Право на власть

Светлов Дмитрий Николаевич

Серия: Норманн [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Право на власть (Светлов Дмитрий)

Глава 1

Изгнание шведов

Казалась бы, пустячное ранение, наконечник стрелы вошел в ногу всего-то на сантиметр, не более. А по жизни получилось слишком много хлопот и неудобств: на следующий день рана опухла и начала гноиться. Норманн испугался, а вдруг заражение крови или еще какая гадость типа гангрены. Утром Флейен и Бригген осмотрели рану и успокоили:

– Ерунда! Через неделю из раны выйдут черви, после чего все быстро заживет.

– Какие еще черви! – нервно воскликнул Норманн.

– Белые и совсем маленькие, – спокойно ответила Флейен.

Воображение тут же нарисовало жуткую картину, как внутри организма множатся и расползаются черви, а зуд в ране не что иное, как поедание его плоти.

– Боярин! – В спальню без стука вошел Неяд. – К тебе гость, из Сердоболя воевода приехал.

– Не могу встать, нога распухла! – жалобно простонал Норманн.

– Ну-ка покажи!

Бывший сотник, а теперь воевода, бесцеремонно откинул одеяло.

– Полежи чуток, сейчас вернусь с мазью. Через неделю сможешь танцевать вприсядку.

Норманн не успел додумать мысль о своей несчастной жизни в этом злобном мире, как вернулся Неяд с маленьким глиняным горшочком.

– Что это? По запаху похоже на селедку.

– Какая там еще селедка! Березовый деготь с соком одуванчика и маслом подорожника.

– У аптекаря купил?

– Забавляешь меня? – улыбнулся сотник. – В Любеке травы продают за безумные деньги.

– Где же взял?

– Подобные снадобья любой воин умеет делать. Не бегать же к травницам по каждому пустяку.

Неяд резко сдавил пальцами корешок припухлого места, тонкая кожица лопнула, и из раны потек гной вперемешку с черными сгустками крови. Норманну стало дурно, и он потерял сознание. Очнулся от восклицания:

– Все, боярин, хватит спать, я закончил! На-ко, выпей отвара и собирайся, а я пойду гостя развлекать. Его величают Яков Овинов.

Норманн покосился на повязку и сел. Он боялся врачей и уколов, простенькая процедура взятия крови из пальца бросала в нервную дрожь, заставляла отвернуться и сжаться в ожидании неминуемой боли.

– Что это ты мне налил?

– Солодка с мелиссой, – удивленно ответил сотник, – неужто по вкусу не признал?

– Вообще впервые слышу. А зачем пить?

– Чудная у тебя была жизнь, простых вещей не знаешь. Организм укрепит, рана быстро затянется. Через четыре дня пойдем в баню.

– С открытой раной? В баню? Не, это без меня!

– Ты крепкий, вишь, за ночь кожица наросла. Иной неделю с открытой раной мается.

– И сразу распариться, чтобы снова загноилась?

– Брось, зарастет. После баньки повязочку целебную наложу. Два дня – и здоров, про болячку свою забудешь.

– Снова деготь?

– Да нет, сок мать-и-мачехи с семенами крапивы и репейника на меду. Для заживления ран нет лучшего средства.

Норманн осторожно встал, прислушался к своим ощущениям. Нормально, рана не зудела, нога не болела, вздохнул и принялся одеваться. Собираясь бить шведов, он прихватил с собой только два комплекта белья да комплект одежды на всякий случай. Вдруг нужда погонит по бурелому, где по запарке можно легко изорвать и штаны и куртку. Кто же знал, что придется встречать гостей в трофейной крепости. Если говорить серьезно, штурмовать вражеские твердыни он не собирался. Отправляясь наказывать наглых шведов, Норманн полагал найти их в обычных деревнях, по типу поселений вепсов или карелов, дальше его фантазия не шла. А тут, оказывается, пращуры Карла XII понастроили настоящие военные укрепления и занялись форменным рэкетом. Ну, погодите! По весне запланирован торговый вояж в Персию, а затем он им покажет, будут знать, как лезть на исконно русские земли.

Осторожно, стараясь не потревожить раненую ногу, спустился по лестнице в горницу, где Нерль оживленно беседовал с сердобольским воеводой.

– Благодарю тебя, боярин, от всей новгородской земли! – заметив хозяина, торжественно произнес гость.

– Да не за что. Позарились на мои селения и были наказаны.

– Хорошее наказание! – усмехнулся Яков Овинов. – До нас дошла молва, что свеи ушли от твоей деревни несолоно хлебавши.

– Копейщиков моих побили.

– Да никого не убили, а своих половину положили. Дружина у тебя хороша, прям завидки берут.

– Здесь ты неправ, войско еще учить и учить. Ни строя, ни организации, десятники норовят впереди всех бежать.

– А сам? Вон хромаешь. Или с лошади упал?

– Это стрела, я стою позади всех да у Нерля учусь.

– Другой князь так станет, что не достать в два полета стрелы. А Нерль хороший воин, я его хотел к себе забрать.

– Что же не взял?

– Так посадский боярин не разрешил, боится ссоры с князьями.

– Чего там опасаться? Ради такого пустячного дела войной не пойдут.

– Им только дай повод для свары, сразу начнут устраивать каверзы нашим купцам.

– Всему виной деньги, – заметил Нерль. – Князья живут набегами, а на продажу только подати да собранная дань.

– Как появится прибыток, так сразу новиков в дружину набирают, – добавил Яков Овинов.

– Получается замкнутый круг: увеличил войско – и хочешь не хочешь, а снова надо идти в набег. – Норманн поудобнее устроился в кресле и выпрямил раненую ногу.

– Зато в Новгороде и Пскове обратная беда. – Сердобольский воевода начал нервно теребить окладистую бороду.

– Слыхивал, – откликнулся Нерль. – Вече противится расходам на войско. Бояре да купцы каждую копейку норовят пустить в оборот.

– А войско втихаря отпускают в набеги, – засмеялся Яков Овинов.

– И себя не забывают? – поинтересовался Норманн.

– А то! Две трети с добычи идет в городскую казну.

– Неплохо! Куда уходите? На свеев или датчан?

– По-разному. Чаще всего на Васа, Оулу, Пори или Сундсвалль. Бывает и Висбю ограбим, если купцы сговорятся с мурманами.

– Не боитесь сдачи получить? Свеи могут организовать ответный набег на Новгород.

– Слабаки! Меж собой дворнягами грызутся, на карельские земли бегут от церковной десятины. Не до нас им.

– На Або не пытались ходить?

– Боязно, живым не уйти, Эрнст-Отцеубийца держит там большую дружину.

– Это земли годара?

– Да нет, готландские купцы правят. Избранные правители их боятся пуще огня. Мало убьют, так еще семью голой по миру пустят.

– Сурово!

– Не то слово! Ярл Хорнстрем попытался силой взять рудники Иори, так готландцы весь его род посадили на цепь.

– Мурманы, однако ж, грабят, и успешно.

– Удача каждый год кому-то улыбается, да большинство отправляется на корм треске.

– Я наобум лазаря не пойду, только вот не знаю, как туда пробраться да своими глазами на крепости и склады посмотреть.

– Иди и смотри. Купцам дозволено медь-серебро покупать прям у плавилен.

– В чем резон чужих людей к рудникам подпускать?

– Купцу выгодно на месте брать, так дешевле. И хозяевам хорошо, на охрану не надо тратиться.

– Смысла не вижу. Я заплатил и ушел с серебром или медью. А купец следом отправил мои деньги с той же охраной.

– Э нет! Ты платишь в Або, после чего с купчей идешь к рудникам.

– Интересно, надо подумать да посмотреть.

– Вот что, княже, надо свеев с последней крепости согнать. Не возьмешь на себя сей труд?

– Это какую?

– Денсгольм, что перекрыл дорогу на Приозерск и Выборг. Уж сорок лет под свеями, а когда-то был под Новгородом и звался Марь Гора.

– Почему отдали?

– Так и Сердоболь заберут без твоей помощи. У меня-то всего две неполные сотни. Не устоять, если ярлы скопом навалятся.

– Неужели посадский боярин этого не знает.

– Ненадобна наша крепость, не помощница она торговле. Иноземцев здесь не бывает.

– Польза не видна, пока на этом берегу стоит новгородская нога. Свеи заберут и погонят русских купцов от Северной Ладоги.

– В любом случае то не нам решать, помоги согнать врага, и Денсгольм забирай себе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.