Кружевной веер

Мортимер Кэрол

Серия: Сестры Коупленд [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кружевной веер (Мортимер Кэрол)

Глава 1

— Боже правый, Натаньел, что ты с собой сделал? — воскликнул лорд Гейбриел Фолкнер, граф Уэстборн, забыв о своей всегдашней заносчивой самоуверенности. Увидев распростертого на кровати друга, Гейбриел застыл как вкопанный на пороге комнаты. Лицо Натаньела Торна, графа Озборна, покрывали многочисленные шрамы и кровоподтеки всех цветов радуги; голую мускулистую грудь украшала широкая повязка, свидетельствующая о том, что у Торна, помимо всего прочего, сломано несколько ребер. — Прошу прощения, мадам. — Опомнившись, Гейбриел обернулся и учтиво поклонился стоящей у двери даме.

— Вам не за что просить у меня прощения, милорд, — сухо парировала миссис Гертруда Уилсон, тетка Озборна. — Я тоже пережила потрясение, когда четыре дня назад увидела своего племянника в таком состоянии.

— Может быть, перестанете говорить обо мне так, словно меня здесь нет? — вмешался Натаньел, явно раздраженный беседой друга и тетки.

— Натаньел, врач предписал тебе полный покой, — сурово заявила его тетка, сверля Гейбриела проницательным взглядом своих серо-стальных глаз. — Итак, милорд, я вас оставляю. Но предупреждаю, я вернусь ровно через десять минут! Видите ли, Натаньелу куда полезнее тишина и покой, чем досужие разговоры.

Миссис Уилсон вышла в коридор и властно позвала:

— Пойдемте, Бетси! Гектору пора гулять!

Гейбриел не сразу понял, к кому обращены последние слова миссис Уилсон. Но вот из тени вышла молодая стройная девушка с кудрями цвета черного дерева, обрамляющими бледный овал лица, которое очень красили огромные голубые глаза. Девушка прижимала к груди белую собачку.

— Если мне и дальше придется терпеть подобное обращение, я, пожалуй, сверну кому-нибудь шею от скуки, — проворчал Натаньел, как только тетка и ее компаньонка удалились и два друга наконец остались одни. — Как я рад тебя видеть, Гейб! — заметно приветливее продолжал он и даже попробовал приподняться, но сморщился, и Гейбриел понял, что друг просто храбрится, на самом деле ему очень больно.

— Не вставай, старина. — Гейбриел подошел к кровати друга. На его красивом лице появилось обычное немного высокомерное выражение, темно-синие глаза смотрели проницательно и строго. Несмотря на то, что последние восемь лет граф Уэстборн провел вдали от Англии, внешне он являл собой образец английского денди — высокий, темноволосый, в превосходно сшитом тонком сюртуке, серебристом жилете, серых панталонах и черных высоких сапогах.

Озборн опустился на гору подушек.

— Ты ведь говорил, что, как только вернешься из Венеции, не задерживаясь в Лондоне, поедешь в Шорли-Парк? Невольно напрашивается вопрос…

— Нат, кажется, твоя тетушка предписала тебе полный покой, — недовольно буркнул Гейбриел, хмуря темные брови.

Озборн помрачнел:

— Да, после того, как бесцеремонно увезла меня из собственного дома и окружила своей назойливой опекой! Иногда мне кажется: позволь я тете Гертруде поступать как ей заблагорассудится, она бы привязала меня к кровати и отказывала принимать всех моих гостей!

Слушая ворчанье друга, Гейбриел понимал, что тетка Ната поступила совершенно правильно. Он видел, что каждое движение дается Нату с трудом. Сейчас ему просто необходим должный уход!

— Что же с тобой стряслось, Нат? — спросил Гейбриел, усаживаясь на стул рядом с кроватью.

Озборн поморщился:

— Я помню, что ты сказал, едва увидел меня. Так вот, позволь тебя заверить, что сам я ничего с собой не делал!

Так как друзья бок о бок сражались с Наполеоном целых пять лет, Гейбриел прекрасно помнил, как ловко его друг Озборн умеет управляться и с мечом, и с пистолетом.

— Как же все произошло?

— Небольшая… потасовка у входа в новый клуб Доминика; против меня было четыре пары кулаков и столько же ног, обутых в кованые сапоги.

— Ага! — кивнул Гейбриел. — А не имеют ли твои кулаки и сапоги отношения к слухам, которые ходят по городу? Слухи связаны с внезапной кончиной некоего мистера Николаса Брауна…

Натаньел одобрительно улыбнулся:

— Значит, ты уже виделся с Домиником?

Речь шла об их общем друге Доминике Воне, графе Блэкстоуне, который выиграл в карты у одного мошенника по имени Николас Браун клуб под названием «У Ника». Он очень жалел о проигрыше, мечтал вернуть утраченное и осыпал Доминика угрозами, а затем перешел от слов к делу… В конце концов, Доминику пришлось решить вопрос с Брауном радикально.

— К сожалению, я с ним не виделся. Сразу по возвращении в Лондон, то есть сегодня утром, я отправился к нему в Блэкстоун-Хаус, но мне сообщили, что Доминика нет дома. Более того, я узнал, что Доминик на несколько дней уехал за город, — задумчиво продолжал Гейбриел.

Они втроем дружили со школы; их дружба не прервалась даже несмотря на то, что восемь лет назад Гейбриел вынужден был покинуть родину и поселиться в Европе. Сейчас Гейбриел от всей души надеялся, что внезапный отъезд Доминика из Лондона не означает срочной необходимости. Он не мог допустить и мысли о том, чтобы его другу из-за убийства негодяя Брауна пришлось изведать тот же тяжкий жребий, что и ему…

— Гейб, дело совсем не в том, о чем ты сейчас подумал, — Расплывшись в улыбке, Натаньел взял с прикроватной тумбочки письмо и протянул его другу. — Представителей власти совершенно удовлетворили показания Доминика о том, что произошло между ним и Брауном. Судя по всему, Доминик поехал в Хэмпшир, чтобы познакомиться с родственниками женщины, на которой он намерен женится. Вот что он написал мне перед отъездом.

Гейбриел быстро пробежал глазами послание друга. Очевидно, Доминик писал в спешке, потому что сведений в его письме оказалось крайне мало. Единственное, что можно было узнать, — Доминик в самом деле едет в Хэмпшир, намереваясь попросить разрешения на брак у опекуна своей невесты.

— А кто такая мисс Мортон? — небрежно осведомился Гейбриел, кладя письмо обратно на прикроватную тумбочку.

— Совершеннейшая красавица. — Озборн одобрительно подмигнул. — Конечно, вначале я не имел возможности оценить ее внешность по достоинству. В первую нашу с ней встречу ее лицо было спрятано под маской, инкрустированной драгоценными камнями, да к тому же ее волосы были скрыты париком цвета черного дерева. Но едва она сняла маску…

— Что?! Она была в маске и парике?! — ошеломленно переспросил Гейбриел.

Озборн как будто немного смутился.

— В тот вечер, когда завязалась та самая потасовка, она пела в клубе «У Ника»; у нас с Домом не оставалось другого выхода, кроме как вмешаться и… — Он замолчал, видя, что Гейбриел предостерегающе поднял руку.

— Позволь убедиться, что я правильно тебя понял, — мрачно произнес Гейбриел. — Ты и в самом деле хочешь сказать, что Блэкстоун собирается связать себя узами брака с женщиной, которая до недавнего времени пела в игорном клубе в парике, спрятав лицо под маской?! — В голосе его явственно слышалось неодобрение.

— Да… так и есть… — кивнул несколько растерявшийся Озборн.

— Доминик что, совсем потерял рассудок? А может, его тоже как следует угостили владельцы тех же сапог и кулаков, которые так отделали тебя? Может, он получил удар по голове? — взорвался Гейбриел. Он не видел иного объяснения странного поступка обычно здравомыслящего друга. Подумать только! Доминик всерьез собирается жениться на певичке из игорного клуба — пусть она даже раскрасавица!

Натаньел пожал плечами:

— Доминик в письме пообещал все объяснить, когда вернется в Лондон.

— Когда он вернется, будет уже поздно спасать его от опрометчивого шага; ни один нормальный опекун и не подумает отказать графу, желающему жениться на его воспитаннице! Более того, не удивлюсь, если Доминик вернется в Лондон уже мужем этой предприимчивой особы!

Гейбриел посуровел. Он не сомневался, что «совершеннейшая красавица», как ее описал Озборн, ловко завлекла его друга в свои сети.

— Об этом я не подумал, — признался Натаньел, тоже мрачнея. — Когда я с ней говорил, она показалась мне настоящей леди.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.