Ночной блюз

Верден Камилла

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ночной блюз (Верден Камилла)

Пролог

— Он шевелит ножкой, Клэр! — воскликнула Дороти, бережно ощупывая свой округлившийся живот. — Хочет поскорее увидеть свою мамочку!

Кларенс с любопытством уставилась на раздавшуюся подругу.

— Порой я завидую тебе, Дор. — Она помолчала. — А иногда думаю, что в тебе слишком много бесшабашности. Скажи, как ты собираешься воспитывать малыша одна? На твоем месте я давно бы разыскала его папашу.

Выразительные агатовые глаза молодой женщины погрустнели.

— Нет, милая! Я не хочу, чтобы с первых дней жизни мой ребенок знал, что папочка лишь по принуждению уделяет ему внимание. У меня есть отец и Анна, мы окружим нашего ангелочка настоящей, искренней любовью. Постараемся дать ему все, в чем нуждается маленький человек.

Клэр вздохнула.

— Наверное, ты права. Когда-нибудь в твоей жизни появится более достойный мужчина, чем этот Лео. Более ответственный, более порядочный. Рожай малыша и ни о чем не беспокойся.

Дороти вздохнула, и глаза ее слегка увлажнились.

— Если на свет появится девочка, дай ей имя Вероника, — посоветовала Кларенс. — Оно такое нежное и красивое.

— Я жду мальчика. И уже знаю, что назову его Тедди. — Уголки губ Дороти слегка дрогнули, она улыбнулась и спросила: — Одобряешь?

— Тед… — протянула Клэр. — Отличный выбор!

1

Вильям Доусон Гринуэй переступил порог отцовского кабинета. Прошло столько лет, а эта мрачная каморка ничуть не изменилась: ее стены по-прежнему покрывали дубовые панели, на окнах висели все те же тяжелые шторы коричневого цвета, а в центре помещения, занимая практически все пространство, стоял массивный письменный стол, некогда принадлежавший еще деду Вильяма.

Домой молодой человек приехал лишь потому, что узнал о страшном горе — умер его младший брат Леонард. Скончался в возрасте двадцати шести лет от рака желудка.

Теперь именно ему, Вильяму, надлежало принять на себя управление фамильными делами, а именно компанией «Гринуэй индастриал» — крупным металлургическим предприятием. Однако в его планы на будущее не входило ничего подобного.

Вильям медленно обошел стол, приблизился к окну и уставился на небольшой ухоженный парк. В нем, удобно расположившись на лавочках или прямо на земле, покрытой свежей травой, как обычно, сидели студенты. У каждого на коленях белели раскрытые книжки и тетради, но в них почти никто не смотрел. Молодежь о чем-то оживленно болтала, жестикулируя и смеясь. Он лишь тяжело вздохнул: смеющиеся люди его сейчас только раздражали, нагоняя своим весельем еще большую тоску.

Братья — Леонард и Вильям — представляли собой две противоположности. Лео всегда был правильным и положительным и каждым своим шагом, каждым достижением безмерно радовал Альфреда Гринуэя, их деспотичного отца. Вильям же доставлял родителю сплошные неприятности и с раннего детства постоянно шел наперекор его желаниям и принципам. А в двадцать лет вообще уехал из дома.

В этом своем поступке он никогда не раскаивался. Жалел лишь о том, что не поддерживал связь с братом, поэтому взрослым практически не знал его. Теперь исправить эту ошибку было уже невозможно.

Спустя двадцать тягостных минут послышался скрип раскрывающейся двери. Вильям повернул голову и увидел Альфреда и вдову Леонарда, Маргарет. На вошедших было страшно смотреть.

Женщина походила на тень. Ее бледное лицо осунулось, взгляд померк, а под глазами образовались темные круги. В черном костюме она выглядела тоненькой, хрупкой и беспомощной.

— Я думал, тебя уже нет в Суонси, — угрюмо произнес Альфред, обращаясь к Вильяму непривычно тихим надтреснутым голосом.

Альфреду Гринуэю было пятьдесят девять, но смерть любимого сына в одночасье превратила его в девяностолетнего старика. Он сгорбился и похудел. Между бровей, на лбу и вокруг рта у него залегли глубокие складки, а глаза запали.

— Ты ведь сказал, что хочешь со мной побеседовать, — ответил Вильям. — Вот я и задержался.

— С каких это пор мои желания стали тебя интересовать? — буркнул Альфред.

— С каких это пор я сам стал тебя интересовать? — огрызнулся Вилли.

— Прошу вас, не ругайтесь! — взмолилась вдова. — Лео это бы не понравилось… — Ее голос дрогнул.

Вильям смутился.

— Прости, Маргарет…

— Не извиняйся, Вилли. — Женщина приблизилась к деверю и положила свою узкую ладонь ему на плечо. — Это я попросила Альфреда задержать тебя в Суонси. Потому что должна…

— Твой брат умирал, а ты болтался черт знает где! — внезапно ударяя по столу ладонью, перебил невестку Альфред.

Вильям сжал кулаки, с трудом сдерживая опалившую душу ярость.

— Что ты хотела сказать, Маргарет? — спросил он, не глядя в сторону отца.

Та растерянно взглянула на свекра.

— Я могу продолжить?

— Конечно, — проворчал Альфред. — Меня все равно никто здесь не станет слушать! — Слегка пошатываясь и еще больше сутулясь, он подошел к глубокому креслу и устало в него опустился.

— Твой брат очень мужественно и упорно сопротивлялся болезни, Вилли, — произнесла Маргарет, понизив голос. Ее серые большие глаза наполнились слезами. — Он мечтал сам отдать тебе то, что сейчас отдам я, но не смог… — Медленно, как будто сомневаясь в правильности своих действий, она достала из сумки большой конверт. — За несколько дней до смерти Лео написал тебе письмо. Дружеских отношений между вами не существовало, особенно в последние годы, но ты всегда был для него одним из наиболее дорогих людей. Он посчитал, что обязан кое о чем тебе рассказать… — Маргарет кивнула на послание.

Вильям нахмурил брови.

— Что ты имеешь в виду? — Он взял письмо и хотел было распечатать его.

Но вдова брата остановила его.

— Не спеши, — быстро проговорила она. — Прочти позднее… Когда останешься один. Мой муж… Он был небезгрешен, как и все мы, но я любила его и твердо знаю одно: все эти годы ему тебя очень не хватало…

Маргарет всхлипнула и промокнула платком побежавшие по щекам слезы.

Вильям на прощание крепко обнял невестку. Отцу он лишь сдержанно кивнул и торопливо вышел из кабинета.

Только сев в свой «роллс-ройс», он вскрыл конверт. В нем лежало несколько листов бумаги, соединенных скрепкой. Верхним из них было письмо от Леонарда.

Альфреду Гринуэю было пятьдесят девять, но смерть любимого сына в одночасье превратила его в девяностолетнего старика. Он сгорбился и похудел. Между бровей, на лбу и вокруг рта у него залегли глубокие складки, а глаза запали.

— Ты ведь сказал, что хочешь со мной побеседовать, — ответил Вильям. — Вот я и задержался.

— С каких это пор мои желания стали тебя интересовать? — буркнул Альфред.

— С каких это пор я сам стал тебя интересовать? — огрызнулся Вилли.

— Прошу вас, не ругайтесь! — взмолилась вдова. — Лео это бы не понравилось… — Ее голос дрогнул.

Вильям смутился.

— Прости, Маргарет…

— Не извиняйся, Вилли. — Женщина приблизилась к деверю и положила свою узкую ладонь ему на плечо. — Это я попросила Альфреда задержать тебя в Суонси. Потому что должна…

— Твой брат умирал, а ты болтался черт знает где! — внезапно ударяя по столу ладонью, перебил невестку Альфред.

Вильям сжал кулаки, с трудом сдерживая опалившую душу ярость.

— Что ты хотела сказать, Маргарет? — спросил он, не глядя в сторону отца.

Та растерянно взглянула на свекра.

— Я могу продолжить?

— Конечно, — проворчал Альфред. — Меня все равно никто здесь не станет слушать! — Слегка пошатываясь и еще больше сутулясь, он подошел к глубокому креслу и устало в него опустился.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.