Похвала эпатажности

Козачук Вячеслав Леонидович

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Козачук Вячеслав Леонидович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Похвала эпатажности?

Как-то после спектакля, стоя в, казалось, бесконечной очереди в гардероб, я ненароком прислушался к нарочито (так почудилось) громкому и чересчур возбужденному обсуждению игры актеров, происходившему буквально за моей спиной.

«Вы знаете, mon cher, сегодня NN играла крайне эпатажно!» — безапелляционно заявил уверенный, хорошо поставленный женский голос. (К слову, такие голоса чаще всего встречаются у преподавателей и батальонных старшин…) Далее последовала длинная и сложная тирада, общий смысл которой сводился к неподдельному (а, может, мое огрубевшее ухо и не уловило тонкой иронии?..) восторгу актерским мастерством NN. Однако ее игра у меня не только восхищения, но даже и малейшего одобрения не вызвала. Выждав приличествующую моменту паузу, я обернулся и был крайне поражен почти невероятным совпадением мысленного портрета, который я себе уже составил, и той реальности, которую был вынужден созерцать. Бальзаковского возраста искусственная блондинка, стремящаяся, видимо, из всех физических сил и финансовых ресурсов выглядеть моложе лет на десять, а при удачном освещении — и на все пятнадцать, одета была и впрямь эпатажно: нежного, бледновато-розового цвета длинный, крупной вязки кардиган, выглядывающая из-под него насыщенно-зеленая, до ядовитости, шелковая блуза с немыслимых размеров бантом и, наконец, узкие брюки из тяжелого черного твида.

«Эталон безвкусицы! Хоть сейчас в Палату мер и весов…», — мелькнуло у меня. — Но при чем тут эпатажность?!»

По дороге домой, под мерный стук колес полупустых вагонов метро я долго раздумывал над правильностью употребления слова. Казалось бы, с чего это меня взволновала чья-то ошибка? Но суть, на мой взгляд, была все же гораздо глубже…

Дома, даже не снимая верхней одежды и только сбросив обувь, я подошел к книжным шкафам и отыскал величайшее по нынешним временам сокровище — почти букинистическую ценность — Словарь иностранных слов, изданный еще в те годы, когда в академических институтах, составлявших энциклопедические словари, к работе относились с величайшей тщательностью.

…Ну-ка, ну-ка, глянем, что ж это за зверь такой — эпатажность!

Словарь утверждал, что слово «эпатажность» имеет исключительно французские корни, происходя от 'epatage, что означает: «…скандальная выходка; поведение, нарушающее общепринятые нормы и правила». Впрочем, и у слова 'epatage, как выяснилось, есть предшественник — глагол 'epater — ошеломлять, приводить в изумление. Кстати, буквальное значение сего глагола — «отколоть ножку рюмки, лишить ноги» (фр. patte — «лапа»), что значит — выбить землю из-под ног, перевернуть всё с ног на голову…

Эпатажность многолика и многогранна. Одни являют ее в виде шокирующего публику спектакля, иные — скандально-вызывающей, сотрясающей моральные нормы картины или книги, третьи стремятся привлечь к себе внимание ошарашивающими песнями etc. Но все перечисленное касается только творческой составляющей. А эпатаж весьма часто проявляется и в поведении, в том числе обыденном, и примеров тому несть числа — хотя это, наверное, тема отдельного разговора…

Что же лежит в основе эпатажности, является неким базисом, основой, фундаментом, на котором возводится иногда убогая халупа, а когда и величавое строение эпатажа?

В первую очередь, стремление выделиться, желание добиться славы, известности (как минимум), успеха (в том числе и коммерческого)… Любым путем, всяческими способами!..

Эпатажность — это не только цель, но еще и средство. Например, испытанный способ, проверенная веками метода скрыть недостаток таланта или, на худой конец, ярких, заметных способностей. Этакая мимикрия посредственности под выдающуюся личность. Выдающуюся, разумеется, — на фоне других, может, еще более посредственных, а, может, настолько более мудрых, что не считают нужным и возможным выделяться подобным образом. Похоже, прав был Иосиф Бродский: «…Старайтесь носить серое… Я посоветовал бы вам также говорить потише…»

Кроме того, эпатаж – это и попытка восполнить, компенсировать отсутствие неординарности средствами простыми, примитивными, доступными для понимания даже слаборазвитой личности. Например, там, где автору следовало бы взять глубиной рассмотрения, раскрытием новых граней исследуемого или показываемого, из-за острой нехватки и знаний, и мыслей стараются поразить нетрадиционным, шокирующим публику (сиречь, наблюдателя-читателя) рассмотрением, придавая объекту черты совершенно новые, о которых, возможно, никогда и не помышлял автор, создавая свое творение. Пускай выказываемые суждения поверхностны, зато на них лежит загадочный флер оригинальности…

И, наконец, эпатаж — это способ скрыть свою застенчивость, робость… Тому яркий пример эпатажность ярчайшего сюрреалиста Сальвадора Дали, которая произрастала из его робости и стеснительности.

В искусстве, как правило, все эпатажные творения являют собой перепевы старых, хорошо известных произведений. Так сказать, римейки. В основном, это римейки на давно получившие популярность темы. Ведь нужно быть гением, чтобы создать что-то совершенно новое, а в гениях у человечества всегда нехватка. Штучный продукт, дефицитный. А так — совершенно беспроигрышный ход! Создать великое произведение и ждать его признания? Вздор! На это ведь может и не хватить жизни… Гораздо проще — а главное! — быстрее сотворить (а зачастую — сляпать) нечто эпатажное, и успех, по крайней мере, коммерческий обеспечен… Ведь контакты между людьми большей частью мимолетны, случайны, поверхностны. Наш современник, поглощенный собственными заботами, не имеет ни возможности, ни желания уделять другому пристальное внимание. А потому почти все, что один человек может дать другому, заключается в быстротекущем впечатлении. И чем ярче это впечатление, тем лучше оно запоминается… Поэтому искус для создающего что-либо, не прорабатывая, не пропуская через себя, выдернуть отдельный, невзаимосвязанный фрагмент и преподнести его как новаторское видение, сопровождая все это действо лицемерными рассуждениями о «продвинутости» (да простят мне эстеты сей пассаж!).

Слишком часто вольное или широкое — а иногда и то, и другое — толкование, дополняющее или расширяющее замысел оригинала, путают с нарочитой оригинальностью, цель которой — выделиться; не привнести, дополнить — а отличиться! За этим зачастую просматривается только одно — самолюбование, от которого недалеко и до гордыни… «Родственников», кстати, у эпатажности более чем достаточно — хвастливость, гордыня, зависть, тщеславие, наконец, чванство и снобизм — все это грани, близкие тому явлению, которое мы стеснительно именуем эпатажностью, прикрывая истинность стыдливо-благозвучным и далеко не всем понятным эвфемизмом. Но если хвастливость или чванство – черты неприятные, но сносимые, то тщеславие и гордыня всеми ведущими конфессиями признаны смертными грехами, за которые, согласно великому Данте, души грешников обречены томиться в круге Втором.

Эпатажность всегда требует зрителей, без них она бессмысленна. Иногда эта потребность трогательна, почти по-детски наивна, иногда агрессивно-скучна и обременительна. Словом, неприятна. В лучшем случае.

Но и зритель зрителю — рознь, как известно. Эпатажность ради эпатажа воспринимается с успехом пресыщенной аудиторией, стремящейся к новым формам, не находящей наслаждения в привычном.

Эпатаж, сформированный многоплановостью, многоуровневостью замысла и подачи, требует усилий, подготовленности, наконец, вдумчивости восприятия и от зрителя, слушателя, читателя, словом, аудитории. Осведомленная, компетентная, «не близорукая» аудитория в состоянии оценить глубину и мудрость автора, а неподготовленный, аматорско-дилетантский зритель-читатель может воспринять все лишь как попытку эпатировать…

Но так ли уж все однозначно и прямолинейно, как представляется на первый — и, как правило, поверхностный — взгляд? Только негативные ли стороны имеет эпатажность? Следует ли ставить ее в один ряд со смертными (да и простыми, не смертными тоже) грехами? Ведь, по сути, это ломка стереотипов подачи и восприятия, выход за рамки прокрустова ложа традиционности. На семенах эпатажности иногда взрастают, взлелеиваются ростки совершенно нового, но, правда, уже у других авторов, которым эпатаж предшественника дал толчок к мысли, идее, поступку… Ведь иногда нужна внутренняя смелость, раскрепощенность для выхода «из колеи», о которой писал Владимир Высоцкий.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.