдруг ТАК лопухнуться на Большом Совете... а это был грандиозный провал... не знаю. Как будто подменили меня. Или сглазили. А может, прокляли? Чем Айд не шутит? Насколько помню, шла ведь туда с серьезным настроем, все досконально продумала, заранее выбрала линию поведения, старательно загнав едва зародившуюся неуверенность поглубже, но едва переступила порог и увидела Эннара Второго...

Черт.

Неужели чувства сделали меня НАСТОЛЬКО уязвимой, нерешительной и податливой? Неужто я потеряла контроль лишь из-за одного единственного взгляда? Или правду говорят, что любовь оглупляет? Все эти препирания с Фантомами... выяснение отношений с Мейром... ну скажите: что за блажь вдруг пришла мне в голову? Более важных тем для разговора не нашлось? Или, может, у нас не Совет был, а собрание комплексующих подростков?

А потом что творила? Чего неловко мялась и глаза отводила? Чего не решалась сказать, пока не прижало? Я что, невинная школьница, чтобы пунцоветь от каждого случайно оборонного слова или сникать квелым одуванчиком из-за недостаточно ласкового тона?

Признаться, теперь, по прошествии пары дней, я сама себя не понимаю. Что тогда делала? Зачем? И почему так легко потеряла хватку? Да еще на Лина взъелась из-за какого-то, в сущности, пустяка? У нас война на носу, рядом серьезные люди сидят, чуть не подпрыгивая от нетерпения, а я с какого-то перепугу вдруг фигней начала страдать. Сопли чуть не распустила. И пальцы, заодно... веером... прям все у меня по струнке ходят, скароны навытяжку стоят, а я сижу небрежно на кресле и лениво смахиваю пыль с подлокотников, как будто делать больше нечего...

Что это? Откуда взялось? Неужели после Невирона я настолько изменилась? Или воспоминания об Эйирэ пагубным образом повлияли на рассудок?

Причем, в какой именно момент у меня слетели тормоза - абсолютно непонятно. Но сам факт, что это произошло, свидетельствует о том, что я о чем-то не подумала. Переоценила себя. Или же чего-то не учла. Например, влияния своих чувств к человеку, который ими совершенно не дорожил, или предшествующих стрессов, банального волнения, страха неудачи, воздействия каких-то других неизвестных факторов...

Впрочем, какие тут факторы? И какие страхи? Все это - пустые слова и ненужные оправдания. На самом деле важно лишь то, что я чуть было все не испортила. И едва не стала причиной гибели тех, кому пообещала не только жизнь, но и свободу. Тех, кто был связан со мной гораздо теснее, чем просто кровными узами. Кто полностью мне доверился и о ком я, увлекшись своими переживаниями, непростительно забыла. Ведь если бы в Степи со мной что-то случилось... если бы Твари смогли до меня добраться, то Лин и Тени... а также мои Хранители, Равнина, Долина, Горы... в одночасье лишились бы защиты. Все оказались под угрозой уничтожения. Тени - потому что были привязаны к моей дейри. Лин - потому что дал серьезную клятву. А Хранители и земля - всего лишь по причине того, что их неуравновешенной Хозяйке в самый неподходящий момент изменила выдержка.

Меня не извиняет даже то, что подобное состояние случилось со мной впервые. Не оправдывает едва проснувшаяся эмпатия, из-за которой я несколько месяцев ходила сама не своя. Или долгая разлука. Несбывшиеся надежды. Желание простого человеческого счастья, в которое я едва не поверила... как бы там ни было, будучи Иштой, я не имела права убегать от ответственности. Не должна была отсиживаться в стороне, пока обсуждались вещи, которые касались меня напрямую. Первая роль на том Совете ДОЛЖНА была стать моей. Именно мне следовало стоять у карты вместо Мейра или Дэя и отвечать на вопросы та Лейро, не прячась трусливо за спины своих братьев. Тогда как я... увы... кажется, еще слишком слаба для такой серьезной роли. И слишком человечна, наверное, раз позволила чувствам взять верх.

К несчастью, только сейчас я осознала, чем именно рисковала. И, наверное, съела бы себя за это поедом, если бы, конечно, вовремя не убила способность чувствовать или сожалеть.

Зато теперь, кажется, я начинаю понимать, почему хорошие правители всегда одиноки. И почему любые свои поступки они рассматривают, прежде всего, с позиции высших интересов и безусловной выгоды для того дела, которому они поклялись служить. Боюсь, у них просто нет другого выбора. Нет права поддаваться эмоциям, иначе это значило бы, что они находятся не на своем месте.

Незнание этой простой истины - вот моя главная ошибка. Та самая слабость, на которую Его Величество совершенно правильно мне указал. И тот самый урок, который я больше никогда не забуду.

Что же касается братиков и их вопросов, то нетрудно догадаться, что, услышав громкий вопль Лина и увидев мою кровь в королевских покоях, им стало ОЧЕНЬ интересно, зачем я поперлась туда посреди ночи, о чем мы с Эннаром Вторым так долго беседовали и почему после этой встречи я внезапно исчезла из Дворца, никого не поставив в известность. Причем, думаю, примчались они туда все вместе, в изрядно встревоженном состоянии и были настроены весьма решительно. Правда, судя по тому, что международного скандала все-таки не случилось, они оказались гораздо более разумными, чем ваша покорная слуга, и не рубанули с плеча, как я двумя сутками раньше. Иными словами, сдержали рвущиеся наружу нехорошие слова и, пригасив стремительно разгорающуюся ярость, задали свои вопросы относительно вежливо.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.