Девятый вал

Киншоу Эва

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Девятый вал (Киншоу Эва)

1

— А вот и еще один заказчик объявился! Интересно, что ты ответишь ему, Трэйси? — спросила Дженис Уайт и положила на стол перед своей руководительницей письмо.

Та отодвинула в сторону эскизы, над которыми работала с утра, и, небрежно откинув гриву рыжих волос, отложила карандаш.

Открыв пять лет тому назад собственное дизайнерское агентство «Каприз», Трэйси Слейтон вкушала ныне плоды упорного труда, врожденного вкуса и неистощимой фантазии, еле успевая принимать заказы, поступающие в фирму один за другим.

— Кто заказчик? Мы с ним знакомы? — спросила она.

— Нет. По крайней мере, я не имею чести знать никакого Маркуса Дж. Макларена. А ты?

Трэйси взяла письмо и, улыбнувшись, взглянула на подпись.

— Готова поклясться, что он шотландец, — сказала она. — И инициал «Дж.» наверняка означает что-нибудь вроде Джарвиса, Джолиона или Джереми. Боже, сколько напыщенности и самолюбования в этой дурацкой манере подписываться полным именем! — Понизив голос и важно раздув щеки, она продекламировала: — Маркус Дж. Макларен! Для полноты картины не хватает титула лорда или, на худой конец, эсквайра!

— Кем бы он там ни был, лордом или эсквайром, но просит заняться дизайном его дома, — терпеливо сказала Дженис.

— Сейчас поглядим! — пробормотала Трэйси и пробежала глазами письмо. — Ого! Не просто дома, а загородной виллы. И не где-нибудь в Тонтоне или Рединге, а у черта на куличках — на одном из тропических островов…

— Недурно! — вздохнула Дженис и отпила из чашечки остывший кофе.

— Может быть, но слишком уж далеко! — безапелляционно объявила Трэйси.

— И что мне ему ответить?

— Ответь мистеру Маркусу Дж. Макларену, что я, Трэйси Слейтон, терпеть не могу гордецов, которые носятся со вторым именем, как павлин со своим хвостом, а тем более надутых шотландцев преклонных лет, уверенных, что клетчатый плед, берет и юбка — высшие достижения цивилизации. Так что он может засунуть свою заявку в…

— Иначе говоря, — невозмутимо отозвалась ее помощница, — ты поручаешь мне написать письмо примерно такого содержания: «Весьма сожалеем, мистер Макларен, но в силу перегруженности заказами вынуждены отклонить вашу просьбу. Надеемся, что это никак не помешает нашему сотрудничеству в будущем. С наилучшими пожеланиями…»Подпись и все такое прочее.

Трэйси рассмеялась.

— Не знаю, Дженис, что бы я без тебя делала?

— Сидела бы в тюрьме за нарушение общественной нравственности, — спокойно ответила та. — По сути, однако, ты права: мы не можем принимать все заказы. В данном случае не повезло дедушке Маркусу Макларену.

Дженис, единственной сотруднице агентства, было сорок пять лет. Она пережила неудачный брак и развод. Детей у нее не было и, по медицинским показаниям, быть не могло, поэтому всю свою энергию и нерастраченную материнскую любовь она обратила на работу и Трэйси, которая была моложе на целых двадцать лет. Дженис оказалась просто гением делопроизводства: составленные ею договоры были юридически безупречны, бухгалтерия содержалась в полном порядке, поставщиков, даже самых необязательных, она держала в страхе, и вообще не упускала ни одной детали, имевшей отношение к их бизнесу.

Кроме всего прочего, ее хладнокровие и основательность обуздывали творческую фантазию Трэйси и остужали горячность, не подобающую руководителю солидного, процветающего агентства. При этом помощница никогда не вступала в споры со своей руководительницей. Она либо задавала абстрактные на первый взгляд вопросы, либо соглашалась после небольшой паузы, а то и просто хранила молчание, говорившее лучше всяких слов.

Вот и сейчас Трэйси не выдержала и принялась объяснять:

— Сама рассуди, Дженис, как нам уложиться в сроки, которые указаны в заявке, если у нас все уже спланировано на несколько месяцев вперед. А тут такой большой объем работ, плюс еще трудности, связанные с расстоянием…

— Да, конечно, — невозмутимо отозвалась та.

— Ну хорошо, если честно, то я не хочу брать этот заказ просто потому, что не хочу! — Она снова развернула письмо. — Ну, скажи, кто в наше время пишет таким языком: «Не соблаговолите ли Вы ответить…»?

— Старики тоже бывают разные, — Дженис спокойно перебирала бумаги на столе.

— Они бывают замечательные, — с досадой сказала Трэйси, — но мне хватило опыта общения с Чиверсами. Ответь, пожалуйста, Маркусу Дж. Макларену, что мы не можем принять его заявку, и давай раз и навсегда закроем этот вопрос.

— Поняла, — кивнула Дженис. — Кстати, насчет Чиверсов… Ты не забыла, что в пятницу вечером они пригласили тебя на званый ужин и бал? Тебе сам Бог велел там быть — как-никак это их первый прием в новом доме, оформленном по проекту дизайнерского агентства «Каприз»!

— Лучше не напоминай мне об этом доме! — Трэйси с досадой бросила заявку Макларена на стол. — Мое участие в его оформлении свелось к тому, что я пыталась привести бредовые фантазии миссис Анны Чиверс к более или менее удобоваримому виду. Как представлю их восторги по поводу нашего дизайна, так сразу хочется провалиться сквозь землю от стыда!

— Но если ты не придешь на вечер, тебя неправильно поймут. И потом, как ни крути, это реклама нашему агентству, и притом бесплатная.

— У меня нет приличного вечернего платья, а там соберутся сливки общества. Не могу же идти в том, что каждый день ношу на работу?

— Тогда отправляйся в магазин и подбери себе что-нибудь сногсшибательное, — гнула свою линию Дженис.

— Думаешь, я могу это себе позволить? — неуверенно спросила Трэйси.

— Не можешь, а обязана! Ты представляешь в своем лице дизайнерское агентство, а значит, не можешь допустить, чтобы хотя бы одна из дам, присутствующих на этом приеме, была одета с большим вкусом, чем ты!.. И потом, неужели ты не имеешь права хотя бы раз в пять лет почувствовать себя женщиной? Ты, самоотверженная труженица, умница, умелые руки и золотое сердце, идеальный руководитель?..

— Когда ты так говоришь, я чувствую себя отлитой из бронзы, — хмыкнула Трэйси, и обе расхохотались.

Со вздохом отодвинув рисунки, «идеальный руководитель» положила голову на руки и задумалась. Пять лет. Кто бы мог подумать, что прошло уже целых пять лет!..

Трэйси вспомнила, как она начинала свой бизнес. На аукционе по продаже имущества одного из упраздненных складов Военно-Морских сил ей удалось по бросовой цене купить партию обивочной ткани для кают. Потом, в своей крохотной квартирке, совмещающей в себе функции жилья, конторы и мастерской, Трэйси, словно каторжная, сутки напролет строчила на допотопной швейной машинке. Трудно было представить, что у «швеи» за плечами были годы учебы в колледже и диплом по истории искусств, текстильному производству и дизайну интерьеров. Ей с детства нравилось рисовать, она обожала архитектуру, антиквариат и авангардное искусство, но все это пришлось отложить до лучших времен.

А поскольку на руках у нее имелся товар вполне конкретного свойства, она решила обосноваться в Ковентри. Город располагался на берегу реки и имел большой рыбный промысел, и Трэйси отправилась в поисках удачи именно туда, на скорую руку состряпав текст рекламного объявления, которое должно было привлечь внимание местных судовладельцев.

На нее почти сразу же посыпались заявки — и не просто на обивку кают, трюмов и салонов, но и на оформление их дизайна в целом. Ковентри в те годы разрастался с ошеломляющей быстротой. Частные особняки и многоквартирные дома вырастали прямо на глазах, и скоро Трэйси получила первый заказ на оформление особняка.

Через два года она уже смогла со спокойным сердцем отказаться от тяжелой, рутинной, малоквалифицированной работы по обивке кают и открыла собственное дизайнерское агентство «Каприз», слава о котором постепенно долетела даже до Лондона.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.