Я люблю СССР (статьи) [СИ]

Осенев Олег Александрович

Жанр: Публицистика  Документальная литература    Автор: Осенев Олег Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Я люблю СССР

Когда-то в детстве у меня на полке среди прочих книг была одна книга с названием, которое казалось мне тогда удивительным и странным — "История СССР с древнейших времен и до 1861 года". Хотя в этой книге и описывалось поэтапное развитие народов населяющих огромный Советский Союз, я, признаться, довольно долго не мог понять, почему в заглавии книги упомянут СССР — ведь он был образован в 1922 году, а книга заканчивается 1861 годом. Причем тут история СССР — ведь его тогда еще и в помине не было? Но с годами я подрос, детская наивность и непонимание элементарных вещей отошли в прошлое, и до меня стали доходить простые гражданские истины, которые и хотели донести до своих читателей авторы этой книги — за свою тысячелетнюю историю наша Родина прошла долгий и славный путь, во время которого неоднократно меняла свое название. Когда-то в древности она называлась Киевская Русь, потом превратилась в Российскую империю и, наконец, на карте мира появился Советский Союз — мощное индустриальное государство, которое вобрало в себя всю тысячелетнюю историю нашей державы, стало логичным продолжением славных дел наших отцов и дедов. Наша страна — СССР, казалась мне тогда могучей, правильной и несокрушимой, созданная на века и тысячелетия. Что поделать — я был молод, наивен, и наступившая в стране эпоха Горбачева меня не тревожила. Будущее казалось мне светлым и счастливым.

Но с началом перестройки в моей стране стали происходить странные и непонятные явления. Появилась инфляция, о существовании которой я раньше и не знал, разгорелись первые этнические конфликты, которые раньше даже представить было невозможно, но самое главное, полки магазинов повсюду стали стремительно пустеть. Это было невероятно, странно, но этот процесс нарастал и набирал силу. Возник массовый ажиотажный спрос на всё, но товаров не хватало. Особенно тяжёлое положение сложилось с продуктами — их с каждым месяцем становилось всё меньше и меньше. И это притом, что колхозы и совхозы работали на всю катушку, производство нигде не останавливалось, но продуктов не было. Это вызывало недоумение и растерянность, никто ничего не понимал. Пожалуй, впервые в стране появилось разочарование Горбачевым и его людьми, впервые появилось ощущение, что они ведут нас в пропасть. Кое-кто поговаривал, что Горбачев специально устраивает в стране кризис, чтобы развалить СССР, но он успокаивал народ, клялся, что это лишь временные трудности перестройки, а потом жизнь наладится. Горбачев начал брать на Западе огромные кредиты, пытаясь стабилизировать ситуацию и насытить рынок импортом, но общий кризис в стране продолжал нарастать.

Товары, которые лежали годами и десятилетиями, расхватывались прямо на глазах, повсюду были огромные очереди. Впервые за семьдесят лет Советской власти возник мыльный кризис — в стране вдруг начисто исчезли стиральные порошки, шампуни и мыло. Это было вообще невероятным — СССР, который раньше мог завалить стиральным порошком полмира, вдруг сам оказался без порошка. Министерство здравоохранения СССР всерьез опасалось вспышки массовых болезней и инфекций. Потом возник памятный многим табачный кризис — когда из продажи вдруг исчезли сигареты и папиросы. Предприимчивые бабушки собирали окурки и продавали их стеклянными банками — как сметану или семечки, но людей это еще больше унижало и озлобляло.

Доведенные до отчаянья курильщики даже перекрывали в Москве центральные улицы, пытаясь докричаться до Кремля. Это был настоящий табачный бунт. Всё это вызывало мятежные настроения, нервозность и озлобление людей по всей стране, когда они после работы вынуждены были бегать по магазинам и очередям, пытаясь прикупить хотя бы какие-нибудь продукты и вещи. А в это время, наиболее радикальные горбачевцы во главе с Борисом Ельциным, постепенно подбирали под себя газеты, журналы и некоторые телевизионные передачи (сначала "Вести" и "Взгляд", а потом полностью Второй канал ТВ), старательно и целенаправленно расковыривали неожиданно возникшие перед страной проблемы, сваливая всю вину на Советскую власть и Октябрьскую революцию. Одновременно шло массированное оболванивание людей сказками о благословенной и несчастной царской России, которая преподносилась теперь как богатая, хлебная и процветавшая страна, пока ее не захватили подлые большевики. Мифы и сказки о царской России сыпались на головы советских граждан как из грязного ушата.

В газетах печатали меню из дореволюционных ресторанов, особо перечислялись блюда из икры, осетрины, семги и прочих вкусностей, которые, якобы, раньше повсеместно поглощали обычные русские граждане. Наш известный режиссер Станислав Говорухин собрал эти байки в единый кулак и снял документальный фильм "Россия, которую мы потеряли", где представил царские времена настоящим раем из молочных рек и кисельных берегов. Этот чудовищный по своей полуправдивой лжи фильмец горбачевцы-ельциноиды с удовольствием показали по Первому каналу, он стал настоящим жупелом антисоветизма и мракобесия, этаким фальшивым факелом негодяев, которые, бесконечно потрясая им и увлекая за собой, вели русский народ в пропасть.

На фоне тогдашнего массового дефицита всего и вся, на фоне лживой и оболванивающей пропаганды, в стране возникла антисоветская истерия. Очень и очень многие, начитавшись и насмотревшись этой назойливой белиберды, негодовали и требовали перемен. В политической элите СССР появились два враждебных лагеря, основанные на ненависти к Горбачеву и его политике. Один лагерь представлял тех, кто считал Горбачева предателем СССР и советской идеологии, другой лагерь во главе с Борисом Ельциным составляли сторонники более радикальной антисоветской политики, чем ту, что проводил Горбачев. Находясь в политическом угаре, эти воинствующие ельциноиды уже открыто требовали разрушения СССР и передачи им всей власти в России. Особо превозносился до небес тихоня-антисоветчик академик Сахаров, который предложил и Россию разделить на четыре части — Европейскую Россию, Урал, Западную Сибирь и Восточную Сибирь.

В лагере горбачевцев-ельциноидов это дикое предложение сумасшедшего диссидента вызвало бурное умиление и восторг. Дополняли общую картину всеобщего развала — беспомощность, пустоблудие и непопулярность самого Горбачева, который цеплялся за власть, метался между двумя враждебными лагерями, но так и не решился примкнуть ни к тем, ни к другим. Долго это продолжаться не могло, поэтому в середине 1991 года произошел знаменитый августовский мятеж, когда огромные толпы мятежников за три дня парализовали в Москве работу Союзных органов власти, и втащили на трон Бориса Ельцина — бывшего горбачевского ставленника и будущего диктатора России. Хотя Горбачев и продолжал исполнять обязанности президента СССР, все уже прекрасно понимали — Советский Союз обречен. В конце декабря 1991 года, в очередной день рождения Советского Союза, Горбачев и Ельцин подписали символичный, но уже ничего не значащий указ о кончине СССР. Огромная советская империя, сверхдержава, некогда контролировавшая полмира, в одночасье исчезла с политической карты мира, рассыпалась на пятнадцать нищих, слабых и независимых государств, откровенно враждующих между собой.

Сегодня, вспоминая бурные события последних лет СССР, у меня постоянно возникает ощущение того, что Советский Союз не рухнул сам по себе, только лишь от горбачевского безвластия и тотального дефицита всего и вся. Явно была чья-то опытная и направляющая рука, которая умело руководила всем этим нарастающим перестроечным балаганом, настойчиво озлобляя людей отсутствием продуктов и подводя СССР к краху. Нет, я признаю, что за 10–15 лет до начала перестройки страной уже никто не управлял, народное хозяйство катилось по инерции, постепенно замедляя ход. Темпы роста ВВП постоянно снижались, в стране начался застой. Начиная с семидесятых годов, Советский Союз нуждался в серьезном реформировании, переоценке некоторых экономических и политических постулатов, но массовый дефицит продовольственных и промышленных товаров в поздние годы правления Горбачева совершенно необъясним.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.