Воздушный колодец

Игнатьев Олег Геннадьевич

Серия: Зона риска [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Воздушный колодец (Игнатьев Олег)

Глава 1

Не надо иметь семь пядей во лбу и до тонкости разбираться в людях, чтобы работать чистильщиком обуви или подвизаться на сцене клубного театра в роли героя-любовника, но коль уж ты связал свою жизнь с делом милицейского сыска, будь любезен и во лбу иметь необходимые извилины, и в людях разбираться», — выговаривал себе Климов, имея в виду оплошку, допущенную им в беседе с Елизаветой Пашкин ой, проходившей свидетельницей по делу о разбойном нападении на сторожа лесоторговой базы: группа неизвестных угнала с территории базы «Жигули» седьмого выпуска и похитила газосварочный аппарат. Климов совсем запамятовал, что свидетельница состоит в родстве с подозреваемым Шатохой, кровельщиком СМУ-17, работавшим последнее время на базе, и когда стал уточнять его приметы, та лишь головой кивала, но после наотрез отказалась подписывать свои показания: нет, угонщик был в другой одежде. Климов только зубы сжал — узнала Пашкина своего племянничка. А еще говорят, что людей сейчас никто и ничто не интересует. Как бы не так.

Оперативное совещание подходило к концу, доклады и рапорты участковых и передвижных патрульных групп сводились к коротенькому, как летняя ночь, резюме: никаких ЧП за истекшие сутки в городе не произошло. Мелкие хищения из пищеблоков, бытовое пьянство да авария: столкнулись «Запорожец» с «Москвичом» у ресторана «Горный». Вот, пожалуй, и все. Будни. Одни сдают дежурство, другие заступают на него. Интересно только мальчику на побегушках, если таковым считать внештатного корреспондента молодежной газеты, напросившегося «зарабатывать» журналистский стаж в Управление внутренних дел, а уж ни в коем случае не старшему оперуполномоченному уголовного розыска майору Климову.

Когда все дружно задвигали стульями и потянулись в коридор, где можно с облегчением вздохнуть и закурить, на столе подполковника Шрамко зазвонил телефон.

«Уж не по мою ли душу?» — насторожился Климов, пропуская к двери Андрея Гульнова, и предчувствие его не обмануло.

«Останься», — жестом попросил Шрамко, когда услышал в трубке чей-то возбужденный голос.

Сомнений быть не могло — угрозыску прибавилось работы.

Уже в машине, хлопнув, может быть, излишне резко дверцей и сказав, куда ехать, Климов с невеселой усмешкой подумал, что не видать ему отпуска в ближайшее время, как собственных ушей. Но в глубине души он, кажется, был более доволен порученным ему делом, нежели огорчен или, как могут посчитать скептики в такой ситуации, раздосадован. Работа, она кого-то любит. Чур только, не смотреться в зеркало.

Водитель «уазика» включил мигалку, и они под завывание сирены проскочили на красный свет через деловой центр, главную площадь и, свернув на улицу Нахимова, некогда мощенную булыжником, а недавно отутюженную асфальтными катками, вырвались на простор Приморского бульвара. Новые дома в этом красочном микрорайоне составляли броский комплекс беленьких шестнадцатиэтажек. Они как бы тянулись друг к другу, пытаясь взяться за руки и попарно сбежать к морю. Тени, отбрасываемые ими, усиливали это впечатление.

«Престижный район», — без зависти подумал Климов, хотя получить квартиру в нарядном уголке курорта, меж зеленых палисадников и живых изгородей, сохраненных строителями в память о былом патриархальном укладе, было бы весьма кстати. И не потому, что цветочные клумбы, тенистые платаны и гаревые дорожки в скверах неизбежно должны говорить об уюте и комфорте обитающих здесь граждан, а прежде всего из-за новенького Дворца спорта, развернувшего свои широкие плечи в трех минутах отсюда, а это, что ни говори, многое значит, когда имеешь сыновей. Сам он жил в противоположном конце города, и его пацанам приходилось трястись в автобусе; старший увлекался теннисом, а младший помешался на дзюдо.

— Приехали, — выключил мотор своей «канарейки» водитель и повернулся к Климову. Его белесые усы торчали редкой щеточкой и придавали хозяину довольно плутоватый вид.

— Вижу, — буркнул Климов и направился к подъезду, возле которого бок о бок приткнулись «рафик» «Скорой помощи»" и прокурорская «Волга».

С того момента, как подполковник Шрамко жестом попросил его остаться, а затем, опустив телефонную трубку на рычаг, сказал, чтобы он занялся этим делом лично сам, Климову показалось, что он ощутил в себе щелчок неведомого часового механизма, который неумолимо начал отсчитывать время, отпущенное на период розыска. И сегодняшнее воскресное утро осознавалось теперь в едином стремительном потоке с последующими днями, с их полуденным зноем и вечерней духотой, и поток этот будет нести его безудержно до тех пор, пока он не найдет, не выследит, не вычислит преступника и не возьмет его под локоток. Даже если придется идти на выстрел, на предательский удар ножом в какой-нибудь безлюдной подворотне. За себя он не страшился, боялся за детей и за жену — в прошлом году кто- то швырнул в нее металлический прут, но, к счастью, промахнулся.

Всякий раз, когда ему внезапно вспоминался этот случай, кожу на висках и скулах сводила бессильная ярость: подонки…

Выйдя из лифта на последнем этаже, он сразу заметил на кафельном полу лестничной площадки бурые накрапы и поднял голову вверх. Люк, ведущий на крышу, был открыт, и Климов взялся за поручни пожарной лесенки.

Поднявшись на несколько ступенек, осторожно выглянул из люка и неожиданно — казалось бы, привык и не к такому! — содрогнулся.

Мертвоупрямый взгляд светловолосой девушки был устремлен в его глаза.

На крыше уже командовал Тимонин, следователь прокуратуры, отдавая распоряжения фотографу и судмедэксперту.

Увидев Климова, он помог ему выбраться наверх и крепко пожал руку. Это был "долговязый брюнет с вечно прищуренными желто-зелеными глазами рыси.

— Привет.

С выработанной за многие годы работы в прокуратуре осторожностью и тактом он сказал как бы про себя: «Приступим», — и тут же спросил:

— Собачка здесь?

— Должны подъехать, — ответил Климов и, присев на корточки, зачем-то тронул запястье убитой. Солнце уже поднялось на уровень телеантенн, а рука была холодной.

Да, конечно, мертвые не воскресают.

«Женский труп, — начал диктовать Тимонин, — обнаружен… на крыше дома по адресу… Лежит на толстом полосатом матраце, немного по диагонали, голова свешивается… под затылком лужа крови, которая подтекла под молоток… На трупе — купальник цвета морской волны, ноги широко раскинуты…»

Пятнадцать лет назад, имея за плечами службу на границе, пулевое ранение и школу милиции, Климов вряд ли мог предполагать, что в красивом южном городе однажды взберется на. крышу отечественного небоскреба, с которого видны и порт, и кромка горизонта с удаляющимся теплоходом, и зелено-каменный массив горы, приютивший на своих склонах окраинные домишки, и не порадуется живописной панораме. Наоборот, еще больше насупится и виновато вздохнет, поднимаясь с корточек и отходя в сторону, чтобы не так удушливо перехватывали горло чадные испарения нагретого гудрона, смешанные с запахом трупа.

— Кто первым сообщил? — спросил он у Тимонина, когда тот перестал бубнить себе под нос.

— Жиличка из сто семьдесят шестой квартиры, — оторвался от своей писанины Тимонин. — Полезла за матрацем, на котором загорала вчера днем, ну и…

— А вещи?

— Никаких.

Климов еще раз окинул взглядом полуобнаженное тело в сетчатом купальнике и недовольно хмыкнул: розыск получает информацию из вторых рук. Почему-то сообщили не в милицию, а сразу в прокуратуру.

Подошедший к ним судмедэксперт, рыжеватый блондин с тщательно завязанным галстуком, по-свойски приобнял Тимонина и Климова и пожалел себя: хреновые дела — ночь была душная, уже с утра печет, поэтому ответить точно на вопрос: когда? — он вряд ли сможет. Вскрытие покажет. Но в том, что смерть наступила между десятью вечера и часом ночи, он не сомневается. К тому же налицо следы насилия. А это уже, знаете…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.