Фиалки для леди

Форрестер Полли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фиалки для леди (Форрестер Полли)

Глава первая

Ноябрь 1910 года

Кто-то едет. Луиза смогла расслышать слабый неровный шум автомобильного мотора, нарушивший тишину зимнего вечера. Ей говорили, что здесь, в Англии, в сельской местности, как правило, на автомобиле разъезжают только врачи. Всем же остальным приходится довольствоваться конной упряжкой как более надежным средством передвижения, вздохнув, подумала она, стараясь удержаться на сиденье в сильно накренившемся экипаже.

Автомобиль с грохотом проехал мимо — экипаж задрожал и жалобно заскрипел. Луиза судорожно схватилась за край сиденья, в полной уверенности, что ее экипаж сейчас продолжит свое движение по склону овражка. Но этого не произошло, так как он вот уже более часа стоял в канаве, зарывшись в землю по самые ступицы. Тем временем автомобиль, шипя и фыркая, остановился. Послышался топот тяжелых сапог. Кто-то бежал к ее экипажу. Впервые ее охватил страх. Пожалуй, доктора так не бегают. И вряд ли носят кованые сапоги. Что за неприличное поведение! Оно просто шокирует!

Шаги стали тише. Луиза слышала, как кто-то спустился по склону канавы. Наконец в окне появилась голова.

На незнакомце было пальто из толстого драпа, шея обмотана широким шарфом, закрывавшим пол-лица, из-под низко надвинутой шапки выбивались светлые кудри.

— Леди? Боже мой, мисс, вы не ушиблись? Что случилось?

— Я цела и невредима, — стараясь говорить как можно спокойнее, чтобы скрыть от незнакомца свое волнение, ответила Луиза. Истинная леди скорее умрет, чем предстанет в невыгодном свете, тем более что бывают случаи куда опаснее этого. Она с замиранием сердца смотрела, как молодой человек пытается открыть дверцу экипажа, так как боялась, что колымага снова может прийти в движение. — Можете себе представить? Нам преградила дорогу огромная злая собака! Когда мой кучер попытался ее объехать, она набросилась на лошадей, и они понесли. Как видите, экипаж свалился в канаву, а Сэми пришлось взять лошадей под уздцы и отвести в деревню, которую мы только что проехали, а заодно подыскать, где бы я могла остановиться…

— Вы хоть когда-нибудь бывали в этих диких, безлюдных местах, мисс? — мягко выговаривал ей молодой человек с дружелюбной интонацией. — Здесь же ничего нет, разве что усадьба мистера Редверса, — добавил он.

— Я должна попасть в Роузберри-Холл. В деревне нам сказали, что нужно ехать по этой дороге.

— В Роузберри-Холл? Что, черт возьми, вы там забыли, мисс?

Прежде чем Луиза смогла ответить на его дерзкий вопрос, молодой человек куда-то пропал. Послышалось какое-то шуршание, затем — легкое покачивание, когда молодой человек подошел к экипажу с той стороны, что «смотрела» на дорогу. Экипаж слегка тряхнуло, и… молодому человеку удалось открыть правую дверцу.

— Не лучше ли вам отказаться от своего намерения, мисс? Я не сомневаюсь, что мистер Редверс отвезет вас в ту деревню, куда отправился ваш возничий. Я внимательно осмотрел ваш экипаж — застрял он довольно основательно, его можно будет вытащить только с помощью лебедки.

Луиза поплотнее запахнула зимнее пальто и стала карабкаться вверх по скользкому полу экипажа. Держась одной рукой за косяк, а другой упираясь в плечо своего спасителя, она легко и без колебаний спрыгнула с высоты примерно в четыре фута.

— Вы молодчина, мисс! О, разрешите представиться: я — Хиггинс, садовник мистера Редверса.

— В самом деле? — воскликнула она без особого воодушевления, так как замерзла, устала, проголодалась и во что бы то ни стало хотела попасть в Роузберри-Холл. — Не могли бы вы захватить мой ручной багаж, Хиггинс? Пожалуй, я пойду и представлюсь мистеру Редверсу.

Автомобиль стоял в нескольких ярдах, выдыхая сизый дымок в промозглые сумерки. Луиза шла быстро, радуясь, что может размять затекшие ноги после долгого сидения в экипаже. Проселочная дорога была вся в рытвинах и ухабах, и Луиза, чтобы не споткнуться и не упасть, опиралась на свой зонт как на трость, благодаря чему ей удалось избежать новых происшествий в наступивших ноябрьских сумерках.

В автомобиле оказалось еще двое мужчин. Шофер сидел неестественно прямо, его руки в длинных перчатках так крепко вцепились в руль, будто это были вожжи норовистой лошади. Пассажир сидел на заднем сиденье, похожий на бесформенный куль из зимней одежды.

— Насколько я понимаю, вы — мистер Редверс? — стараясь перекричать гул работающего мотора, спросила Луиза. Пассажир быстро оглянулся — насколько позволяла «броня» из одежды.

Подумать только! Мистер Редверс оказался молодым человеком! Она почему-то ожидала увидеть желчного старика, скрюченного от ревматизма, но никак не молодого человека. В щель между низко надвинутой шапкой и широким шарфом, закрывавшим почти все лицо, смотрели изучающим пристальным взглядом темные глаза. Луизе немедленно захотелось узнать, как он выглядит. Словно повинуясь ее желанию, молодой человек поднял руку и убрал шарф с лица. Луиза, как завороженная, не сводила с него глаз — такого потрясающе красивого мужчину ей еще не приходилось видеть.

— Да, я Джеффри Редверс, — ответил он, разглядывая ее с таким же интересом, с каким она сама смотрела на него.

— Я миссис Элджернон Хескет, — представилась Луиза, подавая ему руку. Но Джеффри Редверс своей руки не подал, а только небрежно кивнул головой, хотя от Луизы не ускользнуло, что он продолжал смотреть на нее с затаенным интересом. — Мистер Редверс, ваш садовник Хиггинс высказал предположение, что вы будете настолько любезны, что поможете мне продолжить мое путешествие. Я направлялась в Роузберри-Холл, когда…

Внимание Луизы было настолько приковано к мистеру Редверсу, что она не заметила существо, расположившееся у его ног, — на полу сидел огромный мастиф. Заметив на себе взгляд молодой леди, собака положила свою большую вислогубую морду на колени мистера Редверса.

— Да это же та самая собака, из-за которой понесли мои лошади! — воскликнула Луиза, гневно прищурив карие глаза, обычно смотревшие на мир с неизменной добротой.

— Грипа потому и назвали «мертвой хваткой», что он обучен преследовать всякого, кто вторгается в мои владения, — сказал Редверс, рассеянно гладя собаку по голове.

— Я в ваши владения не вторгалась! — сказала Луиза, стараясь сдержать закипавший гнев. — Дорога, по которой я ехала в Роузберри-Холл, не является частной!

— По ней никто не ездит, — проговорил Редверс тоном человека, привыкшего к тому, что его слово — закон. — А потому Грип считает ее моей собственностью.

— Как это никто? А я? — растерялась Луиза. — Роузберри-Холл достался мне по наследству от двоюродной бабушки, и я намерена сделать его своим домом.

На какое-то мгновение его лицо озарилось улыбкой, но он быстро овладел собой и снова придал своему лицу безразличное выражение.

— Роузберри-Холл пустует уже несколько лет. Вас там никто не ждет, миссис Хескет.

— В таком случае не будете ли вы так любезны приказать своему водителю отвезти меня в ту деревню, где сейчас мой возница…

— Вы приехали из Индии? — На мгновение его темные глаза оживились.

— Да, сэр. Вот поэтому у меня здесь никого нет — все родные остались там… Родители с такой любовью вспоминали о жизни в Роузберри…

— А как мистер Хескет?

Луиза быстро отвела взгляд в сторону.

— Гм, гм, — будто запершило в горле у Редверса, и он неспокойно заерзал. Чтобы выйти из неловкого положения, в которое попал, Редверс похлопал своего шофера по плечу. — Вильямс, выйди и открой дверцу миссис Хескет.

— Ой, ваша собака… — начала, было, Луиза, вспомнив громовые раскаты ее лая и истошные крики Сэми.

Ее причитания, очевидно, сочли не заслуживающими внимания и оставили без ответа. Шофер вышел из авто, открыл заднюю дверцу и выгнал мастифа. Собака стала бегать около автомобиля, переваливаясь с боку на бок, держа свою громадную квадратную морду так, чтобы не упускать женщину из поля зрения. Луиза в испуге отшатнулась, но шофер отодвинул собаку с таким равнодушием, словно это был мешок с мукой.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.