Не надо переворачивать лодку! 4

Найтов Комбат

Серия: Не надо переворачивать лодку! [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Солнцепёк

Солнцепёк.

Московская область, 'дальняя' дача Сталина.

Прошло пять лет с памятной встречи Нового 1945 года. Много чего изменилось с того дня. В 45 году умер Шапошников. Вместо него министром обороны и членом Политбюро стал Василевский. Полгода назад не стало Жданова. Это тяжёлая потеря, потому, что внутри партии наблюдается брожение. Далеко не все в ЦК партии правильно восприняли постановление январского Пленума ЦК 44 года, считают это узурпацией власти, отстранением партии от власти. Действительно, последнее время Политбюро, в основном, опирается на Советы различного уровня. Партийная реформа, которую активно проводили Сталин и Жданов, привела к ликвидации республиканских компартий, сокращению штатов областных и районных Комитетов, и вся работа была перенесена в низовые парторганизации. 20 съезд партии, прошедший в прошлом году, показал возросший антагонизм между старым ЦК и низовыми парторганизациями. Партийные чиновники, оказавшиеся после реформы без 'конвертов', получаемых ими ежемесячно с 1929 года, и не плативших с них налогов, с тоской вспоминали 'былое' и предприняли настоящее наступление на Сталина и Жданова. Их обвиняли в антиленинской политике, говорили о руководящей и направляющей роли КПСС, обвиняли в неправильной внешней и национальной политике СССР: отказе от поддержки коммунистических движений в других странах, в развале компартий республик. Терять им было нечего. Зарплата в 127 руб/мес - довольно скромная, в промышленности заплата составляла 400-500 рублей в месяц. Но их предложения не прошли, критика осталась без внимания, так как для большинства делегатов съезда, представителей низовых парторганизаций, рост благосостояния за текущую пятилетку составил 120-150%, одновременно уменьшилось количество отчётности, появилась четкая вертикаль власти, исчезли местные 'партийные божки'. Да, требовалась активная работа в коллективе, да, требовалась активная позиция, требовалось быть лидером, а не бюрократом. Принадлежность к партии становилось внутренним убеждением, а не корыстью, так как на дальнейшую карьеру в обществе она особо не влияла. Сталин на съезде сказал, что Ленин завещал нам построить народное государство, и мы его построили. Первоначальное построение и партии, и СССР по национальному признаку - это дань пережиткам прошлого, которое партия начала ликвидировать, начиная с самой себя. Есть новая общность: советский народ, есть новое государство СССР, которое от федеративной формы стремиться перейти к унитарной. Иначе националистические мелкобуржуазные течения, которые начали усиливаться, разорвут страну на части. Национальный вопрос раз и навсегда должен быть снят с повестки дня настоящего коммуниста. Те, кто не поддерживает эту политику, могут свободно выйти из партии. Такие 'коммунисты' нам в партии не нужны.

После съезда, действительно, некоторое количество желающих нашлось, в основном из среды деятелей культуры и партийных работников. Да и приток новых членов партии заметно сократился. Примечательный в этом плане разговор состоялся между Сталиным, мной и Кагановичем. Лазарь Моисеевич, старый соратник Сталина, вначале попытался от меня избавиться, хотя я в этой партийной дискуссии участия не принимал, он хотел говорить со Сталиным без свидетелей, но Сталин, жестом, меня остановил:

- Тебя это тоже касается, Андрей, так что посиди, послушай.

- Коба, зачем при нём? Он что, старый член партии?

- Нет, Лазарь, он тот, который будет после нас. Так что давай начистоту. Что наболело, то и говори.

- Мне не нравится, что происходят большие перемены, а ЦК партии узнаёт об этом постсфактум. Всё решает ваша 'пятёрка', куда вход остальным просто закрыт. Партия перестала влиять на государство, а государство: это вы.

- 'Пятёрка' в чём-нибудь ошиблась? Парт и госконтроль установил, что мы нанесли какой-нибудь вред государству? Наши люди, из-за нас, стали хуже жить?

- Коба, ты ж меня знаешь, я никогда ни одного шагу не сделал, не посоветовавшись с партией! Всё всегда обсуждалось на Пленумах ЦК или на Политбюро. А сейчас?

- Времена изменились, Лазарь. Большая часть вопросов рассматривается на съезде, и становится Законом. А Правительство только исполняет закон. Политбюро, или 'пятёрка' обсуждает вопросы стратегического плана или сиюминутные политические коллизии, возникающие в течение исполнения этого Закона. Привлечение большого количества людей в этом случае не требуется. Партия и её ЦК занимается тем, что подготавливает исполнителей или проводит разъяснительную работу среди населения, почему требуется то-то или то-то. Войну помнишь? Много я или Андреев с тобой советовались?

- Нет, ставили задачи: сколько, куда и в какие сроки. Если у меня возникали сложности, то либо меняли сроки, либо предоставляли дополнительные силы и средства.

- Ты знал, зачем требуется именно такое количество вагонов, полувагонов или платформ, какие части будут переброшены?

- Нет, конечно, это сведения не моего уровня. Только какие-то обрывки.

- То, что ты не знал этого, нам помешало выиграть войну?

- Нет, конечно, но то же была война!

- Так и сейчас она идёт! Только холодная: экономическая. Против нас самая крупная экономика планеты! США. Почему я или Андреев обязаны кому-то говорить, какие у нас планы по уничтожению экономики США? Что мы строим в том или ином районе, если это оборонный объект? А сведения могут попасть в совершенно чужие уши. Например, к Литвинову. Думаешь, что у него здесь никого не осталось? А через него к американцам. Кого ты собираешься контролировать? Уж коли вы нас выбрали на съёзде, утвердили, то извольте подчинятся, а не просить допустить вас к высшим секретам государства. Это и есть демократический централизм. Видишь вот этот чемоданчик?

- Вижу.

- Знаешь, что это такое?

- Нет!

- Кнопочка там есть. Нажму на нее, и начнётся апокалипсис. Помнишь, что это такое? Понял мою ответственность? Время, когда можно было просто собраться и поговорить обо всём - кончилось. Ни один звук не должен выходить из стен этого кабинета, потому, что от этого зависит жизнь на всей планете. То, что необходимо знать всем, мы доводим и до партии, и до прессы.

- А он?
- Каганович показал на меня большим пальцем.

- А он - мой заместитель, в случае чего, он - единственный, кроме меня, может открыть этот чемоданчик и объявить тревогу по всему СССР.

- Это твой выбор, Коба?

- Да, Лазарь. Ему я полностью доверяю.

- Почему именно он?

- Делами своими доказал, что может решать очень сложные задачи. Не рубит с плеча, бережно относится к людям и ресурсам, во всех ситуациях не паникует, не крохобор, что немаловажно, умеет создать преимущество в нужном месте и в нужное время. Разбирается в современной науке и технике. Знает слабые и сильные стороны наших противников. Хороший экономист. Умеет вести войну, как обычную, так и экономическую. Я с ним уже больше 10 лет работаю, он ни разу не подвел. И, главное, для него дело всегда впереди всего.

- Он же практически неизвестен в партии.

- Двух докладов на двух съездах партии тебе недостаточно? Он неизвестен определённой части ЦК, это - да! Он не бывает на их 'посиделках', кроме Пленумов. Не ездит с ними на пьянки и в баньку. Но я тоже не езжу. Кого надо, я к себе приглашаю. Так же и он делает. И если они не попадают в число приглашённых, значит те дела, которыми они занимаются, ему не интересны или не важны.

- Кто от партии войдёт в Политбюро вместо Жданова?

- Вот у Андрея и спросим. Андрей! Кого, считаешь, можно выбрать вместо товарища Жданова?

- Сабурова. Подходит по всем позициям.
- несмотря на то, что разговор мне совсем не нравился, пренебрегать мнением старого члена ЦК было нежелательно.
- Секретарь ЦК, отлично работал в Венгрии и в Польской области. Умеет работать с людьми и решать идеологические вопросы. Хороший пропагандист. Читал его статьи в 'Правде' и 'Коммунисте'. И, раз уж речь зашла о ротации: вместо Зверева предлагаю Косыгина. И Судоплатова, потому как КГБ у нас в Политбюро вообще не представлен.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.