Правый

Харитонова Татьяна

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Харитонова Татьяна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Татьяна Анатольевна Харитонова

ПРАВЫЙ

повесть

Куда подевался мальчик? Которым я был когда то?Скажите, долгая старость - награда или расплата?Где умирают птицы? Сколько лет сентябрю?Понимает ли море, то, что я говорю?О чем молодая листва поет весеннему бризу?Откуда является смерть - сверху, или же снизу?Кто там рыдает в ночи? Человек или птица?Как зовется звезда, которая тебе снится? Сколько листьев, чтоб выжить, платят зиме деревья?
- Мне бы только, чтоб дети не погибали во чреве...

Пабло Неруда

В России, Украине, Белоруссии — 8 миллионов абортов в год.

Родился он на чердаке, в небольшой комнатке

с косой стеной и одним лишь окошком,

проделанным в скате черепичной крыши.

Именно в такой бедной обстановке

и начал свою жизнь гений, которого

до сих пор помнят и любят миллионы.

Милый мой читатель. Не хочешь ли ты услышать историю? Вполне современную. Скорее женскую. Хотя нет, мужчина, не откладывайте книгу! Мужчина! Это я к вам обращаюсь. Да, к вам! Что вы испугались? Я бы не делила литературу по половому признаку. Что за глупости? Женская проза. Мужская. Что в женской? Слезы, грозы, розы? А в мужской? Пистолет, кордебалет? Простите, сейчас это по – другому называется.

Нет, история для всех. Ведь ответственность перед Жизнью несут все одинаково. И за то, что происходит в этой истории, отвечают все. И ты, мой милый читатель.

Итак, я попробую тебя описать. Прости, что на ты. Просто мне кажется, что я тебя знаю давно – давно, вижу, как ты пробегаешь глазами по этим строчкам, морщишься:

-Что еще за прием? Заманить? Ну, уж нет! И читать не буду. Хотя нет, что за история?

- А история о нас с вами. Просто выгляни в окно. Вот она, эта история. Хотя нет, все началось лет десять назад, а может и четыреста. Все старо, как мир...

Ее назвали Астра. Правда, имя это жило лишь на страничке свидетельства о рождении. Астра Немеровская. Красиво. Если бы не отчество. Михайловна. Астра Михайловна. Это сочетание притягивало Астру к земле, как толстая суровая нитка легкий воздушный шарик, держала намертво и не давала взлететь. Может, поэтому, звали ее просто Ася. Имя дала ей бабушка Соня – актриса.

Бабушка свою юность провела в плену у Мельпомены, замуж так и не вышла, но родила Любочку. Девочка не радовала. Ну, во – первых, отец ребенка оказался героем не ее пьесы, а Любочка была его копией, только в женском варианте. Отец - высокий, худой, как велосипед, с выпуклыми, голубыми глазами. Любочка - такой же велосипедик, только детский. Сначала трехколесный, маленький, когда только училась ходить. Смешно растопыривала ручонки в поисках равновесия, мчалась на всех парах, переливаясь блестящим звоночком смеха. Подрастая, превращалась в тоненькую высокую девушку, полную противоположность полненькой невысокой Сонечки. И выпуклые голубые глаза, с интересом взирающие на Сонины неуклюжие попытки играть роль мамочки. Играла, правда, редко. Любочка росла с Сониной мамой, Людмилой Петровной – женщиной абсолютно далекой от театра - бухгалтером детского сада. Бабушка занималась воспитанием внучки профессионально, по всем правилам. Девочка не переживала, что растет без отца. Пусть папы приходят за детьми вечером, а ей, Любочке, не очень то и надо. Зато она может бегать к бабушке в кабинет, если воспитательница отпустит, посчитать на калькуляторе, чтобы бабушка скорее составила свои бумажки. А вечером идти с ней домой, пока мама в театре, помогать бабушке с ужином.. Бабушка разрешала Любочке все на свете: и картошку чистить, и тесто для блинов размешивать. Бабушка обращалась с ней, как с большой. А мама вечно считала маленькой. Папу она не знала. По маминым разговорам она поняла, что он когда-то «обещал золотые горы». Что такое золотые горы, Любочка не понимала. Но точно знала, что это очень красиво. Она иногда зажмуривала глаза и пыталась представить, как они блестят и переливаются. Получалась плохо. Тогда она представляла мамины сережки, только очень много, целую гору. На горах-сережках не хватало блестящих камней – самоцветов из сказки про малахитовую шкатулку, и она решила спросить об этом у Сонечки.

-Мама, а самоцветы в золотых горах бывают? Та удивленно вскинула левую бровь, не понимая.

-Что ты такое говоришь? Какие самоцветы?

-Ну, на тех золотых горах, которые тебе обещал подарить папа?

-Нечего развешивать уши и подслушивать чужие разговоры.

-Это не чужие, раз про моего папу. Будешь ругаться, я к нему уеду, и золотые горы он подарит мне, а не тебе. И самоцветы!

- Нет, детка. Не подарит. Ничего папа никому не подарит. И вообще, нет у тебя папы.

-Разве так бывает? Вот у Леси целых два, папа Андрей, и Леша. Так бывает. А чтобы совсем не было?

-Бывает, детка. У тебя мама и бабушка.

-Бабушка заместо папы?

-Что за заместо? Вместо!

-Ну, вместо. Бабушка вместо папы? А почему у Сашки есть папа, и бабушка у него тоже есть. Значит не заместо… вместо.

-Папа твой уехал далеко – далеко, он работает.

-Люба, иди в свою комнату, принеси мне свои колготки, вчера палец вылез любопытный.

Любочка неохотно отправилась в комнату. Прогнали, ну и ладно, она все равно знала про папу. И то, что папа уехал на север за деньгами да там и остался. И то, что он заблудился в тундре. Так сказала бабушка соседке тете Кате. Что такое тундра, она пока не представляла. Ей было очень его жалко. Хотелось поехать и помочь ему выбраться из тундры. Она решила, что вырастет, и обязательно туда поедет спасать своего отца. Мама точно ехать не собиралась. Любочка приложила ухо к двери, может, что скажут про папу еще, то, чего она не знала.

-Соня, зачем ты так? Она должна думать об отце хорошо. Как будет свою жизнь потом строить? – возмутилась бабушка.

-Нечего о нем думать. Есть мама и бабушка. Миллион таких вариантов, когда детей воспитывают в неполных семьях. А у них вообще полгруппы таких детей. НС

-Что такое НС?

-Надпись напротив фамилии ребенка. НС. Неполная семья. Мама! Что ты цепляешься? А ты меня как вырастила?

-У тебя отец умер.

-Лучше и у нее бы умер.

-Соня! Что ты такое говоришь?

***

Сонечка и правда, ехать никуда не собиралась. В городе было много поклонников ее таланта. Замуж никто не звал. Да ей и не хотелось. С каждым годом выбрать мужа становилось все труднее. Планка ее требований все выше, а возможности рыцарей на час - увы. Жила в пьесах. Любила, заламывала руки, читала монологи, обманывалась, верила, надеялась.

Однажды в ее жизни появился Петр Игнатьевич. С букетом и бутылкой шампанского вошел в гримерку после спектакля.

-Знаете, Софья Изяславовна, как вы талантливы?

-Знаю, - улыбнулась своей неотразимой улыбкой

-Я жду перевода в Москву. Хотите, заберу вас в московский театр?

- Хочу,- пролепетала и тут же лишилась дара речи. Это был шок. Ей показалось, что в ее жизнь, как в гримерку, наконец, вошел настоящий мужчина. Пили шампанское. Рассказывал взахлеб, как в школьном театре играл Чацкого. Так и повелось. Он частенько забирал ее после спектакля, они ездили ужинать в загородный ресторанчик. Как в старом водевиле. Все было бы неплохо, если бы это была пьеса для двоих. Она играла с ним в этой пьесе, прекрасно зная, что выхода на сцену терпеливо ждут его жена и двое детей, причем главные партии были у них, а отнюдь не у Сонечки Изяславовны (так звали ее в театре). И они вышли, вернее, вышла его жена. Узнав о головокружительном романе отца семейства, она отомстила сопернице так виртуозно, что мысли о томных встречах отпали. Накануне премьеры, когда Сонечка Изяславовна в гриме, в платье готовилась к выходу, и ей оставалось минут пять, в гримерку вошла женщина. Соня в этот момент, недовольно поморщившись, припудривала свой милый носик.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.