Проданная невеста

Картленд Барбара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проданная невеста (Картленд Барбара)

Примечание автора

Молодые щеголи эпохи Регентства [1] не были заняты делом и потому тратили время на игру в карты, попойки и ухаживание за хорошенькими куртизанками.

В Лондоне существовало множество игорных домов, в каждом клубе были особые «карточные комнаты», где игра шла по самым высоким ставкам.

Лондон был полон соблазнов для любого молодого человека, когда он после окончания войны и нелегкой службы в армии Веллингтона возвращался к гражданской жизни.

Многие аристократы проигрывали не только фамильные драгоценности, на которые не распространялось право майората, но и недвижимость — даже целые улицы и площади Лондона, цена на которые в наше время достигает астрономических цифр.

Трудно не пожалеть этих юнцов, которые хоть и были неразумны и безрассудны, но обладали гордостью, сохранявшейся в любых обстоятельствах, — даже при полном разорении.

Показанное в книге благоговейное отношение китайцев к своим древним реликвиям сохраняется и доныне, и священные резные изображения, передаваемые от отца к сыну, служат объектами поклонения для всех членов семьи.

Глава 1

1818 год

Члены клуба «Уайтс» [2] , мирно восседавшие с утра в буфетной, в изумлении воззрились на графа Блэйкни, бурно ворвавшегося в комнату.

— Ради Бога, дайте мне чего-нибудь выпить! — обратился граф к одному из лакеев клуба.

Заметив в другом конце комнаты лорда Фулборна, граф подошел к нему и бросился в кожаное кресло.

— Со мной все кончено, Чарлз! — заявил он. — Целиком и полностью!

— Полагаю, — сказал Чарлз Фулборн, — что ты потерял свои деньги.

— Я потерял все, что имел, и даже больше того, черт побери! — ответил граф. — Если никто за меня не поручится, то в следующий раз ты увидишь меня уже во «Флите» [3] .

Лорд Фулборн взглянул на графа с удивлением и убедился, что, упоминая о «Флите», его друг вовсе не шутит.

— Как мог ты быть таким дураком, — заговорил лорд понизив голос, так как видел, что все присутствующие навострили уши, — чтобы играть, не имея на то никаких возможностей?

— Это был мой единственный шанс раздобыть денег для кредиторов, и вот теперь Кэйтон требует с меня свой выигрыш. А Кэйтона не разжалобишь!

В эту самую минуту лорд Энтони Кэйтон, высокий, красивый молодой человек, вошел в буфетную, словно само упоминание его имени вызвало его сюда.

Он огляделся, увидел графа и направился к нему.

— Если вы, Блэйкни, воображаете, что вам удастся избежать уплаты долга, — зло проговорил он, — то вы ошибаетесь. В прошлый раз вы не заплатили проигрыш, но теперь я добьюсь, чтобы вас выгнали из клуба!

— Я и сам из него уйду! — отрезал граф.

Он поднялся с кресла и встал прямо перед лордом Энтони. Молодые люди смотрели друг на друга, точно разъяренные звери.

На физиономиях некоторых наблюдателей этой сцены появились легкие улыбки. Было известно, что две недели назад граф и лорд Энтони поссорились из-за одной очаровательной куртизанки.

Победа досталась Графу; лорд Энтони был взбешен и поклялся отомстить.

Куртизанка, обнаружив, что у графа в карманах гуляет ветер, предпочла ему буквально через неделю какого-то богатого содержателя, но это отнюдь не умиротворило лорда Энтони.

— Я собираюсь послать вам вызов! — громогласно объявил лорд Энтони.

— Можете заниматься этим, пока не посинеете, — парировал граф. — Я уезжаю в деревню и посмотрю, что там еще можно продать. Но тем, что останется после того, как на имущество наложат лапу кредиторы, даю вам слово, не накормишь и цыпленка!

— Если вы будете продолжать в том же духе, я вас ударю! — выкрикнул лорд Энтони.

Лорд Фулборн, поняв, что Кэйтон вполне готов осуществить свое намерение, поспешно вскочил и встал между противниками.

— Немедленно прекратите это, вы оба! Энтони, ты не хуже меня знаешь, что у Дэвида ни гроша за душой. — Он повернулся к графу и продолжил: — А ты, Дэвид, не имеешь права играть, понимая, что состояние твое рушится и тем, кто от тебя зависит, нечего есть.

Его слова пристыдили графа.

Лорд Энтони круто повернулся и, бормоча себе под нос какие-то угрозы, вышел из буфетной.

Лорд Фулборн положил руку графу на плечо.

— Отправляйся-ка домой, Дэвид, — негромко предложил он. — У меня такое чувство, что дела еще хуже, чем ты себе представляешь.

— Я знаю, насколько они скверны, — ответил граф. — Лучшее, что я могу сделать, это пустить себе пулю в лоб.

С этими словами он удалился, а в комнате сразу после его ухода началось как бы некое жужжание голосов: застывшие в молчании при виде развернувшейся у них на глазах драматической сцены члены клуба принялись обсуждать происшедшее.

Лорд Фулборн уселся на свое место, и почти тотчас какой-то джентльмен поднялся с кресла в углу, где он сидел и читал «Таймс», подошел к лорду Фулборну и, подсев к нему поближе, заговорил:

— Мое имя Уинтон. Я был знаком с вашим отцом. Я лишь недавно вернулся в Англию, и мне любопытно узнать, из-за чего поднялся весь этот шум.

Лорд Фулборн взглянул на него и решил, что никогда и в глаза не видел этого человека.

На вид ему года тридцать четыре, наружность примечательная, на лице печать властности. Пожалуй, даже красив, только взгляд жестковатый и очень уж твердая складка губ.

Что и говорить, лицо привлекает внимание. Интересно, кто он такой и каким образом стал членом клуба?..

Клуба привилегированного, одного из старейших в Лондоне и известного тем, что членами его становились только отпрыски наиболее знатных фамилий. Попасть в него было труднее, чем в любой другой аристократический клуб.

Но незнакомец ждал ответа на свой вопрос, и лорд Фулборн сказал:

— Вы же слышали, что граф Блэйкни попал в беду, и, к несчастью, это правда. Он унаследовал кучу долгов после смерти отца и вынужден был существовать, продавая из дома предков все, что имело хоть какую-то ценность.

Мистер Уинтон — если это было его настоящее имя — слушал с напряженным вниманием, и лорд Фулборн добавил:

— Я полагаю, что долги достигли огромных размеров и кредиторы добьются распродажи всего оставшегося имущества.

— А если это их не удовлетворит? — задал вопрос человек по имени Уинтон. — Тогда граф и в самом деле окажется в долговой тюрьме?

— Это вполне реальная возможность, — отвечал Чарлз Фулборн. — Поставщики устали от джентльменов, живущих в долг, и граф неделю назад получил уведомление о возбуждении против него судебного преследования. На его примере будет, так сказать, преподан урок другим безответственным молодым людям.

Мистер Уинтон минуту помолчал, потом заметил:

— Думается, я помню покойного графа.

— Его все любили, — сказал лорд Фулборн, — однако он был игроком, и вот теперь его дети страдают от последствий.

— Дети? — переспросил Уинтон.

— У Дэвида есть сестра, — ответил Фулборн, — и если бы у нее была возможность провести сезон в Лондоне, она, несомненно, заслужила бы титул Несравненной. — Он сделал паузу, как бы выбирая соответствующие слова. — Она очень хороша собой, а правильнее было бы сказать — прекрасна, но в отличие от брата слишком горда, чтобы брать то, за что не в состоянии заплатить. Поэтому она живет в деревне.

— Печальная история, — сказал Уинтон. — Если я не ошибаюсь, дом графа Блэйкни находится в Хартфордшире?

— Блэйк-холл всего в пятнадцати или двадцати милях отсюда, — сообщил Фулборн, — именно там кредиторы и собираются предъявить графу все счета. — И добавил со вздохом: — Я считаю, что те из нас, кто может себе это позволить, должны купить там хотя бы что-то ненужное — во имя дружбы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.