Пейзанизм

Бирюк В.

Серия: Зверь лютый [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пейзанизм (Бирюк В.)

Книга 3    Пейзанизм

Пейзанизм [от фр. paysan]. Изображение крестьян, селян (в языке помещиков-галломанов 18-19 вв. и преимущественно в языке, им иронически приписываемом). А так же идиллическое, слащаво-фальшивое изображение типажа крестьянина в литературе (первоначально в литературе русского сентиментализма; ирон.).

Часть 9    Раки вёрстами

Глава 45

  -- Ты, ублюдок рябиновский, вылазь оттедова!

   Ну вот, началось. Стайные игры хомосапиенсов. Ксенофобия как основа стереотипов поведения. "Бей своих чтобы чужие боялись". А кого в этот раз будем считать своими? В моем времени этого пришлось вдоволь наслушаться: "Геть клятые москали з вильной Украины", "Покупанты! Чемодан-вокзал-Россия", "Россия - для русских".

   "Бей жидов - спасай Россию". Можно подумать, что битые евреи обустроят Россию лучше, чем небитые.

   Ксенофобия -- наше, исконно-посконно-домотканное... С дедов-прадедов. Почвенно-патриотичное. Она же - выражение сразу обоих наших базовых инстинктов. Инстинкт самосохранения требует: убей чужака - иначе он съест твою еду. Инстинкт саморазмножения требует: убей чужака - иначе он обрюхатит твою самочку. И будет продолжаться не твоя генетическая линия, а его.

   А вот два вторичных инстинкта работают в разные стороны.

   Социализация, стремление к первенству в стае, требует: убей чужака. Это повысит твой авторитет, позицию, статус в стайной иерархии. Или уберёт угрозу потери статуса существующего.

   А вот любопытство... Дети очень любопытны. Может, попробовать на этом сыграть? Потому что еще одно свойство детской стаи - жестокость. А мне с такой толпой в одиночку...

   Три инстинкта -- против, один - за. За меня любимого. Шансы обойтись без исконной национальной забавы -- кулачный бой в формате "все на одного" - не велики. Но есть. Придётся выбираться на берег. Собственно говоря, интуитивно детишки правы: я ловил раков на реке Угре. Которую они считали своим... крольчатником? Курятником? Рачником? Пожалуй так. Если раки - рачник. Или рачевник? Короче, охотничьи угодья. Покусился, так сказать, на их запасы живой еды. Это они так думают. А я - совок, мне довлеет принцип моего детства: "Природа для народа - бесплатный магазин". Поэтому меня будут бить. Пулька один на двенадцать. Детишки. Подростки. Здесь говорят: "отроки". И - "отроковицы". Кроме 12 ребятишек в возрасте от десяти до пятнадцати, присутствуют три юные особи женского пола. Мораль: бить будут больно и долго. Дабы наглядно подтвердить свою самцовость.

   Я бы ушёл бы на другой берег - от греха подальше. Но на этом останется моя одежда, три полных корзины с раками. Жалко. И три пленника в руках диких кровожадных туземцев: Ольбег, Любава и Добронрав. Повезло парню с именем. Буквы "р" он не выговаривает напрочь, так что - "Долбон лав".

   Вчера вечером, свеже-обретённый мною батюшка родненький, он же - Аким Янович Рябина, соизволил выразиться в смысле: "а не откушать ли нам раков свежих речных?". Я, как абсолютный идиот, обрадовался и возопил: "откушать-откушать!". Ну и на. Инициатива наказуема. Инициатива начальников -- особенно.

   "Ты кричишь?    Вот ты и полетишь."

   Дали "Долбонлава" в проводники и с самого утра, затемно еще, потопал я на охоту. Или ловля раков -- это рыбалка? Ольбег с меня глаз не сводит - я же его избавил от необходимости исполнения акта кровной мести путём перерезания горла здоровому мужику. Весь благодарностью исходит. Да и вообще - целый вуй в хозяйстве появился. "Вуй" - это я. Ему. Как же вуя отпустить одного? Любава тоже как услышала - увязалась. Она постоянно возле меня крутиться. Малявка совсем, но уже всякие женские прибамбасы лепит с пол-пинка. Взрослый мужчина -- всегда пацан, маленькая девочка -- уже женщина. А я Любаву отшил, из собственной постели сопливицу выгнал.

   "Чем меньше женщину мы любим    Тем чаще больше она нас".

   "Чаще, больше..." -- чего? Достаёт? Извлекает? В глазах мелькает?

   Стряпуха, увидав нашу компанию, обрадовалась как кот Матроскин: "Вчетвером вы вчетверо больше раков наловите". Корзины надавала каждому. Туес берёзовый называется. Круглый, с крышкой, на плечо надевается. Здоровенные. Маленьких у неё, видите ли, в хозяйстве нет. Три ха-ха... Просто жаба давит. Ну или -- халява манит. Все усадьбу накормить раками -- поварихе отдых. И пошли мы на... на речку.

   "Только прилетели - сразу сели.    Фишки уж заранее стоят".

   А по жизни - не по песне. "Фишек" клешнятых не стоит. Вообще - не наблюдаются. Речка тут невелика. Я как-то бродил-бродил себе да и по мелкому месту забрёл к другому берегу. Долбонлав возражал. Невнятно. Возражал - будто "воз рожал". Но у этого не нашего берега раки были. И все остальные рако-сборники ко мне перебрались. Ольбег намекнул, было, что возможны неприятности со стороны деревенских. Естественно, тут же влезла Любава: "Ты что, боишься?". Тот сразу надулся как петух перед кукареку... И вот теперь два малолетних придурка и одна придурка-провокатор стоят схваченными среди группы возмущённых собственников. С тремя полными корзинами собранных нами раков. А четвёртый придурок в моем лице топает по воде туда же, но с полупустой.

   Мда... Издеваются. Туземцы-юмористы-сатирики. Остряки. Остряк - это заострённый конец чего-нибудь. Торчит себе остро - пока не обломают. Я бы на их месте тоже... острил. И пальцами показывал. Проявляя своё остроумие в присутствии дозревающих самочек. На мне только бандана. В формате: "обёртка набедренная мокрая". А как еще по мелководью лазить и раков из нор вытаскивать? Даже крестик на берегу оставил. У былинного Добрыни Никитича, когда за ним Змей Горыныч во время купания подглядывал, хоть шапка была. Не купальная, а такая... эластичная. Лыжная наверное. Богатырь в неё по семь пудов песка речного утрамбовывал, раскручивал и головы Змею отшибал.

   А у меня только дрючок. Я им раков и вытаскивал.

   "Сунул Грека руку в реку.    Рак за руку Греку -- цап"

   Я - не Грека. И рук своих жалко. Так что -- дрючком. Сунешь в норку, рак за палку хвать - и тащи. А то в этих подводных норках можно не только на раков нарваться. На змей не нарвался - нарвался на деревенских. Ох как они меня не любят. Просто по факту моего существования -- чужак. И в прошлой жизни не любили. И я их. Вообще - не люблю селян. Хоть хуторских, хоть деревенских. Правильно Маркс говорил: "Капитализм избавил человечество от идиотизма сельской жизни". Будем ждать капитализма? Или как-то самому с этими идиотами... Может, поговорим?

   Но беседа началась без меня. Три девицы, увидев моё... почти полное обнажение, включая абсолютно голую голову, начали хихикать и шептаться, старательно изображая смущённую этим зрелищем невинность. Странное дело: все всё знают и видели. Бани - общие, дома - из одной общей комнаты. Мужчина с обнажённым торсом во время тяжёлой работы -- нормально. Но чуть ситуация нестандартная - нарушение табу. "Не обнажай наготы матери своей, и сестры своей, и...". Там еще длинный список родственниц. Тора, блин. Опять евреи со своими правилами. А меня там нет. В том списке евреек-родственниц - точно. Все равно - туземками старательно изображается реакция на нечто неприличное.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.