Древний странник

Стюарт Пол

Серия: Воздушные пираты [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Древний странник (Стюарт Пол)

Пол Стюарт, Крис Риддел

Древний странник

Для Джозефа, Уильяма, Кэти, Анны и Джека

Введение

Далеко-далеко, рассекая пространство, как огромная резная фигура на бушприте величественного каменного корабля, простирается Край, окутанный туманами, покрытый лесами, скалами, болотами и открытый лишь небу, в которое он вонзился.

Множество существ населяют его разнообразные ландшафты — от троллей, трогов и гоблинов Дремучих Лесов до духов и призраков предательских Сумеречных Лесов, от мертвенно-бледных оборванцев Топей до белых воронов Каменных Садов. А в Нижнем Городе, оседлавшем Реку Края, кишат и копошатся самые разнообразные существа со всех концов Края в надежде добиться для себя того, что они считают лучшей участью в сравнении с той жизнью, которую оставили в прошлом.

Не все обитатели Края чувствуют под ногами твёрдую почву. Некоторые — граждане великого парящего города Санктафракса — буквально витают в облаках. В пышных дворцах и высоких башнях живут и работают академики, алхимики, их ассистенты и ученики, а также все те, кто так или иначе участвуют в жизни Санктафракса: слуги, стража, повара, дворники. Прикреплённая длинной и мощной Якорной Цепью к самому центру Нижнего Города скала, на которой построен Санктафракс, все ещё продолжает расти. Подобно всем другим воздушным скалам Края, она зародилась в Каменных Садах, постоянно увеличиваясь в размерах, высунулась из земли, подталкиваемая другими глыбами, растущими под ней. Когда скала стала достаточно большой и лёгкой, чтобы воспарить в небеса, к ней прикрепили Якорную Цепь.

Прошло много лет. Поколения за поколениями трудились над сооружением на этой скале все более величественных, все более высоких зданий. Когда-то поражавшие воображение Большая Библиотека и Дворец Света сейчас кажутся карликами рядом с Колледжем Облаков, величественной Школой Света и Тьмы, двумя башнями-близнецами аналитиков Дымки и, конечно же, великолепной Обсерваторией Лофтуса. Недавние пристройки к мраморному Центральному Виадуку, соединяющему Обсерваторию и Большой Зал, поражают невиданным богатством отделки с причудливым орнаментом.

Всё это пребывает под неусыпным надзором, которого выбирают из самых умных и, как считается, неподкупных академиков Санктафракса. В прошлом Этот пост занимал один из библиотекарей-землеводов. Теперь, когда Санктафракс контролируется небоведами, Высочайший Академик избирается из их числа.

Имя правящего ныне Высочайшего Академика — Линиус Паллитакс. Он отец и вдовец. В своей тронной речи он говорил, что небоведам следует снова объединить усилия с отстранёнными от власти землеведами во имя общего блага. А сам он обнаружил затем великую истину, запрятанную в глубине парящей скалы: если земля и небо объединяются с неправыми целями, то результатом будет не общее благо, а торжество всеобщего зла.

Дремучие Леса, Край, Сумеречный Лес, Топи и Каменные Сады, Нижний Город и Санктафракс — названия на географической карте.

И за каждым из них стоит множество историй — историй, записанных на древних свитках, историй, которые переходят из уст в уста, от поколения к поколению, историй, которые рассказываются и по сей день.

Одну из таких историй мы и хотим вам поведать.

Глава первая. Дворец теней

Громадный сводчатый вестибюль Дворца Теней был погружён в тишину, нарушаемую лишь завыванием ветра и мягким эхом шаркающих конечностей громадного насекомого, неуверенно ковылявшего по мраморному полу. Высоко над ним лучи приглушённого света пробивались сквозь расположенные по окружности арочные окна и рассекали сумрачный воздух. Из-за того что парящая на Якорной цепи скала Санктафракса медленно поворачивалась на потру, освещение менялось и тени танцевали.

Долгоногий паук на мгновение задержался у подножия взмывающей вверх лестницы и посмотрел ввысь.

Его кожа, такая же полупрозрачная, как и арочные окна высоко над ним, не могла скрыть движение крови по венам, биение шести сердец и медленное переваривание его вечерней трапезы в просматриваемом насквозь желудке. Свет отражался от его вибрирующих антенн, от кубка и от овальной бутыли, стоящих на полированном медном подносе, зажатом в когтях чудища. Паук внимательно прислушивался.

— Где вы, хозяин? Где вы? — бормотал он.

Он наклонил вбок клиновидную голову. Его антенны собирали неясные отзвуки голосов, звучавших по всему громадному зданию: пустопорожняя болтовня старой няньки Вельмы, лесной троллихи, мягкое мурлыканье девочки — молодой госпожи, углублённой в решение какой-то сложной задачи, и вот, вне сомнения из кабинета хозяина, сухой кашель.

— Я слышу вас, хозяин, — откликнулось чудище. — Уверен, новость, которую я принёс, надо слегка запить, — щебетнул он про себя. Сопровождаемый бренчанием кубка о бутылку, он начал подъём по лестнице.

Эту лестницу долгоногий паук знал хорошо. Но он знал и каждый другой закуток обширного Дворца Теней, его потайные камеры, западни, коридоры, ведущие в никуда, большой балкон, с высоты которого в течение вот уже многих столетий Высочайший Академик обращался к интригующим, строящим козни академикам. Более того, чудище знало и все дворцовые секреты. Его антенны улавливали шёпот, сплетни и кривотолки.

Паук остановился на первой площадке, тяжко, с присвистом, дыша, сознавая, что он не становится моложе. Он был стар даже для паука. Прошло сто восемьдесят лет с того дня, когда он вылупился из яйца в подземных садах бродильной колонии гоблинов, вдали отсюда, в Дремучих Лесах. Так давно, так давно…

Но вот нагрянули работорговцы. Они уничтожили драгоценные грибные грядки и захватили работавших в садах пауков. Но не Твизла, нет. Он был тогда молод, быстр и сообразителен. Услышав, как работорговцы проламывают стены, он спрятался, затаился, сделался невидимым. Затем, прячась в тени, он скрылся в Дремучих Лесах. Всё время прислушиваясь, всегда начеку. Тени стали его друзьями.

Твизл добрался до второй площадки. Когда-то здесь он впервые увидел своего нового хозяина — Линиуса Паллитакса, самого молодого Высочайшего Академика на памяти живущих, и его молодую жену. Она стояла у входа в гардеробную, смеясь над нелепым видом мужа в новом облачении, с Большой Печатью, болтавшейся у него на шее. Слегка неуклюжая из-за будущего ребёнка, такая милая и полная жизни, она казалась неуместной в пыльном старом дворце.

Твизл остановился.

Но вскоре после того наступила та страшная ночь. Он не хотел думать об этом: нянька-троллиха, бегавшая взад и вперёд, ужасные вопли из комнаты родов, всхлипывания молодого хозяина. Жалкие звуки. Ужасные звуки. И вдруг — тишина.

Твизл помотал головой и потащился к третьей площадке. Он ещё помнил, какой долгой казалась эта тишина, какой она была непроницаемой. Несмотря на свои чувствительные антенны, он не имел представления, что же случилось. Проходили секунды, одна, за другой… И вдруг, разорвав смертельную тишину, раздался самый расчудесный звук — детский плач. Голос молодой госпожи.

Линиус Паллитакс пережил страшную трагедию; он потерял жену, но он всё-таки вернул жизнь во Дворец Теней. «Это было, — думал Твизл, — почти как в прежние дни, когда я впервые прибыл в большой парящий город, когда дворец был шумным, полным жизни местом».

В те времена академиками в Санктафраксе были, в основном, учёные Школы Землеведения, занимавшиеся растениями и существами Дремучих Лесов. Даже его, Твизла, сочли чудом! Сам Высочайший Библиотекарь, величайший из землеведов, нашёл его, умиравшего от истощения в трущобах Нижнего Города, и доставил во Дворец. О, счастливые воспоминания!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.