Чудище поганое

Влодавец Леонид Игоревич

Серия: Страшилки [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чудище поганое (Влодавец Леонид)

Леонид Влодавец

Чудище поганое

Глава I

СРЕДСТВО ОТ СКУКИ

Вот уже третий день Димка жил у бабушки, а дожди все лили и лили, а ветер все трепал за окошком мокрые кусты. Было даже хуже, чем в прошлом году, потому что тогда в деревню приехало довольно много ребят и с ними было весело даже в непогоду. А в этом году — никого. Две девчонки правда приехали, но очень длинные и воображалистые. Им Димкина компания не интересна. Да и самому Димке с ними играть не во что.

Книжки читать Димка не очень-то любил. Телик и видик все-таки интереснее. К тому же, когда он еще в садике, а потом в первом классе читать учился, у него это плохо получалось. Мама его читать насильно заставляла и, пока он целую страничку из-под палки не прочитывал, гулять не позволяла и телевизор смотреть не разрешала. Читать Димка научился, но занятием этим не увлекся. И хотя учителя перед каждыми летними каникулами заставляли их записывать, какие книжки надо за лето прочитать, он обычно это задание полностью никогда не выполнял. Прежде всего потому что уже знал: никто из учителей про эти книжки первого сентября не вспоминает и двойки не ставит. К тому же оказывается, что эти же книжки потом на уроках литературы проходят.

Но от скуки, когда телевизор ничего интересного не показывает и никакого иного дела себе найти невозможно, тут на уши встанешь, не то что книжки читать начнешь! В общем, на третий день своего скучания Димка решил почитать какую-нибудь книжку.

Правда, книжек у бабушки не так уж много. Во всяком случае, в горнице, на этажерке, покрытой кисеей. К тому же книги, стоящие на этажерке, не интересные. То есть для бабушки и для мамы они, может быть, и представляли интерес, но только не для Димки. «Книга о вкусной и здоровой пище» и еще несколько кулинарных пособий, книжки про вязание и вышивание, про огородные культуры, учебник по ветеринарии, решения каких-то съездов КПСС, оставшиеся от дедушки, который в этой партии состоял, 23-й том сочинений Ленина со штампом сельской библиотеки — не вернули, должно быть! — ну и все в таком же духе. Были еще любовные романы, привезенные мамой в разные годы, где на каждой обложке кто-нибудь целовался. Мама их покупала, чтоб читать в дороге, и забывала тут, у бабушки. Димке она, конечно, эти романы читать не позволяла, но тот и сам не собирался их читать. Чего там интересного?!

На затрепанный четырехтомник Гайдара Димка в прошлом году обратил внимание не сразу. Потому что фамилию эту много раз слышал от взрослых — они ее склоняли не самым лучшим образом. Но мама объяснила, что тот Гайдар, который эти четыре тома написал, доводится дедушкой тому, кого все ругают, а когда она была маленькой, то читала эти книжки с удовольствием. Вот Димка и прочитал все четыре тома прошлым летом. Даже припомнил, что кое-что похожее видел в телефильмах, например, про Бумбараша. Некоторые повести и рассказы показались интересными, другие — не очень, третьи — просто непонятными.

Однако в это лето перечитывать Гайдара уже не хотелось, и решил он еще что-нибудь поискать. Но из детской литературы на этажерке остались только «Болгарские народные сказки», да еще книжки для самых маленьких, типа «Курочки Рябы» или «Репки». Их Димка еще с дошкольного возраста знал.

Димка разочарованно опустил кисею на этажерку и собрался отойти от нее, но тут услышал за спиной бабушкин голос:

— Не нашел что почитать, внучек?

— Не нашел, — кивнул Димка.

— А ты полезай на чердак, там у меня в старом диване книжки лежат. Может, найдешь что интересное…

Глава II

БАБУШКИН ЧЕРДАК

И в прошлом, и в позапрошлом годах бабушка Настя Димку на чердак не пускала. То есть в ее присутствии ему не запрещалось там находиться, но одному — ни в коем случае. У нее даже люк, ведущий на чердак, запирался на замок, а приставную лесенку, по какой можно подняться к люку, она всегда, спустившись с чердака, убирала в чулан и тоже запирала. Потому что у нее там, в чулане, большая коробка с запасом спичек, и бабушка опасалась, что внук с этими спичками начнет баловаться и спалит дом. А в этот раз, как видно, посчитала, что Димка достаточно подрос и не станет затевать опасных игр.

Вообще-то Димка уже в позапрошлом году не был таким дураком, чтоб баловаться со спичками. Курить, как некоторые сверстники, он не приучился и не собирался приучиваться. Поэтому на чердак его особенно не тянуло, тем более что вместе с бабушкой он туда уже не раз поднимался и знал, что ничего особо интересного там нет. Половина чердака загружена сеном для бабушкиной козы и кроликов, а вторая — завалена всяким хламом, который, наверно, следовало давным-давно сжечь в печке или просто выбросить. Однако бабушка ничего не жгла и не выбрасывала, а всем, даже, казалось бы, самым ненужным и безнадежно испорченным вещам, находила применение.

Из лоскутков она шила яркие, разноцветно-пестрые одеяла и подушки. Из старых, рваных и протертых платьев, рубах, штанов и прочего тряпья, расплетенного на нитки, бабушка ткала половики на старинном, может быть, двести лет назад сделанном, ручном ткацком станке. Наверно, та ткачиха у Пушкина из «Сказки о царе Салтане», которая хвасталась, что, мол, «на весь бы мир одна наткала я полотна», работала точно на таком же.

Старые эмалированные кастрюльки с проржавевшими донцами бабушка использовала как горшки для рассады. Сетку от старой железной кровати употребила на изгородь, а спинки от той же кровати превратила в дуги, поддерживающие полиэтиленовую пленку над парником с огурцами.

Поэтому, если покамест какой-то хлам еще продолжал лежать на чердаке безо всякой пользы, это не значило, что через два-три дня бабушка не найдет способ употребить его в дело.

Сегодня бабушка решила проявить к Димке полное доверие.

— На вот, возьми ключи. Отопрешь чулан, заберешь лестницу, приставишь, поднимешься, откроешь замок. Диван справа, у перегородки, стоит. Внизу у дивана колечко есть. Потянешь посильней и выдвинешь ящик, вроде как у письменного стола, только большой. Вот там книжки и лежат. Выберешь, что почитать, задвинешь ящик, запрешь чердак, лестницу на место поставишь. Ключи повесишь на гвоздик возле печки. А после сиди себе дома, читай на здоровье. Нас тут с твоей мамой часа три не будет, мы в магазин пойдем, на центральную усадьбу. Так что хозяйничай сам, не скучай и не балуйся… Оля, ты готова?

Оля, то есть Димкина мама, еще прихорашивалась перед зеркалом в горнице. Бабушка тоже принарядилась: у них тут каждый поход в магазин был типа выхода в свет. Так мама сказала еще в позапрошлом году, когда Вовка удивился, почему она вместо джинсов и кроссовок переоделась в платье и туфли на каблуках. Теперь, правда, они с бабушкой туфли надевать не стали, а в резиновых сапогах ушли, но все-таки при параде. Даже духами попрыскались.

А Димка стал действовать согласно бабушкиной инструкции. То есть открыл чулан, вытащил лестницу, приставил к люку, взобрался наверх и отпер висячий замок. Замок с ключами повесил дужкой на стальное ушко, привинченное к коробке люка, а саму крышку откинул внутрь чердака. Вылез и осмотрелся.

На чердаке полутьма и намного прохладнее, чем в комнатах, пахло сеном, сухими листьями и отсыревшим деревом. По крыше мягко барабанили мелкие дождевые капли.

Диван Димка сразу нашел, тем более что он стоял на том же месте, что и в прошлом году, то есть у перегородки, отделявшей эту часть чердака от сеновала.

Еще в прошлом году Димка сильно удивился, как такую огромную штуковину смогли протащить через довольно узкий люк. Ведь этот старинный дерматиновый диванище, сооруженный, по утверждению бабушки, каким-то мастером-умельцем еще до войны, когда ей только три годика было, имел в ширину почти полтора метра! Да и спинка у него ненамного меньше в высоту, а то и больше. Дерматиновую подушку спинки обрамляли какие-то затейливые резные узоры на дубовых досках — цветочки-листики всякие, а на самом верху была длинная полочка с овальным зеркалом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.