Вляп

Бирюк В.

Серия: Зверь лютый [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вляп (Бирюк В.)

                                                      Часть 1    Добре дошли

“Зверь лютый” - распространённое на Руси название волка (волк обыкновенный, лат. Canis lupus). В условиях Русской равнины является главным соперником человека (лат. Homo sapiens) в нескольких пищевых цепочках. Высшая ступень в пищевой пирамиде.

  Глава 1

   Первое ощущение от всего от этого - тошнота. Нет, не так: меня рвёт. Выворачивает. Наизнанку. Ещё чуть-чуть - и, кажется, прямая кишка вылетит носом. Спазмы следуют один за другим. Все тело сворачивает судорога. Болит живот, болят ребра, раздирается горло... И - паника: не могу остановится, не могу вздохнуть - боюсь захлебнуться. Собственной блевотиной. А дышать уже нечем... Что-то мне это напомнило... А, мои студенческие эксперименты насчёт допустимой дозы алкоголя. Говорят, смертельная доза - 7 граммов чистого спирта на килограмм живого веса. А в портвейновом выражении?

   Вот так правильно: воспоминание о собственной глупости отвлекло от рефлекторного текущего процесса. Можно, наконец-то, сплюнуть. Остатками желудочного сока. И сплюнуть такую липкую, тягучую... Слюни с соплями. И вздохнуть... Попытаться... Со всхлипом, даже не верхушками лёгких- трахеями.

   Как всегда, хочешь дышать -- остановись, подумай о вечном. Например - о собственной глупости. И сразу появляется номерное дыхание - второе, третье... Нумерация доходит до произвольного размера, как и "дурость собственная"...

   Теперь я начал воспринимать окружающее. Хотя как-то. Кусками. Сначала включилось зрение. Темно. Но не как у негра в ... Что-то различаю. Перед глазами - белое. Мокро. Холодно. Сильно холодно. Стою на четвереньках. Весь в поту. А пот - уже холодный. Тело, пережив стресс с судорожным сокращением мышц, начинает успокаиваться. И остывает. Диафрагма ещё пытается сократиться. И пресс болит. Или что там у меня... Ага, а белое - это снег. И в нем мои руки. Мокрые и холодные. Голые. Кисти голые, а дальше какие-то... рукава.

   Тут я упал. Получил пинок. В зад. "Шаг вперёд - часто есть результат пинка в зад". Меня - пинают?! Факеншит! Проблююсь, встану и порву. Как Тузик грелку. Ага. Потом. Когда встану. А пока... Воткнулся лицом в этот самый снег. Куда и блевал. Хорошо что только слюной. Без всякого... кусочного и разноцветного. Не так как после "оливье". Или свёклы тёртой. С грецкими орехами. А снег, оказывается, не только холодный, но и колючий. Царапает лицо. А ещё залепляет глаза и мешает дышать. Очень мешает.

   Я снова задёргался, завозился, пытаясь одновременно и подняться, и вытереть лицо, и оглядеться. И тут же получил второй пинок. Теперь - в бок. Меня перевернуло и прямо над собой, на фоне звёздного неба, я увидел... Наиболее правильно назвать это зверюгой. Высокое, мохнатое, лохматое... И рявкает. Ну прямо по Радищеву "чудище обло, грозно и лайяй". Откуда это вылезло? В смысле - эта форма проявления ассоциативного кретинизма? Я ж его "Путешествие из Петербурга...", которое на самом деле - "обратно", лет тридцать не вспоминал.

   Вообще-то, нужно было бы убежать. Позыв был. В форме моего собственного скулежа и елозанья ножками. Но сил - ноль. Полное истощение. Или обделаться от страха? Я бы сам попробывл -- чего организм-то мучить. Но опять же - нечем. Хоть расслабляйся, хоть нет - уже и желудочного сока не осталось. И мой "комок нервов" - как грозовое облако - прошивается насквозь. Разрядами судорожной боли.

   Мозги чётко заблокировались. Видеть - вижу. Но не понимаю. "Видит око, да мозг неймёт". Не воспринимаю. Поскольку и не пытаюсь. Поскольку этого не может быть. Ну не может этого быть. Ни-ко-гда.

   Зверюга ещё разок басовито рявкнула, наклонилась, ухватила меня за грудки и швырнуло в сторону. И я полетел. "И мы полетели...". Не смешно. Кувыркаясь, стукаясь, набирая снег во все места. Это был заснеженный склон. И меня несло по нему. Как хрен с бугра. Головой вниз. Кажется, я что-то скулил. Обычно в подобной ситуации я матерюсь. Экспрессивно. Но сейчас... Ну просто не может этого всего быть.

   Потом меня снова вздёрнули на ноги и дали пару оплеух. По лицу. Чем-то мокрым, холодным, жёстким. Несильно так. Меня и по жизни, и на тренировках били куда как сильнее. Но не так... противно. "Мокрым полотенцем по глазам". После второй пощёчины я очень удачно приземлился на задницу. Тут я, наконец, утёрся, проморгался и смог увидеть. И увидел я лошадь. Третья узнаваемая вещь. После звёздного неба и снежного наста. Как я ей обрадовался! Как родной.

   "Лошадка мохноногоя    Торопиться, бежит".

   Эта -- не торопится. Стоит себе. Стоймя. Или про лошадь надо говорить "торчмя"? Причём лошадь была запряжена в сани. Помню, подумал: "вот это называется дровни". Ага, на картине "Боярыня Морозова" очень похожие нарисованы. Точно, я же репродукцию видел. Насчёт "подумал"... Это из реконструкции. Типа поддержки собственного самоуважения. Хотя - какого... Тогда - никаких "подумал", "понял".... Одни "получил", "ощутил", "схлопотал". Иногда - "мелькнуло".

   Так вот, стояла знакомая лошадь. В смысле - я понял: это лошадь. Знакомо. Гений я. Натуралист-натурал.

   А рядом - другая мохнатая зверюга. Вроде предыдущей. Но не лошадь. Тоже мохнатая, здоровенная... На задних лапах. Торчмя. Тут у меня в голове что-то щёлкнуло. Точнее, глаза как-то переключились. Или мозги заглазные включились. И я стал узнавать. То что видел. Частично. Хоть как-то. Вот такой информационный эффект от зрелища лошадки. И это -- хорошо. Иначе "неврубизм" мог продолжаться долго. А там бы и вообще - "крышу снесло". Тем более, что все эти нарастающие непонятки вызывали... как бы это помягче... значительное недоумение, обоснованную тревогу и нарастающую панику. А попросту - постоянное охреневание. Продлилось такое ещё час-другой - вполне можно было бы и "с глузду съехать". Нет узнаваемого - начинается паника. Всегда. У всех. Дальше - энурез, понос, инсульт, инфаркт, паралич. Можно ещё шизофрению с паранойей. Или - ступор. Вплоть до комы.

   Но лошадь включила распознавание образов. И я распознал образы двух... мужиков. Наверное. Образины. Бородатые, в меховых мохнатых шапках, в шубах, мехом наружу. И о-о-очень большие. Ощущение - до возмущения с раздражением. Я-то сам не из мелких. "Спасибо матери с отцом, что вышел ростом и лицом...". Привык как-то смотреть людям в глаза. А тут прямо великаны какие-то. Чувство как в толпе норвежцев - все вокруг на пару голов выше, а ты сам болтаешься где-то на уровне пояса. Все интересное происходит высоко, где-то выше темечка. И ты попросту не допрыгиваешь.

   И все остальное у мужиков по их размеру - и лошадь, и санки эти. "Еурека", однако. Есть такое место. Технологический музей в Хельсинки с главным аттракционом: мир глазами ребёнка. Каждый посетитель может сам сходить пешком под стол. Ну, или попробовать пить из "папиной кружки" в пол-ведра ростом. Познавательно...

   Тут меня снова ухватили за шиворот и окунули в эти самые санки. Вкинули. Нет, все-таки это дровни - сзади нет бортика. А внутри - по полу солома рассыпана. Вот в эту солому меня мордой лица и воткнули. Я дёрнулся, но руки подставить не сумел - мешало что-то. Зацепился что ли? За спиной рукавами? Дёрг-дёрг - никак. Хотя тут причина дошла относительно быстро - пока я оплеухи переваривал, меня, оказывается, и повязать успели. Интересно так захомутали: связали за локти. И теперь все эти бывшие носители зерновых, притаившиеся в донной части транспортного средства, абсолютно свободно лезли в глаза, кололи лицо и забивали глотку.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.