Кембриджский затворник

Кендрик Шэрон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кембриджский затворник (Кендрик Шэрон)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Фрэн, я не знаю, что делать! У нее, по-моему, этот самый… ну-у… кризис средних лет.

— Так ей же всего двадцать шесть, — возразила Фрэн. Как, впрочем, и мне, отметила она про себя.

— Вот именно!

Фрэн прокручивала в памяти этот телефонный разговор снова и снова. Непростой, очень непростой разговор, думала она, и странный — если учитывать, что женщина никогда не была склонна драматизировать.

— Съезди к ней, Фрэн, навести ее! — умоляла мать Рози. — Ну что тебе стоит? С ней что-то случилось, неспроста она так расстраивается. А я от нее ничего не могу добиться.

— Так вы действительно не знаете, в чем дело? — допытывалась Фрэн.

— Понятия не имею, но думаю, без мужчины тут не обошлось.

— О-о-о, — выдохнула Фрэн, закатив глаза. — Извечная история!

— Как пить дать — мужчина. И ей, бедняжке, наверное, так плохо, что жить не хочется.

Да, подумала Фрэн, дела, похоже, серьезные. Не то чтобы она действительно поверила, будто Рози может сделать какую-нибудь глупость, но, если мамаша говорит подобные слова о своей дочери, которая всегда была весела и беспечна, как весенняя птичка, значит, все не так просто.

И Фрэн купила билет на ближайший рейс «Дублин — Лондон».

А в Лондоне она и сама поняла, что дела — дальше некуда.

Рози лежала на диване, свернувшись калачиком, одна в холодной, промозглой квартире. Разговор их состоял из тяжелых вздохов, из осторожных вопросов Фрэн, из слов «О-о, Фрэн, Фрэн», после чего Рози прорывало такими горькими слезами, что у подруги все холодело внутри.

— Ну, все-все, хватит, — проговорила Фрэн, крепко обнимая Рози за плечи, сотрясавшиеся от рыданий. — Давай-ка сделаем глубокий вдо-ох, успокоимся… Все-все… Расскажи-ка мне лучше, что случилось.

Рози судорожно вздохнула, как кошка, которая пытается проглотить мышь целиком.

— Не могу!

— Еще как можешь! Это мужчина? — спросила Фрэн, соображая про себя, что пока не стоит говорить о том телефонном разговоре. — Расскажи мне о нем.

— Он… он… 0-о-о-ох!

— Кто он? — Фрэн нетерпеливо дернула подругу за рукав.

— Он — козел! У-у-у-у-у! И я все равно его люб-лю-у-у-у!

Фрэн согласно кивнула. Так она и думала. Обычная история. Она уже миллион раз слышала, как женщины рассказывали подобное. И чем подлее мужик, тем больше его любят. Дуры бабы!

— Я понимаю, — сказала она вслух.

— Ничего ты не понимаешь, Фрэн, — с отчаянием в голосе сказала Рози. — Да и никто меня не может понять! Вы все только и умеете кивать с умным видом…

— Я тебя такой никогда не видела, — прервала ее фрэн. — А ведь мы знаем друг друга столько лет! И, прежде чем ты скажешь мне еще что-нибудь обидное, позволь напомнить тебе, Рози Николе, что я прилетела из Дублина, неслась как угорелая! Твоя мама просила меня, чтобы я съездила и узнала, что с тобой происходит.

— Мама просила?

— Она очень беспокоится за тебя, но вмешиваться в твою жизнь не хочет.

— Ну вот, теперь ты все знаешь! — с вызовом посмотрела на нее Рози.

Фрэн печально покачала головой:

— Пока я знаю только то, что ты сидишь, глядя в пол, и плачешь о каком-то загадочном мужике, имя которого даже не решаешься произнести.

— Сэм, — всхлипнула Рози. — Его зовут Сэм.

— Сэм, — передразнила се Фрэн и мрачно ухмыльнулась: — Козел Сэм, как ты изволила выразиться. Ясненько. А фамилия у него есть?

— Локхарт. Сэм Локхарт.

— Сэм Локхарт, — задумчиво произнесла Фрэн. — Красивое имя. Такое… притягательное.

— Впервые слышишь?

— Впервые. А что, я должна была о нем слышать?

— Может, и нет. Но он богат, очень привлекателен, а такие атрибуты подразумевают, что его все должны знать, особенно женщины.

— Расскажи мне о нем.

Рози мрачно пожала плечами.

— Литературный агент. Считается самым лучшим. Говорят, если Сэм берется работать с автором, то денежных проблем у того больше не будет; ему придется думать только о том, как бы платить поменьше налогов. У него абсолютное чутье на бестселлер.

— Предполагаю, он женат? — сказала Фрэн как можно мягче.

— Женат? Ты что, смеешься? — Рози так замотала головой из стороны в сторону, что ее крутые завитушки приняли горизонтальное положение. — За кого ты меня принимаешь?

Фрэн вздохнула с облегчением.

— Ну что ж, не такой уж он и… нехороший. Женатые мужчины, которые ходят в чужой огород, — вот это уж действительно… Я-то уж знаю, — она искоса посмотрела на Рози. — Но, наверное, был женат?

— Нет, — опять замотала головой Рози, — холостой. Все еще… — Опустив голову, она кусала ногти; слезы опять потекли по щекам.

Фрэн обняла подругу.

— Давай рассказывай. Все рассказывай. Рози вяло кивнула но не издала ни звука.

— Эй, да ты, наверное, забыла, когда ела? Рози пожала плечами:

— Кофе утром. Да в холодильнике, по-моему, и нет ничего.

— Ну, ты даешь, подруга! Пойдем куда-нибудь пообедаем. — Фрэн встала и потянула Рози за руку. — Я угощаю.

Рози поднялась, слабо улыбнулась. Поймав свое отражение в зеркале, сказала:

— Как же я пойду? В таком виде?

— Ты права, в таком виде нельзя. Так что сделай прическу, на лицо — боевую краску, и вперед, Рози! И, ради бога, выкинь ты эти свои жуткие штаны!

* * *

Через час они уже сидели в отдельной кабинке «Джско» — новомодного ресторана на берегу Темзы — не в самом респектабельном районе, надо признаться, но там царила очень милая атмфосфера. Подошла стройная официантка, и Фрэн не смогла сдержать улыбку: юбочка на девушке едва прикрывала красивые трусики. Они заказали два коктейля — названия их в меню были такие непонятно-иностранные, что их разбирало любопытство, что же это такое.

Фрэн задумчиво глядела на свою подругу. Они дружили с трехлетнего возраста. Фрэн вспомнила, как важно они шли, взявшись за руки, в детский сад — у обеих одинаковые круглые мордочки — и как в первый же день Рози продемонстрировала свою способность всем доставить неприятности: она умудрилась уронить плюшевого медведя за огромный книжный шкаф, и все только охали и всплескивали руками, пока наконец Фрэн своей тоненькой ручкой не вызволила медвежонка оттуда.

Так и пошло. Как-то в школе Рози попала в серьезную историю, и Фрэн, как всегда, ее спасла.

С тех пор как пять лет назад Фрэн перебралась в Дублин, их дорожки стали пересекаться реже, но, когда девушки встречались, казалось, что они и не расставались…

Сейчас Рози выглядела ужасно расстроенной, даже раздраженной. Но Фрэн говорила себе: люди меняются — ну, как она сама, например.

— Скажи мне, кто такой этот Сэм Локхарт? И почему ты так в него влюбилась?

— О-о-о! — тяжело вздохнула Рози. — Да в него все влюбляются. Просто невозможно совладать с собой.

— Тогда очень жаль, что с ним не могу встретиться я, — заметила Фрэн. — Если уж это похоже на вызов, мне бы доставило удовольствие… посопротивляться.

— Посмотрела бы я на тебя!

Фрэн не спеша высвободила прядь волос, запутавшуюся в нитке жемчуга на шее, и серьезно посмотрела на подругу.

— Когда я работала не поднимая головы на всем известной дублинской радиостанции, — сказала она, — то поняла, что самый лучший способ забыть мужчину — это представить его обыкновенным смертным, перестать думать о нем как о божестве. Надо развеять миф, вот что я тебе скажу!

Рози сморшила нос.

— Ну-ка, еще раз.

— Перестань его идеализировать! Прекрати превращать все, что имеет к нему отношение, в нечто удивительное, экстраординарное.

— Но… но в нем действительно все удивительно и необычно и ни на что не похоже!

Фрэн покачала головой:

— Нельзя его так представлять. Это неправильно. Постарайся сконцентрироваться на плохом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.