Лунные волки

Кисличкин Михаил

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лунные волки (Кисличкин Михаил)

Глава 1

Приемная у командующего лунной эскадрой контр-адмирала Тарасова была шикарная. Располагающаяся в старой части центральной лунной базы, она отличалась высоким, под три метра, потолком и по площади занимала, наверное, больше полусотни квадратных метров. На Луне, буквально задыхающейся от недостатка пригодных для жизни человека помещений, размещение на подобной площади всего лишь приемной, пусть даже и очень важного лица, считалось неслыханным пижонством. Впрочем, первая лунная база строилась еще в довоенные времена, когда строители могли себе позволить строить широко и с запасом, не будучи так, как сейчас, зажаты в стальные тиски постоянной нехватки времени и ресурсов. И естественным образом получилось, что во время войны лучшие помещения на старой базе отошли военным. Тем более что адмирал Тарасов был на Луне фигурой знаковой. Авторитетом с командующим лунной эскадрой в глазах обитателей Луны мог поспорить лишь вице-адмирал Кирилл Кириллович Денисов, командующий особым флотом Земной Конфедерации, чей портрет висел в кают-компании, наверное, каждого земного звездолета. Но Денисов — это вообще легенда земного флота, можно сказать, почти небожитель. А Тарасов — вот он, пожалуйте, главный флотский чин на всей центральной лунной базе и в ее окрестностях.

Сергей прошел по намертво прикрепленному к полу пушистому ковру, мимо массивных книжных шкафов и длинного овального стола для совещаний, прямо к сидевшему у входа в кабинет адмирала офицеру. Встал на месте, не доходя до него двух шагов, и, дождавшись, когда штабной встанет ему навстречу, доложился:

— Лейтенант Кольчужин Сергей Сергеевич, по вызову контр-адмирала прибыл.

— Проходи, лейтенант, — кивнул ему офицер-секретарь. — Адмирал ждет.

— Есть. — Сергей взялся за ручку тяжелой железной двери и, потянув ее, вошел внутрь.

Кабинет адмирала размерами и убранством немногим уступал приемной. Сергей прошел по ковровой дорожке вперед, мимо дорогой мебели у правой стены и двух широких информационных экранов, занимавших большую часть стены левой, и оказался у большого деревянного стола, за которым сидел Тарасов.

— Товарищ адмирал, лейтенант Кольчужин по вашему приказанию…

— Вижу, что прибыл, — перебил его адмирал, добродушно, почти по-отечески улыбнувшись. Видимо, начало разговора с младшими по званию на «ты» было у него чем-то вроде знака расположения. — Садись, разговор есть.

Контр-адмирал, пожилой, крепкий, но склонный к полноте мужчина с мясистым красным лицом, кивнул Сергею на стул перед собой, с другой стороны стола:

— Наверное, думаешь, зачем вызывали? — спросил он Сергея, дождавшись, когда тот устроится на самом краешке стула. — Звание для вызова «просто так» у тебя невеликое, никаких косяков натворить еще не успел, заслуг тоже нет. Откуда им взяться, если ты сам только пару дней назад прибыл в расположение эскадры? Ведь так?

— Вы правы, товарищ контр-адмирал.

— Знаю, что прав, — кивнул офицеру Тарасов. — Поэтому и тянуть кота за хвост не буду. Прямо скажу, тебя бы не было в этом кабинете, если бы не трагедия с «Эдельвейсом». Ситуация с кадрами у нас просто аховая. После гибели всего последнего выпуска марсианского училища космического флота на уничтоженном эриданами «Эдельвейсе» мы остались фактически без офицеров. Своими руками задушил бы умника, который засунул весь выпуск в один транспорт, жаль ОЗБ это сделало раньше. Подумать только: сто пятьдесят подготовленных лейтенантов разом превратились в плазму. Училище на Ганимеде первый офицерский выпуск сможет дать минимум через год, там само строительство только-только закончено. Центральное Земное училище космофлота в основном готовит младший комсостав, это ты сам знаешь, раз пару месяцев назад оттуда выпустился. Фактически на Земле остался один-единственный факультет командиров малых кораблей, выпускника которого я в данный момент перед собой и вижу…

Адмирал сделал паузу, пока ординарец вносил в кабинет кофе, по последней флотской моде, в высоких граненых стаканах с подстаканниками и корзиночку с бисквитами. Предложил Сергею барским взмахом руки — дескать, попробуй адмиральского кофе, лейтенант, когда еще доведется…

— В общем, обидная ситуация сложилась. Обидная и тяжелая для нас, Сергей. Не хотелось бы мне сейчас говорить официально, скажу попросту… Заводы и верфи работают круглосуточно, и новые корабли выпускаются. А вот летать на них некому. Воевать же требуется прямо сейчас. Подумать только, «Эдельвейс» был атакован в плоскости эклиптики недалеко от орбиты Марса! Если мы уже не способны наглухо закрыть от эриданских рейдеров даже Солнечную систему, то как мы удержим наши позиции у Центавра и звезды Барнарда? Если враг нанесет удар по промышленным базам за пределами Солнечной системы, то человечеству придется совсем худо, уж извини, лейтенант, за высокий стиль. Нужно срочно увеличить число патрулей. Поэтому, Сергей, решено в порядке эксперимента назначить капитанами нескольких новых «семидесяток» еще не имевших собственного опыта боевого патрулирования офицеров. Это против правил, но война диктует свои законы. Вот поэтому ты и здесь. В данном случае для меня все равно, что ты несколько ниже по званию, чем необходимо, и я готов закрыть глаза на отсутствие боевого опыта. Я предлагаю тебе стать капитаном одного из новых кораблей в моей эскадре. А такие предложения не делаются заочно. Кроме того, своих капитанов я должен знать не по фамилии или мельком в лицо, а лично. Это мой долг командира эскадры. Собственно, для этого я тебя и вызвал. Что скажешь — ты готов принять под свое командование «семидесятку»?

— Я далеко не отличник, товарищ адмирал, — вставил осторожное замечание парень. — Даже не в первой двадцатке выпуска.

— Зато у тебя лучшая практика, — перебил Сергея адмирал. — И меньше всего штрафных баллов по управлению и навигации. А при выполнении стандартных атакующих маневров у тебя набрано девяносто шесть баллов из сотни. Я листал твое личное дело. Мне сейчас нужны не отличники. Мне нужны капитаны «семидесяток», которые будут жечь все эти хреновы эриданские звездолеты, какие только найдут в любой точке космоса. А офицеров с образованием по профилю, с полным пятилетним циклом обучения, у меня сейчас слишком мало, чтобы кантовать их на вторых ролях в других экипажах, пока они не наберутся опыта. То, что хорошо для мирного времени, плохо для войны. Поэтому я тебе предлагаю звание старшего лейтенанта досрочно и новый, только с верфи, корабль. Экипаж у тебя, прямо скажу, будет не идеальный. Пятеро закончили земное училище младшего комсостава, остальных мы набрали во флот из добровольцев с лунных заводов и уж потом обучили, как могли, на краткосрочных курсах. Но знаешь, что я тебе скажу? Я думаю, так даже лучше. У тебя на борту будут настоящие технари, которые на заводе не один год отпахали, технику не только понимают — руками чуют. Не худшая замена молокососу с дипломом, который своими руками толком еще никогда и не работал. Да и мы тут, на Луне, знаешь ли, народ, к космосу привычный, клаустрофобией не страдаем, цену кислороду знаем и технику безопасности впитываем с пеленок, в отличие от землян, которые привыкли по аллеям, понимаешь ли, парочками прогуливаться под пение птиц. В общем, хороший у тебя будет экипаж. Однако я не хочу приказывать тебе напрямую. Капитаны патрульных «семидесяток» — это элита флота, их силком на эту должность не загоняют. Есть возможность отказаться, подберем тебе другое место.

— Можно подумать, товарищ адмирал? — спросил Тарасова Сергей, нервно сжимая руками горячий подстаканник.

— Думай, конечно. Пока кофе допиваешь, — улыбнулся в усы адмирал.

Сергей думал недолго. Собственно, это было то, ради чего он и шел во флот. Карьеру капитан «семидесятки» мог сделать стремительную, хотя и сложить голову при этом было легче легкого. Однако в силу молодости и оптимизма о плохом Сергею думать не хотелось. Другое дело, что обычно, перед тем как получить свой собственный корабль, молодые офицеры служили в старых, сработавшихся экипажах и с ними выполняли несколько боевых патрулей или рейдов. А уже потом, получив должный опыт, принимали корабль в самостоятельное командование. Получать сразу корабль под командование было немного боязно. Сергей, конечно, имел опыт командования учебной «семидесяткой» на последнем курсе училища, но крайне ограниченный, всего несколько дней. Война, что поделать. Впоследствии он собирался добрать опыт во время службы замом у одного из боевых командиров, перед тем как получать свой звездолет. Но, видимо, времена изменились. Может, оно и к лучшему…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.