Прекрасная тьма

Штоль Маргарет

Жанр: Любовно-фантастические романы  Любовные романы    Автор: Штоль Маргарет   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прекрасная тьма ( Штоль Маргарет)

Мы можем легко простить ребёнка,

Который боится темноты;

Настоящая трагедия жизни –

Когда взрослые боятся света.

Платон

Пролог

Девушка-маг

Раньше я думал, что наш город, погребённый в лесной глуши Южной Каролины, увязший в илистой почве долины реки Санти, находится на полпути в никуда. Место, где никогда ничего не происходило, и никогда ничто не изменится. Точно так же как и вчера, немеркнущее солнце взойдёт и сядет за Гатлином, не соизволив вызвать хотя бы лёгкий ветерок. Завтра мои соседи займут позиции на своих верандах: жара, сплетни и фамильярность будут таять, словно кубики льда в их сладком чае, как и было на протяжении более чем сотни лет. В этих местах традиции были столь устоявшимися, что изменить их было крайне сложно. Они были вплетены во всё, что мы делали или, даже чаще, в то, чего мы не делали. Ты можешь родиться, жениться и умереть, а методисты все так и будут петь госпелы.

Воскресенья предназначались для службы в церкви, понедельники — для совершения покупок в «Стоп энд Шоп», единственном продуктовом магазине города. Остальная часть недели состояла из уймы пустяков, а ещё из пирога, если вам посчастливилось жить с кем-то вроде экономки моей семьи, Аммы, которая каждый год выигрывала на окружной ярмарке конкурс на лучший пирог. Старая четырёхпалая мисс Монро по-прежнему давала уроки кадрили, и один пустующий палец ее белой перчатки все так же трепетал, когда она плавно скользила по танцполу с дебютантками. Мейбеллин Саттер всё так же стригла в «Снип-н-Кёрл», несмотря на то, что она почти ослепла примерно тогда, когда ей стукнуло семьдесят, и теперь она вдвое чаще забывала поставить ограничитель хода на машинку для стрижки волос, выбривая вам на затылке полосу как у скунса. Карлтон Этон никогда, при любой погоде, не отказывал себе в том, чтобы открыть ваше письмо прежде, чем доставить его. И если в письме были дурные вести, то он сам сообщал вам о них лично. Ведь лучше услышать об этом от одного из своих.

Мы принадлежали этому городу, что было и его достоинством, и его недостатком. Он знал нас с головы до пят: каждый наш грех, каждую тайну, каждый недостаток. Вот почему большинство его жителей никогда не помышляли об отъезде, и вот почему те, кто уехал, никогда не возвращались обратно. До встречи с Леной через пять минут после окончания Джексон Хай я стал бы одним из них. Уехавшим.

Но потом я влюбился в Девушку-мага.

Она показала мне, что под трещинами наших шероховатых тротуаров скрывался иной мир. Мир, который был там всегда, спрятанный на самом видном месте. Гатлин Лены был городом, где происходили странные вещи — невероятные, сверхъестественные, меняющие жизнь вещи.

Иногда смертельно опасные.

Пока обычные люди были заняты подрезанием розовых кустов или сбором червивых персиков с придорожных насаждений, Светлые и Тёмные маги с уникальными и могущественными способностями были вовлечены в нескончаемую борьбу — сверхъестественную гражданскую войну без какой-либо надежды на капитуляцию. Гатлин Лены был местом обитания демонов, опасности и проклятия, которое больше ста лет назад оставило отпечаток на её семье. И чем ближе я становился к Лене, тем ближе её Гатлин становился моему.

Ещё несколько месяцев назад я верил, что в этом городе ничто никогда не изменится. Теперь я знал больше и желал лишь одного — чтобы это было правдой.

Потому что с того мгновения, как я влюбился в девушку-мага, все, кого я любил, оказались под угрозой. Лена думала, что она единственная, кто проклят, но она ошибалась.

Теперь это было наше проклятие.

Глава первая

Пятнадцатое февраля. Вечный покой

Капли дождя стекают с полей лучшей чёрной шляпки Аммы. Лена стоит голыми коленями в грязи возле могилы Мэйкона. У меня покалывает шею оттого, что я стою так близко к подобным Мэйкону — инкубам — демонам, питающимся воспоминаниями и снами смертных, таких как я, когда мы спим. Звук, который они издают, вспарывая последний клочок тёмного неба и исчезая перед рассветом, не похож ни на что на свете. Будто бы они были стаей чёрных воронов, в унисон взлетающей с проводов линии электропередачи.

Такими были похороны Мэйкона.

Я мог вспомнить подробности, как будто это произошло вчера, хотя было сложно поверить, что что-то из этого вообще произошло. В этом была вся мудреность похорон, да и жизни в целом, наверное. Важные детали ты полностью блокируешь, но случайные, второстепенные моменты настойчиво преследуют тебя, снова и снова прокручиваясь в голове.

Вот что я мог вспомнить: Амма в потёмках будит меня, чтобы ни свет ни заря отправиться в Сад Его Вечного Покоя. Оцепеневшая и сломленная Лена, жаждущая превратить в лёд и разбить вдребезги всё вокруг себя. Тьма в небе и в половине стоящих вокруг могилы людей, которые людьми то и не были.

Но кроме этого было то, что я вспомнить не мог. Оно было где-то там, пряталось на краю моего сознания. Я пытался вспомнить это со дня рождения Лены, её шестнадцатой луны, ночи, когда умер Мэйкон.

Я только знал, что было нечто, что мне необходимо было вспомнить.

* * *

В утро похорон снаружи была кромешная тьма, но лунный свет, пробивавшийся сквозь облака, освещал мою комнату. В комнате было холодно, но мне было всё равно. Я открыл окно две ночи назад, когда умер Мэйкон, словно он мог вновь появиться в моей комнате, сесть во вращающееся кресло и ненадолго остаться.

Я помнил ночь, когда увидел Мэйкона, стоящего во тьме у моего окна. Именно тогда я и узнал, кто он такой. Не вампир или иное мифологическое существо из книг, как я предполагал, а самый настоящий демон. Тот, который мог бы питаться кровью, но предпочёл вместо этого мои сны.

Мэйкон Мелхиседек Равенвуд. Для местных он был Стариком Равенвудом, городским отшельником. А ещё он был дядей Лены и единственным отцом, которого она когда-либо знала.

Я одевался в темноте, когда ощутил прилив тепла в груди, что означало присутствие Лены.

Ли?

Лена говорила из глубин моего сознания, такая близкая, как никто другой, и почти столь же далёкая. Келтинг — наша невербальная форма общения. Секретный язык, который маги, подобные ей, использовали задолго до того, как моя спальня оказалась по южную сторону линии Мэйсона-Диксона [1] . Это был тайный язык близких отношений и жизненной необходимости, рождённый во времена, когда за то, что ты отличаешься от других, тебя могли сжечь на костре. Это был язык, которым нам не полагалось уметь пользоваться, потому что я был смертным. Но, по какой-то необъяснимой причине, мы могли им пользоваться, и пользовались, чтобы говорить о несказанном и о том, что нельзя выразить словами.

Я не могу этого сделать. Я не пойду.

Я бросил возиться с галстуком и опустился на кровать, пружины древнего матраса заскрипели подо мной.

Ты должна пойти. Ты не простишь себе, если не сделаешь этого.

Мгновение Лена не отвечала.

Ты не знаешь, каково мне.

Знаю.

Я помнил, как сидел на кровати, боясь подняться, надеть свой костюм и присоединиться к кругу молящихся, петь «Пребудь со мной» и идти в мрачной процессии огней через город к кладбищу, чтобы похоронить маму. Я боялся, что так это станет реальным. Не мог вынести воспоминаний об этом, но открыл своё сознание и показал Лене…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.