Кривые зеркала

Лунин Артем

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Кривые зеркала

Отражения, кривляясь, вырываются на волю...

Rain

Второй университетский городок Иркутского Университета считался одним из самых больших архитектурных комплексов Иркутска. Семь стрельчатых башен, здания - огромные параллелепипеды, шары, причудливые многогранники... Какие-то немыслимые башенные надстройки, прозрачные стены, позволяющие видеть аудитории, лаборатории, спортзалы и гипноклассы. Всё это соединялось многоуровневыми переходами, бегущими горизонтальными дорожками и трубами вертикальных лифтов.

Один из таких лифтов ухнул вниз почти с самой вершины Железной башни, сверкающей искрой летел в прозрачной шахте.

- Семьдесят восьмой... семьдесят шестой...
- приятный женский голос отсчитывал этажи. Сергей упёрся лбом в прозрачный пластик, глядя, как на него несётся земля. Корпуса вырастали, соседние башни словно устремлялись в небо. Зелёное весеннее кипение парков разрасталось.

- Шестьдесят шестой... шестьдесят второй...
- голос считал быстрее, Сергей чувствовал знакомую лёгкость падения и понял, что бессознательно напряг плечи, словно поднимая крепёж парашюта. Славно отдохнул, попрыгал от души...

Интересно, что ей больше нравится, размышлял мужчина, блистающий замок или парки, взявшие его в зелёную осаду? С одной стороны, архитектура городка ни одного человека не оставит равнодушным. С другой - гостья должна тянуться к природе, это в её природе...

Дурной каламбур. И дурной признак.

- Пятьдесят пятый... сороковой...

Да и какой она человек, если задуматься...

Смотреть на парки и стеклянные иглы расхотелось. Он повернулся, усмехнулся своему отражению в зеркале. Кажется, предстоит тот ещё денёк...

Отражение смотрело оценивающе. Невысокий широкоплечий мужчина самую малость за тридцать, лицо... старомодное, костистое, с крупными чертами, не грубыми, скорее выдающими породу. Серо-голубые глаза, нос не классический и не "картошка", нечто среднее, плотные губы, широкие скулы. В последнее время простота и "славянскость" снова вошли в моду, но лицо, которое носил Сергей, было его собственным.

- Тридцать четвёртый...

И костюм соответствовал лицу. Обычные серые джинсы, рубаха чуть светлее. Чужой взгляд соскользнёт, не за что зацепиться...

Вот и славно. Нам лишние взгляды ни к чему, а к гостье мы приставлены отнюдь не для того, чтобы она нами любовалась. К тому же она наверняка привыкла совсем к другому типу мужчин.

Сергей придирчиво изучил себя в зеркале, одёрнул одежду. Норма. Порепетировал улыбку. Так себе. Какой затейник повесил зеркало в лифт? Может, за ним камера стоит?

- Двадцатый... Восемнадцатый...

Лёгкость пропала, кабина тормозила. Лифтовый голос считал всё медленнее, и в коленях нарастала тяжесть. Сергей скорчил зеркалу рожу и отвернулся, глянул вниз. Вокруг шахты лифта засверкал ажур металлических опор. Сейчас башня закончится и начнётся корпус. Стены и перекрытия прозрачные, можно разглядеть холлы.

- Десятый...

А отсюда - уже и фойе и сотни людей внизу.

- Пятый, - с гордостью за свою работу сказал лифт.
- Спасибо, что воспользовались...

Прозрачные двери разошлись, Сергей шагнул в холл пятого этажа. Наклонная стеклянная стена отгораживала фойе, он подошёл и всмотрелся в хаос, царящий внизу на первом этаже и нескольких широких переходах.

- Может быть, она умнее, чем я думал?
- пробормотал себе под нос. Почему-то ему казалось, что гостья должна выделяться в толпе. Как же...

Люди всех возрастов и наций. Студенты, абитуриенты в ярких куртках, в джинсе, с какими-то невообразимыми причёсками, или сверкающие голыми головами. Солидные пиджачные профессоры и магистры, женщины в строгих юбочных, со скучными причёсками. И наоборот - преподаватели в диком прикиде, с малиновыми гребнями, косичками до пояса, и молодёжь в классике или ретро. Вся эта пестрота куда-то спешила или стояла на месте, общалась, образовывала группы, смешивалась, тасовалась по неведомым алгоритмам. Разглядеть здесь одного конкретного человека было нереально.

Сергей вернулся к лифтам, но повернул не к низкоскоростным, а к лестнице. Пожалуй, самая модерновая деталь этого корпуса. Забавно, как многие посетители теряются при необходимости самостоятельно перебирать ногами по ступеням, никак не могут привыкнуть, что эта лестница не везёт сама...

Он вышел в фойе, тревожно оглянулся. Не самое разумное - назначить встречу здесь, в гуще народа...

Стоп, ты проводник, экскурсовод, не телохранитель, - одёрнул себя. Конечно, прибытие, гм, человека из Иного Мира - событие нетривиальное, и персоной почти-посла многие заинтересовались... бы, если бы знали. А знают едва ли десяток человек, и этот десяток молчать умеет.

Всё-таки гостья выделялась из толпы.

Она ждала проводника слева от большой лестницы, у сверкающих экранов доски объявлений. Зелёный джинсовый костюм не скрывал худобы и подростковой угловатости фигуры. Девушка держала "мыльницу", то ли что-то читала, то ли сбрасывала с большой доски информацию.

Словно почувствовав взгляд, обернулась.

И мгновенно перестала походить на типичную провинциальную абитуриентку.

Лицо идеальное, но и живое, правильный овал скул, длинный тонкий нос, полные неулыбчивые губы. А вот заострённые самую малость оттопыренные уши при короткой светлой стрижке не смотрятся, с некоторым злорадством отметил Сергей. Тонкая шея торчит из ворота рубахи, возвращая впечатление подростковости.

Девяносто лет, напомнил он себе. По их меркам - прыщавая юность.

Впрочем, у эльфов прыщей не бывает.

...

Часом раньше Сергей вознёсся на Железную башню в прозрачном лифте и вошёл в круглый зал на вершине.

Гречишников уже поджидал его, прогуливался вдоль панорамного окна. Пожилой мужчина в дорогом скверно сидящем костюме, широкоплечий, плотный и сутулый, глаза раскосые, скулы широкие - татарская кровь. Его можно было принять за охранника.

- Сергей, - поприветствовал воспитанника декан кафедры безопасности одного из самых могущественных Университетов Земли.

- Марат Иванович.

Сергей подошёл к нему, и какое-то время мужчины молча любовались Иркутском. Отсюда можно было разглядеть добрую треть северной столицы.

- Как тебе город?
- спросил Гречишников. Сергей равнодушно повёл плечами:

- Не изменился.

- А ты бы хотел?

- Чего?

- Перемен?

Сергей заморгал.

- Смотря каких, - сказал осторожно.

- Всяких, - Гречишников прошёлся туда-сюда, глядя вниз. Иркутск блистал. Солнце играло на стекле и стали корпусов и башен Университета. Над Плотинами стояли радуги. Лохматая туча, раздербаненная погодными станциями, отдавала свою воду земле. Башни гостиниц пестрели и переливались рекламными огнями.

Сергей хмыкнул вежливо-неопределённо. Декан покосился:

- Отдохнул? Готов к заданию?

- Статус?
- Сергей вскинул подбородок.

- Проводник.

Сергей кивнул озадаченно. Проводник - неплохая работа, иногда интересная, но почти всегда спокойная, не требующая особых талантов. Он знал, что является не последним среди дайверов, и его не дёргали по пустякам.

- Важная шишка небось?
- спросил.

- Ещё бы...
- Марат Иванович усмехнулся.
- Принцесса.

И замолчал. Понятно, в загадки играет... Сергей постарался припомнить, где ещё на земном шаре сохранилась монархия - в качестве местной достопримечательности, что ли, для привлечения туристов... Но достопримечательность явно не может купить себе экскурсию, не хватит влияния, денег. Принцессами ещё называют наследниц огромных корпораций. Богатенькая дочка директора... ленивая и капризная холёная красотка, привыкшая швырять деньги на ветер... или уверенная в себе "железная леди" высокого бизнеса, ворочающая миллиардами, а не растрачивающая их?.. В любом случае - уверенная, что мир вертится вокруг неё. Этого ещё не хватало, вот удружил декан...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.