Прекрасные мечты

Робинс Дениз

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прекрасные мечты (Робинс Дениз)

Глава 1

Сигна Мэнтон лежала в шезлонге на веранде отцовского бунгало в Сунгей-Муране и обмахивалась газетой, которую только что пыталась читать.

В это время года в Сингапуре было жарко. Слишком жарко. Даже для английской девушки. Несмотря на то что на Сигне была самая тонкая рубашка и белые льняные шорты, а от солнца ее защищали тростниковые ставни, голова ее все равно раскалывалась. Приближалась гроза. В воздухе буквально висело ее предчувствие, и Сигна с нетерпением ждала живительной для столь удушливого дня дождевой влаги.

Вдруг она вскочила на ноги с выражением испуга на худеньком бледном лице. Сигна была красива, светловолоса и прекрасно сложена, но горячее солнце и сырой воздух этой части Малайзии лишили ее обычных живости и румянца. От этого ее и без того огромные, фиалкового цвета глаза казались еще больше, оттеняемые бледным золотом гладких волос, подстриженных «под пажа», с челкой. Сегодня нервы ее были на пределе, поэтому появление местного жителя, столь внезапно вынырнувшего из-за угла веранды, так напугало ее.

«Сигна, ты идиотка, — укорила себя она. — Это же всего лишь один из слуг».

Она опустилась обратно в шезлонг, прикрыв глаза и изо всех сил желая, чтобы ее отец поскорее вернулся домой. Где он? Что с ним случилось? Он отсутствовал уже почти неделю, и она жила в бунгало одна.

Она привыкла к Сингапуру. Она выросла на Малайском архипелаге; но после смерти ее матери, норвежки, от которой Сигна унаследовала красоту, единственным близким человеком остался ее отец, добродушный и мягкосердечный плантатор, которого здесь все знали и называли «старина Том Мэнтон».

У дорожки, ведущей из сада, послышались тяжелые шаги. Сигна опять вскочила. Она была одна и беззащитна. Если слуги узнают, что ее отец пропал, могут случиться неприятности. При виде неуклюжей фигуры мужчины, приближавшегося к ней, ее лицо вспыхнуло. Одного взгляда на его неприятное, с глубокими морщинами лицо было достаточно, чтобы она занервничала еще больше. Это был Стэнли Ричардс, их ближайший сосед-плантатор, горький пьяница. Было очевидно, что даже в такой ранний утренний час он уже был хорош. Его пошатывало на ходу, а когда он заговорил, подойдя к ней, его голос прозвучал хрипло и нечетко.

— Сидишь тут совсем одна, а, детка? — произнес он, глядя на Сигну сверху вниз.

— Да, — ответила она. — Папа еще не вернулся домой.

Ричардс подтянул к себе стул, поставил его рядом с шезлонгом Сигны, уселся, вытер платком пот с лица и шеи и закурил.

— Странно, — сказал он. — Интересно, что это с ним случилось.

Сигна нервно огляделась:

— Видит небо, я бы тоже хотела это знать. Если бы с ним произошел несчастный случай или нечто в этом роде, кто-то из слуг обязательно вернулся бы и сообщил мне.

— Конечно, вернулся бы, — успокаивающе отозвался сосед. — Ты не волнуйся. Почему бы тебе не принести мне что-нибудь выпить, и мы постараемся забыть о неприятностях. Давай-ка повеселимся, ты и я.

Щеки Сигны вспыхнули.

— Не хочу я забывать, — обрезала она. — И к тому же вы сегодня уже достаточно выпили.

Он расхохотался, а потом запел хриплым голосом:

День напролет в гольф играть И с мальчишкой флиртовать Я могу, но все равно Сердце мое отцу отдано…

Вскочив на ноги, Сигна с презрением и возмущением посмотрела на него:

— Негодяй! Вы уберетесь сами или мне приказать слугам, чтобы они вас вышвырнули?

Однако он вдруг резко протянул к ней руку, пытаясь схватить ее и притянуть к себе. Взглянув в его глаза, она испытала настоящий ужас. Даже малайцев она боялась меньше, чем этого пьяного англичанина. Ее сердце, казалось, перестало биться. Защитить ее было некому, а Ричардс был человеком беспринципным — и он был пьян. Нужно было побыстрее уносить от него ноги.

Прежде чем он сообразил, что она собирается делать, Сигна проскочила мимо него на ступени веранды и выбежала в сад, под палящее солнце. Убегая прочь, она слышала за спиной его голос:

— Вернись, Сигна. Не будь дурой, вернись!

Она все бежала, задыхаясь, почти ничего не видя из-за слепящего солнца. Она понятия не имела, куда бежать, и инстинктивно направилась к китайскому храму, расположенному на полпути к вершине холма по дороге в город, — полуразрушенному храму, в котором она часто играла в детстве со своей няней. Она не останавливалась, пока не добежала до тени, которую отбрасывало огромное здание. Здесь она поняла, что этот бег по жаре стал последней каплей для ее и без того расшатанных нервов. Ноги вдруг перестали ее слушаться, земля словно рванулась ей навстречу, и со слабым стоном она рухнула вниз в глубоком обмороке.

Солнце исчезло за грядой грозовых облаков. Вдалеке загрохотал гром. Гроза, которую так ждала Сигна, с неожиданной яростью обрушилась на округу. Проливной тропический дождь потоками падал на землю, закрывая пеленой и китайский храм, и голубовато-зеленые холмы вдалеке. Девушка ничего этого не слышала и не чувствовала. Не видела она и серый «форд», показавшийся на дороге. Машина почти поравнялась с ней, прежде чем водитель заметил распростертую на земле фигурку и ударил по тормозам, развернув «форд» чуть ли не поперек дороги.

В ту же минуту мужчина подбежал к девушке, склонился над ней, тронул ее за плечи и с удивлением и беспокойством вгляделся в ее бледное лицо, к которому прилипли промокшие золотые волосы.

— Это дочь Тома Мэнтона, — пробормотал он себе под нос. — Что с ней случилось?

В этот момент Сигна открыла глаза и, ничего не различая от испуга, завопила, увидев склоненное над ней лицо.

— Отпусти меня, — отчаянно забилась она в его руках. — Не прикасайся ко мне!

— Все в порядке, — ласково проговорил мужчина. — Я Блэйк Сондерс — друг вашего отца. Объясните мне, что с вами.

Сигна перестала бороться, ее взгляд, направленный на молодого человека, прояснился. Красивые серые глаза, глядевшие на нее с улыбкой, светились добротой и были совсем не похожи на налитые кровью похотливые глаза Стэнли Ричардса. Блэйк Сондерс? Да, она о нем слышала, отец говорил о Блэйке. Он недавно в Сингапуре. Он и еще один англичанин по имени Ивор Гардинер недавно купили, как партнеры, плантацию каучука здесь, в Сунгей-Муране.

— Я так рада, что это вы. — Сигна с облегчением вздохнула и добавила с детским простодушием: — Наверное, я упала в обморок. Я убегала из нашего бунгало. Там был Стэнли Ричардс. Он опять был пьян. Стыдно признаться, но я перепугалась.

Лицо Блэйка посуровело, пока он слушал объяснения Сигны. Он все понял. Он слышал в клубе немало сплетен о таинственном исчезновении старого Тома Мэнтона, а уж запои Ричардса и вовсе были притчей во языцех. Было очевидно, что девушка находилась на грани истерики, и нетрудно было понять почему. Нельзя было позволять ей остаться на плантации одной, не считая нескольких слуг и ее старушки няни.

— Послушайте, — сказал Блэйк Сондерс, когда она закончила свой рассказ, — вы должны поехать со мной на нашу плантацию. Мы с Ивором приглядим за вами, пока не вернется ваш отец. За вашими вещами и няней мы пошлем, а поехать вы можете прямо сейчас, со мной, на моей машине.

Сигна ощутила огромное облегчение. Она с усилием поднялась на ноги и провела рукой по растрепанным волосам. У нее ужасно щипало глаза, ей было больно оглядываться вокруг. У нее ныла каждая косточка. Ей уже доводилось так себя чувствовать, и она с ужасом подумала, что сейчас у нее начнется приступ лихорадки. Хотя она и была молода — всего девятнадцать, — малярия уже успела добраться и до нее, и у нее не было физических сил противостоять болезни.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.