Референт

Грекова Полина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Референт (Грекова Полина)

Пролог

Зимним вечером в тихий московский переулок неподалеку от Чистых прудов вкатились вереницей три автомобиля. С едва слышным шелестом — чуть более громким, чем звук падающих снежных хлопьев, они причалили к тротуару у старого дома сталинской архитектуры с массивными карнизами и большими арочными окнами.

Из первой машины вышли двое молодых мужчин в расстегнутых просторных пальто, из-под которых виднелись белые рубашки с безукоризненно завязанными галстуками. Их непокрытые головы сразу поседели от снега.

— Заждалась Галина, — кивком указал на ряд светящихся окон на третьем этаже один из них. — Может, все-таки зайдешь, расслабишься у семейного очага? Ты же не был у меня в новой квартире после ремонта.

Его товарищ, высокий брюнет с правильными чертами лица, задумался на мгновение, глядя вверх. Желтый свет, льющийся из окон в синеву зимней ночи, казался олицетворением тепла и уюта.

— Вот и славно! — не дал ему ответить первый, жестом подзывая появившегося из машины сопровождения крепкого парня. — «Мерседес» пусть ждет Павла Андреевича, остальные машины в гараж. Завтра ко мне часов в десять… нет, одиннадцать. Игорь, подай кейсы, проверь подъезд.

Охранник скрылся в темном проеме подъезда. Радушный хозяин и его гость выждали несколько секунд и последовали за ним.

Их действительно ждали. Стройная молодая женщина в красном обтягивающем платье встретила их в дверях радостным восклицанием:

— Павел! Я и не надеялась тебе сегодня увидеть!

— Олег, сама знаешь, любого уговорит.

— Уговорю, уговорю. Проходи, раздевайся. Узнаешь старую коммуналку?

— Нет, не узнаю, — ответил Павел, с любопытством оглядывая просторный холл.

Стены по периметру во всю свою четырехметровую высоту были отделаны под китайские ширмы. Тонкие светлые пилястры отделяли друг от друга изображения невесомых растений с продолговатыми салатными листьями, розовых фламинго, желтых пагод на берегах лазурных рек. Каждая картинка была освещена свисающим сверху китайским фонариком, отчего они казались светящимися изнутри. Двустворчатая арочная дверь с витражами в этом же стиле вела в глубину квартиры. Сбоку стоял белый стол, выточенный, казалось, из цельного куска слоновой кости, и такой же угловой диван с шелковыми подушками.

Хозяйка ревниво наблюдала за реакцией гостя.

— Нравится?

— Здорово.

— Мы присоединили к прихожей еще одну комнату. А из остальных восьми сделали пять. — Она распахнула перед гостем дверь с витражами. — Здесь кабинет Олега, рядом с кухней столовая, следом гостиная и отдельно — спальни. Каждая по особому эскизу.

— Зайчик, потом! — вмешался Олег. — Мы целый день торчали на переговорах и умираем от голода.

— Да-да, конечно. — Спохватившись, она провела их в кабинет, где перед растопленным камином был сервирован небольшой дубовый столик. К нему были придвинуты два кожаных кресла. Все остальное тонуло в полутьме.

— Киска, только мы сами, ладно?

Олег ласково провел рукой по черным блестящим волосам Галины. Она улыбнулась мужчинам:

— Я все приготовила. Если компаньоны хотят остаться одни…

Павел ответил рассеянной улыбкой, прошел к камину, не сводя глаз с пляшущих в каменном квадрате огненных языков.

— Хотят, хотят — Олег увлек подругу к выходу. — Скажи водителю, пусть отвезет тебя домой и вернется за Павлом.

Зачарованный игрой огня, Павел едва слышал, как они переговаривались в холле, как щелкнули язычки замков на входной двери, как его товарищ вернулся в комнату.

— Ну-с, теперь можно и расслабиться. — Олег сбросил пиджак, стянул с шеи галстук. — Тебе водки, вина?

— Лучше вина. Слушай, неловко. Галя ушла, получается, из-за меня.

— Ничего не получается. Мавр свое дело сделал! — Олег подошел к бару, отделанному мореным дубом, распахнул резные дверцы.

Невидимые колокольчики заиграли кусочек из «Лунной сонаты».

— Она прекрасно все понимает. Мне вообще с ней на редкость повезло. Не капризна, не ревнива. В постели — просто тигрица. А готовит как! Попробуй там селедку под шубой — никаких лобстеров или «Гордонов блю» не захочется.

— Тогда почему ты на ней не женишься? — улыбнулся Павел.

— А чтоб она такой и оставалась! — Олег плюхнулся в соседнее кресло, повернул к огню принесенную бутылку. — «Шато Домен де Шевалье», так кажется. В общем, настоящее бордо.

Он разлил вино, дождался, пока Павел пригубит свой бокал.

— А вот почему у тебя никого нет? Все время один? Это гораздо более интересный вопрос.

Павел усмехнулся:

— Может, потому, что другую такую Галю найти трудно.

— Ну-ну, не увиливай! — Олег почувствовал, что после вопроса друга он имеет право быть настойчивым. — Тебе стоит только пальцем пошевелить, и десятки таких Галь рванут вперед с низкого старта. Мужик ты хоть куда: с головой, капиталом, да и красив, как киноактер, чего прибедняться.

Павел поднял руку в протестующем жесте, но Олег не обратил на это внимания.

— А ведь так не всегда было, правда? Мы ведь с тобой пятнадцать лет знакомы, ты был еще тот ходок. Боишься, что пострадает бизнес?

— Бизнес? — недоуменно переспросил Павел. — Это в каком смысле?

— А в смысле мадам Борн.

От удивления Павел откинулся на спинку кресла.

— А Вирджиния-то тут при чем? Мы просто партнеры.

— Это ты так считаешь, — ухмыльнулся Олег. — Ты, Павлик, меня просто поражаешь временами своей наивностью. Неужели ты всерьез думаешь, что английские инвестиции нам дают только под бизнес-планы?

— А под что, под красивые глазки?

Олег чуть не подавился от смеха.

— Вот именно! И я даже знаю под чьи!

Павел сморщился, будто ему в рот положили дольку лимона.

— Ты какую-то чушь порешь, ей-богу. Вирджиния — серьезный бизнесмен, у нас с ней прекрасные деловые отношения.

Из глубин кресла, где сидел Олег, последовал новый взрыв смеха. Павел, пожав плечами, замолчал, пережидая.

— Ну хорошо, хорошо, — отсмеявшись, снова заговорил Олег. — Если Борн здесь ни при чем…

— Абсолютно ни при чем!

— Тогда в чем дело? А? Сезам, откройся!

Отблески пламени скорее мешали, чем помогали Олегу видеть выражение лица собеседника. Но когда тот заговорил, голос его был серьезным.

— Видишь ли… Для меня любимая женщина — это либо богиня, либо жена. С некоторых пор. Понимаешь?

— Вполне. И поскольку ты не женат, то…

Олег сделал многозначительную паузу. Павел слегка улыбнулся, отдавая должное его проницательности, но вместо ответа поднес к губам бокал с темным терпким напитком.

— А имя, адрес у богини есть? — не отставал Олег.

— Имя есть. Анна.

Павел откинулся в кресле, по-прежнему не сводя глаз с огня, будто именно там скрывалась богиня с немного старомодным русским именем. Олег ожидал продолжения и не ошибся.

— Помнишь, у меня как-то сломался мотор на окраине одного городка? Несколько лет назад, тоже зимой. Название еще у него было такое странное, Шматск или Шумск.

— Шацк. Он назывался Шацк. Ты позвонил оттуда ночью, и я приехал за тобой и машиной на другой день.

— Да, это было часов в двенадцать. Вокруг маленькие домишки, ни одного фонаря, только звезды и зарево на горизонте, будто от далекого пожара. И ни одного человека, только собаки где-то лают. Мобильного тогда у меня еще не было. С собой деньги и документы фирмы. Бросить машину и отправиться искать почту или милицию не могу. Да и где искать ночью? И оставаться нельзя, морозы тогда ударили. Мог запросто замерзнуть в машине.

Олег кивнул, давая понять, что внимательно слушает, долил в бокалы вина.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.