Чудо Святого Покрова

Горшков Александр Касьянович

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Горшков Александр Касьянович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чудо Святого Покрова ( Горшков Александр Касьянович)

Александр Горшков

ЧУДО СВЯТОГО ПОКРОВА

Поэтический сборник

ЧУДО СВЯТОГО ПОКРОВА

Прекрасной и грустной осенней порой

В тиши золотистого крова

Приходит Божественный праздник святой

Царицы Небесной Покрова.

Приходит тот день как победа любви,

Простертой над гибнущим миром,

Готовой объять и от бед отвратить,

Спасти всех убогих и сирых.

Зарею надежды приходит в наш дом

Тот день светоносно-лучистый,

Во славе небесной, во славе святой

Владычицы нашей Пречистой.

Покровом Твоей благодатной любви –

Любви безграничной, безмерной –

Приходишь на землю Ты к людям Своим

Как некогда в храме Влахерна.

От тех стародавних истории пор

Пречудным Твоим заступленьем

Сияет раскрытый святой омофор

Над теми, кто жаждет спасенья:

Кто брошен врачами в неравной борьбе

С болезнью коварной и лютой,

И стоном предсмертным взывает к Тебе

В последнюю жизни минуту.

Кто грех осознал и его искупил

За высью ограды тюремной

И горькую чашу страданий испил,

Чтобы быть от греха омовенным.

Кто в вихре безумной, постыдной войны

Гоним был из отчего дома,

Гоним был виновным без всякой вины,

Не принявши слова чужого.

Кто был оклеветан, унижен людьми

За веру и имя Христово –

Для тех простираешь Ты руки Свои

Как чудо святого Покрова.

Кто с плачем отчаянья ищет Тебя

Среди одиночества моря,

Тебя лишь Едину на помощь зовя,

Житейское мыкая горе.

И молится Сыну Пречистая Мать

За нас, многогрешных, с слезами,

А цену тех слез дай нам Бог осознать

В грехах огрубевших сердцами:

Что плачет за нас и страдает в слезах

Та Мать, что в пещере убогой

Родила безгрешного Сына-Христа –

Спасителя мира и Бога.

Что теми слезами оплакан был Он,

Распятый на крестные муки,

И слезы те – горестный Матери стон,

Воздевшей к Распятому руки.

Прости ж нас, Всепетая Матерь, прости,

Дурманом греха омраченных –

Достойны не слез мы пречистых Твоих,

А праведных грозных мучений.

Лишь сердце Твоей безграничной любви –

Любви всепрощающе-святой

Способно молиться за наши грехи

Пред Сыном в Божественной славе.

Тебе лишь, Всеблагой, дано отвратить

Возмездье, что небом готово,

И милость Свою недостойным явить

Как чудо святого Покрова.

ЗВОН КОЛОКОЛЬНЫЙ

Слышите, людие,

Звон колокольный

В утро разлился окрест?

Слышите, слышите,

Люд богомольный,

К небу святой благовест?

Слышите, людие,

Слышите, братие,

Этот чарующий звон?

Нас он сливает

С небесною ратию,

С небом смиряет нас он.

Слышите, слышите

В звоне малиновом:

Киевской Руси мы плоть!

Встанем же, братие,

Встанем с молитвою –

Русь не сломить, ни смолоть!

Сколько их было

Столетий израненных?

Кто эти помнит года?

Но оставался

С Христовою братией

Звон колокольный всегда.

Был он усладою,

Был он тревогою,

Русь опуская в поклон.

Был он надеждою,

Песнию строгою –

Вечный божественный звон.

Слышите, слышите?

Вдарил на звоннице

В колокол юный звонарь:

Русь просыпается,

Молится, молится,

Молится Богу как встарь.

Слышите, слышите?

Сердцу не спящему

Колокол бьет в унисон:

С верой ищите –

И с верой обрящете!

Слышите сей перезвон?

Звон колокольный

Плывет и колышется,

Нас наполняя собой.

Русию Киевской

Вольно мне дышится –

Дышится Русью Святой.

НЕ ГОВОРИТЕ: РУСЬ ПРОПАЛА

Не говорите: Русь пропала.

Не говорите: нет ее.

Еще минута не настала

Скликать к могиле воронье.

Пока горит огонь лампады

И славу Божию поют –

Жива еще святая правда –

Не хороните Русь мою.

Не говорите: нет надежды

Больную родину поднять –

То Бог готов взыскать как прежде

Русь к покаянию опять.

Пока жива в сердцах молитва

Сынов, не предавших Руси,

С молитвой этой не убита

Надежда Русь от тьмы спасти.

И, может быть, в час судный грозный

Господь отмщенье отведет

И ради праведников горстки

Русь Православную спасет.

СТРАСТОТЕРПЦЫ ТРИДЦАТЫХ ГОДОВ

Не найти их священных могил,

Не собрать и не счесть их имен –

Лишь Господь никого не забыл,

Кто за имя его погребен.

Лишь Господь не забыл никого

И венцом светозарным венчал,

Кто за имя святое Его

Свою жизнь страстотерпцем скончал.

Из гулаговских адских оков,

Казематов седых лагерей

Вел в бессмертие облик Христов

Их по мукам кровавых стезей.

В гефсиманской холодной ночи

В тех далеких тридцатых годах

Распинали их вновь палачи

На своих большевистских крестах.

Только пели осанну они,

Когда их выводили на смерть,

Когда вслед им кричали: «Распни!»,

На Голгофу ведя умереть.

Распинала их черная рать,

И кричал им палач: «Отрекись!» –

Нам имен их ни счесть, ни собрать.

О, страна, возрыдай и восплачь!

Возрыдай над своею судьбой:

Ты Голгофою стала сынам,

Ты могилою стала сырой

Их истерзанным в муках телам…

Нам сегодня сияют огни

Через толщу могильных оков:

Это душами светят они –

Страстотерпцы тридцатых годов.

И в веках им отныне сиять,

Кто замучен, расстрелян, убит:

Их имен нам ни счесть, ни собрать,

А у Бога никто не забыт.

КТО МЫ?

Кто мы? Иностранцы? Иль просто невежды?

А может, вообще дураки?

Живем мы без веры, любви и надежды:

Живем, как живут сорняки.

Кто мы? Недоноски? Безродное племя?

Иль чей-то несмытый позор?

А может, в нас доброе чистое семя

Похитил завистливый вор?

Давно позабыта дорога ко храму,

Отравлены души, сердца.

Смеемся в лицо, уподобившись Хаму,

Спасителя Бога-Творца.

Мы в храме чужие, нам неинтересны

Святых назиданья отцов:

Добыча, мишени мы для экстрасенсов

И для сатанинских жрецов.

Открыты дороги для блуда и срама,

Лишь только дорога одна –

Дорога к спасенью, дорога до храма –

Бурьяном покрыта она.

Так кто же мы, Господи? Что с нами сталось?

Открой, вразуми и спаси.

Ведь мы не иуды: мы – то, что осталось

От некогда Святой Руси.

Мы память живая о храмах сожженных,

Разрушенных чудо-церквей,

Мы – боль Твоих слуг, в лагерях заточенных,

Пожарищ святых алтарей.

Мы древо с корнями давно перебитыми,

Стадо упрямых слепцов:

Стоим пред Тобой, в пятнах крови покрытые

От дел атеистов-борцов.

Что же делать, Бог Милосердный?

Час, может быть, не поспел

Ангельской жатвы – жатвы последней

Зерно отделять от плевел?..

Дай же нам, Праведный, сил и терпенья

Грех укротить над собой,

Чтоб не в позоре, а во искупленьи

Предстали мы все пред Тобой.

Кто мы без Бога?

Пустота.

Кусок мертвятины ходячей,

Мы горстка пепла,

Нагота

С душой глухою и незрячей.

Кто мы без Бога?

Пустоцвет,

Сухая ветвь на древе жизни,

Мы тьма кромешная –

Не свет

Для горней сладостной отчизны.

Несчастной жизнию

Живет,

В ком пламень веры дух не греет.

Богат и счастлив

только тот,

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.