Курячий бог

Нусинова Наталья Ильинична

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Курячий бог (Нусинова Наталья)

…Дане, Степе, Сене, Лизе…

1

Тёма и Кира

Тёма зарылся головой в подушку.

— Тёмка, проснись!

Тёма вжался в обтянутый синей простыней матрасик, быстро, как ящерица, сполз под одеялом к ногам кровати и высунул наружу пятку.

— Артем! Ну, хватит уже!

Тёма пошевелил ногой.

— Тёмочка! Правда! Некогда!!!

Что-то во всем этом было не так. Как-то подозрительно это было. Во-первых, будить пришел папа, а не мама. Во-вторых, за пятку он не схватил, и нельзя было ее отдернуть и заворчать, будто сквозь сон. Но главное, ведь сегодня воскресенье и собирались в парк на аттракционы, а за окном еще почти темно, в парк так рано не встают. Что это с ними — забыли?!

Папа сдернул одеяло.

— Там все еще спят, — пробормотал Тёма.

— Кто?

— Ну, эти… аттракционщики! — Тёма вежливо напомнил про обещание.

— Сегодня не получится! — отрезал папа. — В парк сегодня не пойдем. Вставай!

— А почему? — Тёма уже чувствовал, что случилось что-то ИЗ РЯДА ВОН ВЫХОДЯЩЕЕ, но попробовал поныть — а вдруг поможет? Ведь так хорошо все было придумано: сначала парк, потом «Макдоналдс», потом, вечером, шахматы. А перед сном — чай с маминым пирогом.

Но папа был бледный и какой-то растерянный. Видно было, что ему не до споров.

— Мама заболела, — отрывисто сказал он. — Слушай, Артем, не тяни, одевайся! Пойдешь в гости к Кире.

Тёма сел на кровати и только тут увидел сквозь открытую дверь, что в коридоре мелькнул человек в белом халате. В квартире пахло лекарством.

Сон как рукой сняло.

Тёма вскочил и в пижаме, босиком понесся в родительскую комнату.

— Туда нельзя, — остановил его папа. — Там… не убрано. И мамы там уже нет. Одевайся быстрее!

— Где мама? — закричал Тёма. — Как это ее «ТАМ УЖЕ НЕТ»? Куда ее подевали?

— Не волнуйся и не кричи! — Папа говорил отчетливо и как-то слишком спокойно. — Мама внизу… в машине… в «скорой помощи». Сейчас ее повезут в больницу. Я поеду с ней. А ты пойдешь в гости к Кире! Ведь Кира — твоя подружка? Ты же любишь с ней играть? Ну, не плачь, пожалуйста… Все будет хорошо.

И он тяжело вздохнул.

Голос у папы был неуверенный, а глаза испуганные, и Тёме стало от этого совсем страшно. Он торопливо оделся, шмыгая носом и вытирая его рукавом свитера.

* * *

Кира жила напротив — на том же этаже. Дверь открыла Кирина мама, красиво одетая и причесанная. Она всегда была такой, даже в воскресенье утром. Тёмина мама говорила, что Ольга и «в выходной не может позволить себе расслабиться, просто потому, что выходных у нее не бывает». Еще она говорила, «зато Ольга — настоящая бизнес-вумен, и всем надо на нее равняться». «А за что — за то?» — спросил Тёма. Но в ответ ему посоветовали заняться уроками — в общем, стало неинтересно.

Ольга Кирилловна открыла сразу и ни о чем не спросила. Папа протянул ей пакетик с Тёмиными умывальными принадлежностями и ключи.

— Пусть у вас будут. Мало ли что…

А потом смущенно добавил:

— У нас там такой кавардак!..

Ольга Кирилловна кивнула:

— Ничего, Костя. Соня придет — попрошу ее у вас убраться. А Тёму я пока уложу на диване в гостиной, пусть досыпает. Потом Кирка встанет, Соня их накормит. А мне пора. Но я сегодня недолго. Скоро вернусь, почитаем книжку. Или в кино пойдем. Не беспокойтесь! Все обойдется. Иде привет. Держитесь!

Папа кивнул, обнял Тёму и подтолкнул его к соседской двери. Потом повернулся и сломя голову побежал вниз по лестнице — даже не оглянулся.

Тёма растерянно посмотрел ему вслед и поджал губы.

* * *

Ольга Кирилловна сняла с дивана папки и коробки с бумагами, достала клетчатый плед, шерстяную подушку без наволочки и велела Тёме ложиться спать. А сама надела модное черное пальто, затянутое в талии как платье, черные сапожки на высоких серебряных каблуках, сняла с крючка в прихожей ключи от машины, повесила на их место ключи от Тёминой квартиры, кивнула и уехала на работу.

Тёма лежал один в чужой гостиной, на холодном кожаном диване, под тонким пледом и чувствовал себя одиноким и брошенным. «Вот тебе и воскресенье! — думал он. — Вот тебе и аттракционы! Где же справедливость? Сами обещали, а сами…» Ему было так обидно за себя, что он даже забыл про маму. И только потом вспомнил — она же заболела! Ее положили в больницу! А если она умрет? Совсем умрет — навсегда! И он больше никогда ее не увидит!

Уже в третий раз за день он почувствовал, что подступают слезы, — и сжал кулаки.

— Она не умрет, — услышал Тёма знакомый голос и обернулся. На пороге гостиной стояла Кира — как и ее мама, с утра красиво одетая и причесанная.

— Скорее всего не умрет, — уточнила Кира. — Почти даже наверняка. От этого в наше время редко умирают. Но вообще, если хочешь знать мое мнение, еще один ребенок вам совсем ни к чему.

— Какой еще ребенок? — изумленно спросил Тёма.

— Которого ждет твоя мама. — Кира пожала плечами. — Ты что, не знаешь? Ну ты даешь, ваще! Все знают, а ты не знаешь!

Кира всегда все знала. Во-первых, она была очень умная девочка и первая ученица — в классе, в школе и в районе. А может, и на земном шаре. А во-вторых, она была не просто умная, а ПРОНИЦАТЕЛЬНАЯ! Она собиралась, когда вырастет, стать частным детективом или просто следователем по ОСОБО ВАЖНЫМ ДЕЛАМ. Поэтому она уже заранее тренировалась в проницательности. И с ней было всегда интересно. Иногда даже неожиданно. Но на этот раз было уж так неожиданно, что Тёма остолбенел.

— Рот закрой, — посоветовала Кира. — А то простудишься!

— Врешь ты все! — выпалил Тёма.

И добавил обидное:

— Врунья-Кирунья!

Тёма знал, что Кира терпеть не может, когда коверкают ее имя.

— Сам врун! — Кира спокойно взяла со столика модный журнал и не торопясь стала его перелистывать. — А раз ты еще и обзываешься, я с тобой вообще не желаю разговаривать!

Кира сосредоточенно рассматривала журнал и болтала ногой, приговаривая: «Классная шляпочка! И недорого! Полмиллиончика всего! Надо маме сказать — она мне купит!»

— Ки-ир! — заныл Тёма. Ему вдруг стало стыдно, что он обидел Киру, и совсем грустно.

Кира не обернулась, а наоборот, стала перелистывать журнал с еще большим вниманием.

— Кир! Ну прости!.. ПОЖАЛУЙСТА!

Кира посмотрела на него с удивлением.

— Кто это? Тёма? А ты что тут делаешь? В гости зашел?

Тёма почувствовал, что у него покраснели уши. У него была такая неприятная особенность: когда он был смущен, у него краснели уши.

Кира фыркнула.

— Тебе нужна желтая футболка! И еще два щита! И все! Ты упакован!

— Почему? — удивился Тёма.

— Потому что тебя сразу возьмут на работу! В ГАИ! Светофором! Смотри: уши красные! Сам зеленый! Еще желтая футболка — и порядок! За километр видно!

— А щиты зачем? — спросил Тёма.

— Цвета переключать! — ехидно сказала Кира. — Закрыл уши и нос — значит, жди! Желтый! Закрыл футболку и уши — можно ехать! А если только уши видны — значит, стоп! Красный свет! Очень удобно.

— Кир, ну не надо! — попросил Тёма. — Правда, скажи, ты придумала все про мою маму?

Кира посмотрела на Тёму серьезно и с сочувствием.

— Нет, не придумала, — вздохнула она. — Твои родители действительно решили рожать второго ребенка. Я слышала, как твоя мама моей рассказывала. Знаешь, я их просто не понимаю! В их-то возрасте!

— А может, обойдется? — сказал Тёма. — Но вообще… в принципе… они еще вполне! Держатся! Даже на лыжах бегают!

Ему вдруг стало обидно за маму — что она, старуха?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.