Румиланта

Афанасьев Валерий Юрьевич

Жанр: Альтернативная история  Фантастика  Фэнтези    Автор: Афанасьев Валерий Юрьевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Румиланта ( Афанасьев Валерий Юрьевич)

Афанасьев Валерий

Румиланта

Стальная опора 3

1.

Конь упал в воротах и захрапел, дергая ногами в предсмертной судороге. Это какая… позволяет себе так обращаться с лошадью?! Загнать коня! Если кто из моих, всыплю от души, мало не покажется!

Надо же – Сонъер! От него я такого никак не ожидал. Вот уже несколько лет охотник находится у меня на службе. Вместе с ним мы отбивали нападение тилукменов на долину гномов, вместе с ним ходили в походы к вольным городам реки Хат. Один раз посуху и четыре раза водным путем. Не раз приходилось стоять с ним плечом к плечу, отражая натиск неприятеля. Чего я за ним не замечал, так это жестокого отношения к лошадям.

– Вик, беда! – охотник вбежал по ступенькам и остановился напротив меня на террасе дома.

Дом был прочный, из тесаного камня. Ничего общего с тем навесом, который мы здесь поставили три года назад. Тогда, когда начинали строить волок.

Сколько всего случилось с той поры. Быть виконтом оказалось не так-то просто. Начинать с нуля, обстраиваясь на пустом месте, тоже было нелегко. Первый волок мы построили за три недели. Для транспортировки кораблей использовалось нечто вроде саней. Конструкция была деревянной и передвигалась на деревянных полозьях, сделанных из целых бревен, по деревянным же шпалам. Шпалы смазывались салом, для лучшего скольжения.

Сложнее всего было затопить направляющие и подвести их под днище корабля. Этот чисто технический вопрос решался с помощью навешивания на конструкцию дополнительных грузов. Когда направляющие крепились к корпусу, приходила пора задействовать лебедку. Гномы постарались на славу. Все три лебедки исправно функционировали с той поры, как их установили. Несмотря на то, что через год мы построили вторую линию волока, первая продолжала действовать.

Лебедкой вытаскивали корабль на землю, на этом ее предназначение заканчивалось. Далее приходила очередь тягловых упряжек. Три десятка быков (по пятнадцать с каждой стороны волока) без труда тащили огромные сани с кораблем. Лишь однажды на всем протяжении пути, когда перепад высоты был слишком велик, приходилось использовать дополнительную лебедку. Весь путь занимал не более трех часов. Сейчас. Я вспомнил, как мы намучались, пока отрабатывали технологию. С первым кораблем провозились вообще целый день. Сейчас же корабли переправляются из одной реки на другую без проблем. Используя оба волока караван из десятка кораблей можно было перетащить за день.

Если первый волок делали на скорую руку, то со вторым пришлось повозиться. Зато получился он на славу – настоящий железнодорожный путь. Рельсы небольшие, зато ширина колеи добрых четыре метра. Рельсы гномы отлили в долине, со шпалами вообще проблем не возникло – функционирующий первый волок приносил доход. Еще больший доход приносил стеклоплавильный завод, который мы построили на паях с гномами и бароном Людвигом. Стекло расходилось влет что в империи, что в Абудаге. Многие готовы были платить только за то, чтобы их продвинули в очереди на получение долгожданного товара. Немалый доход мне приносили бы и отчисления гномов с товаров, производимых методом горячей штамповки. Мне, как автору метода и владельцу товарного знака «V», причитался определенный процент с продаж. Но гномы и так немало потратились, поставляя рельсы, лебедки, и прочие металлоизделия. Совершенно бесплатно, надо сказать. Я предложил им причитающиеся мне проценты с реализации штампованных изделий пару лет не платить.

Не поверите, пришлось выдержать немалую баталию, отстаивая такую точку зрения. Мой друг Раста упер руки в бока и сердито топал ногой, показывая свое неудовольствие.

– Слово гнома прочнее стали! Мы обещали платить положенный процент, значит, будем его платить.

Раста схватил себя за бороду и выжидающе на меня смотрел.

Как непросто с этими гномами! Вроде бы предлагаю сэкономить им деньги, а они упираются и ни в какую. Я невольно улыбнулся.

– Кто бы спорил. Но, друг Раста, давай вы будет платить этот процент позже.

Гном задумчиво почесал затылок и сказал.

– Нет.

– Что, нет? – удивился я.

– Позже нельзя. Слово мастера – есть слово мастера. Тебе ли это не знать?

С гномами всегда так. Переспорить гнома непросто, лучше и не пытаться, но можно решить вопрос, переведя его в другую плоскость, что я и постарался сделать.

– Тогда давай так: Я гном?

– Гном, – согласно кивнул Раста.

Наверное, я единственный человек, которого гномы считают тоже гномом. Нет, они вовсе не заблуждаются. Я человек и выгляжу, как человек, но за особые заслуги мне присвоено звание «почетного гнома». Такой была благодарность гномов за то, что я помог отстоять их долину при набеге кочевников. Впрочем, скорее, даже не за это. Если военное дело гномы считали вполне подходящим занятием для людей, то мастерство в строительстве и ковке металла видели исконно своей прерогативой. Вот потому-то изготовление метательных машин, стального троса и еще нескольких новинок было оценено гномами по достоинству. Мастерство гномы уважали. Пожалуй, больше, чем что-нибудь другое. Все это вместе взятое и подвигло их на то, чтобы присвоить мне такое странное звание. Хорошо еще, медаль не додумались вручить.

Только бы не проговориться. Если эта мысль дойдет до Нимли, не миновать мне медали. «И что?», спросите Вы. Гномы обидятся, если я не буду носить эту медаль, а носить ее, было бы уже слишком. Все-таки я живу среди людей, а отношение к гномам у них неоднозначное. К тому же, предпочитаю считать себя тем, кто я есть по рождению – то есть человеком.

– И дом у меня в долине есть, – продолжил я разговор с Растой.

– Есть, как не быть. Куда же он денется?! Мы, гномы, строим на века!

Дом в долине был подарком совета гномов. Подарен он был мне не без некоторого умысла – как полезному техническому специалисту. Право, я с удовольствием пожил бы какое-то время в долине. Гномы – замечательный народ. Они трудолюбивы и задорны. Горячность их может быть воспринята, как агрессивность, но только теми, кто их плохо знает. Да, они любят поспорить, могут затеять и потасовку, но все это совершенно беззлобно. Более миролюбивого народа я не видел. У них даже армии не было до той поры, пока им не пришлось отражать нападение кочевников. Взявшись за организацию армии, гномы подошли к этому, как и к любому делу, основательно. Сейчас они имеют трехтысячную армию постоянной готовности, отлично обученную (сначала мной, а затем нанятыми нами в вольном городе Гремене инструкторами), оснащенную лучшими на обозримом пространстве вооружением и доспехами. Три тысячи – это войска постоянной готовности. При необходимости гномы могут выставить до двадцати тысяч панцирной пехоты при существенном количестве станковых арбалетов и метательных машин. Надо ли говорить о том, что метательные машины у гномов отменного качества? К счастью, они совсем не стремятся к завоеваниям, и если вынуждены поддерживать боеготовность, то только потому, что угроза со стороны тилукменов до сих пор сохраняется. Да, она стала не такой явной, как ранее (предпринятые нами меры дали свой результат), но полностью она не исчезла. В общем, я с удовольствием пожил бы среди этих широкоплечих приземистых мастеров, но с недавних пор я Виконт. Этим титулом меня пожаловал герцог Фагуа. К титулу прилагалась земля. Из-за нее собственно я и остался в империи. Поскольку это была не просто земля, а земля в том самом месте, где нам необходимо. Под словом «нам» я подразумеваю себя и гномов.

Расположение моего удела позволяло построить волок между двумя реками и организовать движение кораблей, идущих из Абудага по Ропе к реке Хат. Зачем это надо было гномам? Это слишком долгий рассказ, об этом как-нибудь в следующий раз. Скажу лишь, что это было жизненно необходимо. Вот и пришлось податься согласиться на предложение герцога Фагуа и податься в дворяне. Из этого вовсе не стоит делать вывод, что Фагуа меценат, спешащий пожаловать титулом каждого встречного. Я был герцогу полезен, весьма полезен. Начнем с того, что я подарил ему рецепт изготовления газированного вина. Подарил в качестве жеста доброй воли. Теперь Фагуа монополист и славится шипучими винами. Право, мне не жаль. Герцог был мне полезен не меньше, чем я ему. Именно его покровительство позволяло мне чувствовать себя в империи спокойно. За это приходилось платить. Разумеется, не деньгами, герцог не так глуп, чтобы требовать с меня деньги. Выполняя свой долг перед империей, как любил выражаться Фагуа (имея в виду под словами «интересы империи», прежде всего, свои интересы), я организовывал караваны герцога для походов на юг, способствовал внеочередной отгрузке стекла с завода, расположенного в Гремене, часть которого принадлежала мне и кое-что еще, по мелочи. Надо ли говорить, что такой человек был полезен герцогу? Брать с меня деньги? Ха! При моей помощи деньги текли рекой в сундуки Фагуа.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.