Царевич

Арсеньев Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Царевич (Арсеньев Сергей)

Царевич

Пролог

Боль. Постоянная ноющая боль. Последние восемь месяцев она — моя неизменная спутница. Боль. Моя подруга и моя судьба. Больно. Мне всегда теперь больно. Всегда. Днём и ночью со мной моя Боль.

Хотя по сравнению с первым месяцем острота боли несколько снизилась, да и привык я к ней. Сейчас мне иногда удаётся даже заснуть без обезболивающей таблетки. А иногда не удаётся. Иногда для того, чтобы забыться во сне, мне помимо обезболивающего приходится пить ещё и снотворное. Потому что кроме физической Боли есть ещё и Мысли.

Ведь мне пока нет и пятнадцати лет. Но я — мертвец. Знаете, очень трудно ощущать себя мертвецом в четырнадцать лет. Тем более что первые четырнадцать лет жизни я был вполне нормальным и здоровым парнем. А потом раз — и я умер.

Не до конца умер, конечно. Иначе как бы я написал всё это? Я всё ещё живу. А правильнее сказать — существую. Существую, как кактус в горшке.

Отчим пытался как-то поддержать меня, ободрить собственным примером. Он отличный дядька, мой отчим. Своего отца я совсем не помню, тот на войне погиб, когда я ещё грудничком был. И мамин муж старается по возможности заменить мне родного отца. Старается, да. Рассказал мне, как он сам тяжело воспринимал то, что с ним случилось. Призывал меня не сдаваться, продолжать бороться.

А зачем, спрашивается? Зачем бороться? Что у меня впереди? Наполненное болью, унылое серое слякотное беспросветное существование. Совершенно безо всякой надежды. И пример моего отчима для меня не показатель. У нас с ним слишком разные случаи. Возможно, если бы я, как и он, потерял ноги ниже колен, я бы тоже нашёл в себе силы жить и работать. Но сейчас…

Знаете, я даже рад тому, что Наташка осталась по ту сторону окна. Что она не вернулась обратно. Она отличная девчонка. Я был влюблён в неё, что уж скрывать-то теперь? И она в меня, похоже, тоже. И, зная её, могу предположить, что она не бросила бы меня даже такого. Только вот, зачем я ей нужен в моём нынешнем виде?

В общем, я твёрдо решил Уйти. Нечего мне больше делать в мире живых. Зачем, вот зачем они спасли мою трижды ненужную жизнь? Почему не позволили мне умереть тогда? По-моему, это очень жестоко по отношению ко мне. Я ведь во всём помогал, в любое время суток готов был подорваться, бросить любые свои дела, и сломя голову нестись к этому окну. А они спасли меня. Сволочи. Какие сволочи.

Это всё дежурный врач виноват. В команде, круглосуточно дежурившей у окна, на всякий случай всегда был врач и пара медсестёр. Просто на всякий случай. А в одной из бывших квартир на нашей лестничной площадке была оборудована современная операционная. Тоже на всякий случай. И вот, такой случай произошёл. Со мной произошёл.

Тройное резервирование электропитания, операционная, особый статус Объекта, невероятно раздутая охрана. Зашибись. Круто. И бракованный трос.

Когда эту злосчастную золотую чушку тянули, один из тросов подъёмного крана лопнул. Да, взял и лопнул. В принципе, двух оставшихся всё равно должно было хватить, чтобы удержать её в воздухе. Но не хватило. Вероятно, и ещё один трос был не вполне качественным.

Мне потом рассказали, что после того случая больше тридцати человек, начиная от крановщика и заканчивая начальником треста, поехали осваивать Колыму. Только мне-то с того было вовсе ничуть не легче.

Сам момент падения чушки я почти не помню. Всё произошло очень быстро, да и сознание от боли я потерял почти сразу же. Помню, сидел я на стуле, держась рукой за чушку, потом резкий звук оборвавшегося троса и… всё. Очнулся я лишь на больничной койке.

Любопытно, но с самого начала Боли я не почувствовал. Вероятно, был накачан наркотиками. Боль пришла позже, недели через две. Зато пришла она ко мне навсегда.

Мне долго не решались рассказать, что со мной произошло. Сам же я был слишком слаб и не мог не то что встать, а даже и сесть на кровати. Но через две недели мне всё же открыли правду. Встать я не мог не только от слабости. У меня теперь ног не было. Совсем не было.

Чушка упала крайне неудачно. Чуть-чуть, сантиметров на пять, в сторону, и спасти меня не смог бы даже доктор-садист. Но он, сволочь такая, сумел меня вытащить с того света. Гадина. Вот и приходится мне теперь самому придумывать планы, как мне лучше Уйти. Существовать в виде растения я не желаю. У меня ведь не только ног нет. У меня ещё и… как бы поделикатнее сказать… словом, мужчиной я теперь являюсь лишь по документам.

Пока способ Уйти я ещё не придумал. Выбрасываться в окно бесполезно — мы на первом этаже живём. Больше одной таблетки за раз мне не дают. Всё напоминающее верёвки от меня спрятали. Мне даже ножницы не доверяют, не говоря уж о столовом ноже. Можно попробовать разбить оконное стекло и перерезать горло одним из осколков. Но я не уверен, что успею сделать это быстро, и что рана будет смертельной. За мной ведь ещё и следят!

Но я не сдаюсь. Смысла жить дальше не вижу. Всё равно я найду способ. Обязательно найду и убью себя. Я не хочу быть растением! Не хочу!..

* * *

Нашёл! Я нашёл!! Когда вчера вечером я понял, что именно смог открыть… чёрт, едва удержался от того, чтобы Бежать немедленно. Да, Бежать, Бежать, Бежать. Не Уйти, а Бежать!! Впервые с того момента, как меня изуродовало, передо мной забрезжила тень Надежды. Я нашёл Выход! Выход из Ада!!

А всё моя считалка любимая. Моя Сонька. Правда, не та, что у меня была раньше и с помощью которой Наташка провалилась к Гитлеру. Старая погибла. На неё обрывок стального троса упал и просто раздавил её. Но у меня в то время уже новая была. Тоже фирмы Sony, но более продвинутая модель. С 16 терабайтами оперативки. Мне её в КГБ предоставили. Бесплатно. Я на ней пытался воспроизвести по памяти программу управления окном. Но так и не смог я работающее окно вновь открыть. Там чуть ли не полсотни разных параметров и значения их я подбирал, что называется, "методом тыка". Разумеется, у меня была резервная копия значений. Только я её на Наташкиной "Белке" сохранил. Не думал я, что обе наши считалки могут выйти из строя одновременно. А они смогли. Тот кусок троса и "Белку" Наташкину тоже расплющил. Она же рядом с моей Сонькой лежала.

Да, саму управляющую программу я восстановил. Даже улучшил местами. А вот с входными параметрами прямо беда. Смог вспомнить от силы полдюжины. А остальные? А остальные подбирать вслепую принялся.

Я этим подбором параметров полгода занимался. То есть, я имею в виду то время, когда окно работало, а я ещё был здоров. После того же, как меня навсегда приковало к инвалидному креслу, интерес к жизни я потерял совершенно и попытки открыть новое окно прекратил. Зря прекратил, как выяснилось.

Вчера вечером со скуки и безысходности снова включил считалку. Просто так, потыкать по кнопкам и немножко вспомнить то время, когда у меня ещё были ноги. Очередная безумная и бессмысленная комбинация параметров и… вот он, пробой в прошлое!

Но на этот раз совсем не такой, как был в прошлый раз. Пробой не материальный, а информационный. В параметрах всё ещё было забито 22 июня 1941 года. Как в прошлый раз. И товарищ Сталин в качестве фокуса. И представляете же моё удивление, когда я внезапно уловил мысли товарища Сталина. Нет, сначала были не мысли, а лишь эмоции. Я почувствовал его тревогу, гнев, удивление и робкую надежду, что это какая-то ошибка.

Немного поварьировав параметры, я добился того, что легко мог читать мысли товарища Сталина. А потом понял, что и сам смогу транслировать ему свои мысли. Только вот трансляция с моей стороны должна была убить меня, так как будет сопровождаться разрушением моего мозга. А потом… потом я догадался, что нашёл Выход!..

* * *

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.