Юность, опаленная войной

Гусев Александр Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Юность, опаленная войной (Гусев Александр)

ДЕВУШКА ИЗ БЕЛОРУССИИ — ГЕРОИНЯ «МОЛОДОЙ ГВАРДИИ»

Краснодон… Стоит даже просто услышать это слово, как в памяти каждого из нас воскрешаются боевые дела юных патриотов.

Мир был потрясен, узнав весной 1943 года о беспримерном героизме, мужестве, силе духа членов подпольной организации «Молодая гвардия».

Среди членов «Молодой гвардии» героически сражалась и славная дочь белорусского народа — Нина Старцева. В то время ей было семнадцать лет…

* * *

В метрическом свидетельстве о рождении Нины записано, что она родилась 8 августа 1925 года в деревне Березна Вышедского сельсовета Городокского района Витебской области.

Отец ее Илларион Нестерович Старцев родился и вырос на Витебщине, в глухой небольшой белорусской деревеньке Глинище. Его неграмотные родители Анна Игналевна и Нестер Макеевич были малоземельными и безлошадными крестьянами. В семье не хватало хлеба и была постоянная нужда. Когда Иллариону исполнилось шестнадцать лет, он отправился на заработки в Петроград. Земляки-односельчане помогли ему устроиться на пороховой завод. Работал, как взрослые, а получал гроши, которых едва хватало на харчи, да расплатиться за снимаемый угол в рабочей слободе.

Вместе с рабочими завода Илларион активно участвовал в Октябрьской революции, а в годы гражданской войны с оружием в руках защищал Советскую власть. Потом работал в шахтах Донбасса. Работал старательно, ибо знал, что для заводов и фабрик молодой советской республики, как воздух, нужен был уголь.

А из Белоруссии к нему, в Донбасс, шли неутешительные вести: тяжело болела мать, голодала семья. Надо было что-то предпринимать. И в сентябре 1924 года Илларион попросил у администрации шахты отпуск, у товарищей занял денег, купил ржи, крупы, сала, сел в поезд, да и поехал к себе на родину. Своим приездом Илларион очень помог родителям и сестренке.

Но эта поездка в его личной жизни была примечательна еще одним очень важным событием.

В километре от Глинищ, в этих отдаленных местах, в окружении обширных лесов и болот находилась довольно-таки большая деревня — Березна.

Здесь для детей Глинищ, Березны, близлежащих деревень и хуторов впервые в истории этих мест в бывшем помещичьем доме была открыта школа, а на базе винокуренного завода и молочной фермы — образована коммуна.

По вечерам в Березнанской школе любили собираться члены местной партийной и комсомольской ячейки, деревенская молодежь. Здесь они разучивали и пели революционные, народные песни, читали стихи, ставили спектакли.

Поэтому и неудивительно, что на следующий день после своего приезда из Донбасса именно сюда, из деревни Глинище, пришел и молодой коммунист Илларион Старцев, который сразу же обрел множество товарищей, друзей. В один из вечеров он встретил тихую и очень скромную девушку из Березны — Анну Галакову. Ее родители также были крестьянами-бедняками. Молодые люди полюбили друг друга и вскоре поженились.

Когда у Иллариона отпуск подошел к концу, он снова возвратился в Донбасс, в шахту, а Анна еще некоторое время продолжала жить в деревне. Летом следующего года у нее родилась дочь. Назвали ее Ниной.

В 1926 году Анна Андреевна с годовалой дочерью переехала в Донбасс, к мужу. Старцевы поселились в огромном семейном бараке, где им была выделена комната.

Нина росла спокойным, здоровым ребенком. Очень рано стала проявлять склонность к самостоятельности. Часами она могла совершенно одна играть с кубиками, складывая из них замысловатые, только ей понятные фигуры, сооружения.

Когда Нина подросла, Илларион Нестерович купил ей раскладную азбуку. Его частые и терпеливые занятия с дочерью принесли успех.

Однажды Нина, перекладывая кубики раскладной азбуки, совершенно неожиданно для взрослых, из них сложила слово «мама». Удивлению и радости родителей, казалось, не было конца. После этого случая Илларион Нестерович из командировок, поездок в город старался привозить дочери как можно больше детских книжек с яркими картинками. В свободное от работы время он стал учить ее читать. Хорошая, цепкая детская память помогла Нине быстро запоминать текст. Бывало, стоило Иллариону Нестеровичу попросить Нину что-нибудь почитать вслух, как она с серьезным видом брала знакомую ей книжку и на память, не глядя на слова под картинками, по слогам произносила давно заученный текст.

С самого детства родители приучали дочь быть смелой. Анна Андреевна нередко просила Нину принести из кухни кружку или чашку. И если видела, что дочь боится темноты, не решается переступить порог комнаты, она спокойно объясняла:

— Иди, доченька, смело. Не надо бояться. Там никого нет. — В подтверждение она вместе с нею шла через темный коридор на кухню, зажигала свечу или спичку, чтобы убедить дочь, что на кухне действительно никого нет.

На формирование спокойного и уравновешенного характера Нины оказывали большое влияние и взаимоотношения между ее родителями. Илларион Нестерович и Анна Андреевна жили дружно, как говорится, душа в душу, не ссорились. Очень рано Нина стала мечтать о школе.

Живя еще в Донбассе, через окно своей квартиры, во время прогулок с матерью она наблюдала, как по утрам к расположенному недалеко школьному зданию шли дети с сумками, книгами, а к обеду отсюда по одному, небольшими группами они расходились по домам. Приходилось Нине наблюдать и шумные, веселые школьные перемены. Как в этот момент ей хотелось прыгать и бегать с этими девочками и мальчиками!

— Мам, а мам, я тоже хочу в школу, — не раз просилась она.

— Вот подрастешь, доченька, обязательно и ты пойдешь учиться. Купим тебе новый букварь, пенал, много тетрадей. Ты научишься хорошо писать и читать. И будешь ты у нас с папой — ученая…

— А скоро я подрасту? — не унималась Нина.

— Скоро, доченька, скоро!

* * *

В Донбассе семья Старцевых безвыездно прожила шесть лет. В середине 1932 года партия посылает коммуниста-шахтера И. Н. Старцева на Витебщину помочь крестьянам объединиться в колхоз. В связи с этим назначением семья из Донбасса переезжает в Белоруссию. Первое время они жили у родителей Иллариона Нестеровича, в Глинище, а потом поселились в одной из комнат флигеля бывшего помещичьего имения в деревне Березна. Жили без особых удобств. Из мебели у них было только самое необходимое, без чего нельзя было обойтись: стол, три табуретки, две кровати, маленький посудный шкаф да комод для белья.

К осени, почти у самой двери, местный мастер соорудил кирпичную печку-времянку.

На самом видном месте в доме висели портрет В. И. Ленина и политическая карта мира, с которыми Илларион Нестерович при переездах никогда не расставался.

Анна Андреевна стала работать в березнанском колхозе «Активист». Иллариона Нестеровича неделями не было в деревне. Вместе с работниками городокского районного комитета партии он постоянно был в разъездах, участвуя в проведении коллективизации среди крестьян.

* * *

За домашними хлопотами, работой быстро пробежало лето. Наступило долгожданное для Нины 1 сентября 1932 года… Стояло теплое и солнечное утро. Нина проснулась рано. Быстро умылась, причесалась. В новую школьную сумку, купленную отцом еще летом в городе Витебске, она бережно сложила новые тетради, букварь, ручку с пером, остро заточенные цветные карандаши.

— А это тебе с собой в школу. Кушать будешь на переменке, когда проголодаешься, — заботливо наказывала Анна Андреевна, передавая дочери бутылку молока и завернутый кусок ржаного хлеба.

После завтрака Анна Андреевна надела Нине новенькое ситцевое платьице. Придирчиво оглядывая дочь, она несколько раз заставляла ее поворачиваться, разглаживая и поправляя на ее худеньком тельце платьице.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.