Несравненная

Картленд Барбара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Несравненная (Картленд Барбара)

Глава 1

1820

Граф Элдридж поднялся по лестнице и через парадную дверь вошел в клуб «Уайт».

Швейцар приветствовал его словами:

— Доброе утро, милорд. Приятно снова видеть вас здесь.

Граф улыбнулся. В клубе было заведено, чтобы швейцары знали в лицо всех постоянных членов, но ведь он отсутствовал так долго…

— Я тоже рад, что вернулся, Джонсон. — Граф остался доволен собой, потому что смог вспомнить имя швейцара.

Передав служителю свой цилиндр, он направился в гостиную.

В ее дальнем конце он увидел молодых людей, которых искал.

Их было четверо. Когда Ройдин пошел им навстречу, они, не веря своим глазам, приветствовали его радостными криками:

— Ройдин! Неужели это ты?

Они буквально подскочили со своих мест и бросились ему навстречу. Граф поздоровался за руку с каждым из своих лучших друзей. С тремя из них он учился в Итоне.

— Дружище, где же ты пропадал все это время? — спросил Джеймс Понсонби.

— Я жил за городом, Джимми, — ответил граф, — подпирал протекавшую крышу дома и пытался спасти своих людей от голодной смерти. — В его голосе прозвучала горечь. Но тут же, уже совсем иным тоном, он добавил: — Но теперь все это кончено, раз и навсегда! Кончено! — Он проговорил последние слова медленно, и молодые люди уставились на него с явным удивлением.

— Что ты хочешь этим сказать? — осведомился один из них.

Перед тем как ответить, граф сделал глубокий вдох.

— Я богат! — выдохнул он разом. — Я неожиданно, необычайно и невероятно богат!

На какой-то момент в гостиной воцарилось молчание. Когда же его друзья начали говорить все сразу, Ройдин жестом остановил их:

— Ради бога, дайте мне выпить. Очень вас прошу! И если хотите правду — для меня это тоже невообразимый шок!

Он рассмеялся и перед тем, как кто-то успел произнести хоть слово, подозвал официанта:

— Две бутылки самого лучшего шампанского! Нет, лучше три! И побыстрее!

Официант со всех ног бросился выполнять поручение, а граф, усевшись в коричневое кожаное кресло, обратился к друзьям с просьбой:

— Дайте мне перевести дух, господа. Я все вам расскажу, поверьте! Но… Господи, я и сам едва могу в это поверить!

Его друзья прекрасно знали, что после смерти десятого графа Элдриджа сын унаследовал только титул и в придачу к нему огромные долги. Ройдин покинул Лондон, чтобы заняться поместьем, которое, надо признать, было в совершенном запустении, да и замок уже давно нуждался в ремонте.

А так как от нового графа долго не поступало никаких известий, его приятели догадались, что он не может вернуться в Лондон за неимением средств.

С поразительной быстротой официант принес бутылку шампанского в ведерке со льдом. Он наполнил пять бокалов, и граф осушил свой залпом. Затем потребовал:

— Еще бутылку! И охлади как следует!

— Хорошо, милорд.

Ройдин допил шампанское и объявил:

— Знаю, вы сгораете от любопытства. Сейчас я расскажу вам, что со мной произошло.

— Если ты действительно сказочно разбогател, — прервал его Чарльз Рэйнем, — могу предположить, что ты случайно нашел на одном из своих полей залежи золота или обнаружил сокровища Короны на одном из чердаков.

— Только об этом я и молился все это время, — рассмеялся граф, — но, увы, на чердаках нет ничего, кроме крыс, а на моих полях произрастают лишь сорняки.

— Что же тогда случилось? Ради бога, Ройдин, не томи нас, мы умираем от любопытства! — взмолился Джимми Понсонби.

Перед тем как ответить, граф протянул пустой бокал, и один из приятелей охотно наполнил его.

— Я не знаю, помните ли вы, — начал он, — что у брата моего отца был очень скверный характер. Я крайне редко видел его, разве что на похоронах. Он терпеть не мог всех своих родственников, поэтому и переехал в Нортумберленд, где приобрел дом.

— Я припоминаю. Как-то раз он приезжал к тебе в Итон, — сказал Джимми, — и дал каких-то несчастных шесть пенсов на расходы, так сказать. Таких скупердяев я в жизни не встречал!

— Да, это очень похоже на дядюшку Лайнела, — согласился граф. — Отец мой был человеком чрезмерно щедрым и расточительным, тот же — полной противоположностью, скрягой, каких поискать. — Он сделал небольшой глоток из своего бокала и затем, к радости приятелей, продолжил: — Две недели назад я получил известие о кончине своего дяди, а также письмо от его нотариуса, где сообщалось, что, поскольку дядя сделал меня своим наследником, я должен незамедлительно приехать в Лондон и присутствовать на оглашении завещания.

Сделав небольшую паузу, он продолжал:

— Я ни минуты не сомневался, что это будет абсолютно бесполезная поездка. Но все же, как знать? Вдруг старый скряга оставил мне хоть что-нибудь, кроме своих добрых пожеланий. — Он сделал еще глоток шампанского. — Но на деле вышло так, что он завещал мне все, что у него было!

— Все? — воскликнул Чарли. — И сколько же это?

Граф помедлил, как будто затруднялся ответить. Затем медленно произнес:

— Три миллиона фунтов с небольшим.

Его друзья буквально задохнулись от изумления. Затем заговорили все сразу:

— Возможно ли это?

— И ты ни о чем не догадывался?

— Почему? Как? Невероятно!

Граф снова поднял руку:

— Я знал, что у вас будет много вопросов. Могу сказать лишь одно — он экономил на всем и копил деньги всю свою жизнь, делая вложения в различные компании, которые сначала тщательно проверял. Кроме того, у дяди были довольно крупные вложения в Америке, которые стали его козырной картой, поскольку дивиденды от этих вложений увеличивались с каждым годом.

— Я не слышал более удивительной истории! — воскликнул Джимми. — Ройдин, дружище, прими мои поздравления! И если мне самому не посчастливилось стать Мидасом [1] , то я искренне рад, что к тебе судьба оказалась более благосклонной.

— Спасибо, Джимми. Хочу пообещать вам одну вещь: я никогда не забуду своих старых добрых друзей.

Он выпил еще немного и сказал:

— На самом деле по дороге сюда я думал, как же мне получше отблагодарить вас за вашу преданную дружбу, которая связывает нас уже столько лет. И у меня возник замечательный план. Надеюсь, он вам понравится.

На минуту он отвлекся, так как в гостиную вошли еще три молодых джентльмена.

— Ройдин, ты ли это? Где же тебя черти носили? Мы по тебе уже успели соскучиться!

— Я вернулся, господа, — ответил граф, — и я остаюсь. Присаживайтесь. Позвольте раскрыть вам мои планы.

Когда молодые люди уселись, граф налил им шампанского и заказал еще бутылку. Он рассказал вновь прибывшим о своей удаче, а затем спросил:

— Сколько нас?

— Десять, — ответил Чарли, оглядывая всех присутствующих.

— Тогда, я думаю, нам нужны еще два человека, — объявил граф. — Тринадцать собирать не будем, это несчастливое число.

— Тебе, я полагаю, нет причин бояться плохих чисел! — пошутил кто-то.

— «Легко пришло, легко ушло», — процитировал Джимми Понсонби, — и что бы ни имел в виду Ройдин, я уверен, что двенадцати человек нам будет вполне достаточно.

Пока он говорил, в комнате появились еще двое мужчин, которых Джимми тут же позвал присоединиться к компании. Одним из них, как успел отмстить Ройдин, был сэр Мортимер Мартин, который ему никогда особо не нравился. Тем не менее граф ничего не сказал и поприветствовал его как ни в чем не бывало.

Вслед за сэром Мортимером вошел еще один молодой человек — баронет Эдвард Хау, которого называли также Гарри. В былые годы он был закадычным другом графа.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.