Наступление бури

Кейн Рэйчел

Серия: Повелители Стихий [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Наступление бури (Кейн Рэйчел)

Перечисленные ниже смелые литераторы выполнили задачу, поставленную перед ними Национальным Писательским Месячником, написав в ноябре 2004 года пятьдесят тысяч слов. Я приветствую их невероятную самоотверженность в деле служения книге и горжусь тем, что в 2004 году являлась спонсором сообщества НПМ.

Вот их имена:

Дженни Гриффи

Джули «ОО» Сэйд

Донна Блец

Сильвер Инк

Дэнсс Мур

Лиф Уилсон

Дженифер Мтатарис

Кристалл Саракас

Благодарности

Автору хочется сказать огромное спасибо:

Охотникам за штормами, воодушевившим меня на это безумие.

(Привет, ребята)

Джо Мэджу, без которого ни эта, ни ЛЮБАЯ ДРУГАЯ книга о Хранителях Стихий никогда бы не появилась. Вращающим время: Келу, Кэти, Беки, Лауре, Клэр (салют, детка) и Марле. Рэйчел Шир и Теру Матиссу. Они знают за что, и это имеет отношение к оборотням.

Величайшей группе в мире: Джо Бонамассе, Эрику Цару и Кенни Крэмму! www.jbonamassa.com (а также каждому; кто их поддерживает) «Лучшему Американскому кофе» в Арлингтоне и тому, кем бы он ни был, кто придумал неподражаемый «Карамельный мокко»; который мне подали в 5:30 утра.

И конечно, Коту Как всегда.

Предыстория

Зовут меня Джоанн Болдуин. В прежние времена я контролировала погоду, но бросила это занятие. Представьте: Хранители Погоды — те самые, которые должны защищать вас, не давая погибнуть от страшных пожаров, наводнений, землетрясений, штормов и прочих забав, состряпанных не слишком доброй к нам Матерью Природ безупречны, даже если не касаться вопроса о джиннах, помощь которых они используют в работе. Признаться, раньше я и сама считала нормальным держать магическое существо закупоренным в бутылке, полностью подчинив его человеческой воле. Но больше так не думаю, особенно с тех пор, как полюбила одного из них.

Оставив постоянную работу, я попыталась вновь вернуться к нормальной жизни… что не слишком легкая задача для девушки, не обладающей простыми житейскими навыками, так необходимыми в мире людей. Да, мне ведь еще довелось побывать мертвой, было и такое. Согласитесь, все это несколько затрудняет возвращение в повседневность.

И как быть с моими любимыми, быстрыми, как вихрь, машинами?

Есть вероятность, что добром это не кончится.

Впрочем, для меня это естественно.

Интерлюдия

Уничтожить мир вовсе не так трудно, как считают люди. Не по сезону жаркое солнце настойчиво греет участок океана у берегов Африки. Потеплев на несколько градусов, вода серым маревом поднимается в воздух. И кажется, что тут особенного: просто настает новый день, нарушающий баланс между водой и ветром.

Но нет. Воздух тоже прогрет всего на несколько градусов выше нормы, но из-за этого он движется быстрее, вместе с захваченной в заложники влагой. По мере того как она конденсируется, призрачное марево сгущается, обретая плотность и очертания. Туман по спирали поднимается ввысь, туда, где воздух остается разреженным и холодным. На этой высоте туман сгущается в капли, слишком тяжелые для того, чтобы удержаться на весу, и они дождем проливаются в породившее их лоно океана Но там, над поверхностью, слишком жарко, и осадки сталкиваются со встречным, еще более сильным подъемным потоком, перехватывающим их и снова возносящим на головокружительную высоту. Снова все повторяется. Капли пожирают друг друга, подобно каннибалам, укрупняются, тяжелеют и, увлекаемые своим весом, снова обрушиваются в океан.

И вновь не достигают его: восходящие потоки воздуха пересиливают воздействие гравитации. Цикл продолжается, все больше и больше влаги поднимается вверх, и, не имея возможности пролиться дождем, формирует плотные белые облака. Глядя на этот нескончаемый брачный танец жаркого солнца и теплого моря, можно ощутить концентрацию колоссальной энергии.

Вроде бы никакой разницы с тем, что ежедневно происходит в Колыбели Штормов.

Но на самом деле она есть, еще как есть — если вы знаете, что искать.

Если бы я вовремя обратила на это внимание, ничего бы не случилось.

Глава первая

Я продолжала твердить себе, что мне случалось переживать и худшее, но это мало помогало. Еще секунда, и я заору. И кого-нибудь прикончу… Причем не обязательно в таком порядке. «Случалось переживать худшее». Да. Случалось. Но очень давно. И мои ощущения тогда были совершенно иными.

Я тупо смотрела на черную стену студии, держась прямо под жаркими, безжалостными лучами. В десяти футах передо мной дикторы продолжали выдавать новости. Утренние новости, которые всегда, по определению, более позитивны, чем их же вечерняя трепотня. Я отчаянно потела в своем желтом дождевике, соответствующе-дурацкой шляпе и таких же идиотских резиновых сапогах. Смахивала на девчонку с логотипа компании «Мортон Солт», только не такую очаровательную.

Погода снаружи стояла ясная и, черт, без малейшего намека на возможность дождя. Но Дивный Марвин Макларти, экстраординарный метеоролог, готов был с вероятностью в семьдесят процентов провозгласить, что в ближайшие двадцать четыре часа прольется ливень. И это для Марвина был не первый случай такого неожиданного, как гром с ясного неба (никаких каламбуров), предсказания… Две ночи назад он оказался единственным, кто точно предугадал обрушившийся на побережье тропический шторм, в то время как все прочие, включая Национальную Океаническую и Атмосферную Администрацию (в обиходе НОАА), предполагали, что он обрушится на сушу двумя сотнями миль южнее.

Это могло бы пойти ему на пользу. Но, по сути, лишь сделало его еще более несносным. Сколь бы невероятным такое ни казалось.

Боже правый на Небесах, вот уж не думала, что мне будет так недоставать положения Хранительницы Погоды! Но надо признать, что в некоторые моменты мне так хочется вернуться к прежней работе, что я поползла бы ради этого по битому стеклу.

Но сейчас я изо всех сил скалила зубы в широкой улыбке, в то время как красный свет лился на камеру напротив меня и Марвина, стоявшего со мной рядом. То был крупный мужчина, дородный, со вживленными волосами, большущими неестественно-белыми зубами, голубыми, прошедшими лазерную коррекцию, глазами и лицом, сверхъестественная гладкость которого объяснялась дермабразией и инъекциями ботокса. Ладно, готова признать, что насчет ботокса это только мои догадки. Но в любом случае этот малый что было сил цеплялся за стремительно и безвозвратно уходящую молодость.

Заработала вторая камера. Марвин прошелся по студии, обменялся замечаниями с дикторами, Джейни и Куртом, и, повернувшись к карте погоды, принялся вещать о холодном атмосферном фронте, подступавшем с юго-востока… Только вот там ничего подобного не было. Фронт да, имелся, только он задержался у границ Джорджии и явно не обладал энергией, достаточной для того, чтобы пересечь ее — во всяком случае, в нынешнем году. Позади него на экране высвечивались заковыристые диаграммы, представлявшие анимационную обработку данных, полученных с метеорологических спутников, информационная ценность которых для девяноста пяти процентов смотревших прогноз погоды зрителей была равна абсолютному нулю.

Марвин являлся профессиональным, сертифицированным метеорологом, дипломированным климатологом.

Честно говоря, он решительно ничего не знал насчет погоды, но был чертовски везучим. Во всяком случае, насколько я могла об этом судить. А уж я-то, поверьте, судить об этом очень даже могла!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.