Китай в гражданском и нравственном состоянии

Бичурин Никита [ИАКИНФ]

Жанр: История  Научно-образовательная    Автор: Бичурин Никита [ИАКИНФ]   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Предисловие

Н. Я. Бичурин (1777–1853) — один из классиков отечественной ориенталистики, заложивший основы российской синологии XIX века. В эту серию войдут, прежде всего, наиболее известные китаеведческие работы Бичурина, не переиздававшиеся почти столетие, — книги Статистическое описание Китайской империи. СПб., 1842 (2-е изд. — Пекин, 1910) и Китай в гражданском и нравственном состоянии. СПб., 1848 (2-е изд. — Пекин, 1911–1912). В них читатель увидит Китай таким, каким видел его Бичурин и каким, благодаря Бичурину, увидели его наши соотечественники в XIX столетии. Эти энциклопедические труды содержат обширные сведения о географии, политической системе, законодательстве, просвещении, экономике и обычаях Китайской империи.

Публикуемые тексты, часть которых Бичурин начал готовить еще в 1820-е годы, продолжают представлять большой интерес для синолога и, с определенными уточнениями по китайским источникам и современной литературе, могут быть использованы в исследовательской работе и при преподавании. В примечаниях, помещенных в конце каждого тома, приводится перечень отечественных и зарубежных работ, обратясь к которым, читатель сможет получить более полные и точные сведения по рассмотренным в книге темам. Там же отмечены некоторые наиболее принципиальные расхождения между суждениями Бичурина и оценками современных исследователей.

В тексте Н. Я. Бичурин неоднократно ссылается на свои более ранние публикации. В связи с этим к каждому тому прилагается список его работ, куда вошли книги и статьи по китаеведению, а также работы о Монголии и Тибете. [4]

Публикуя первое издание Статистического описания Китайской империи, Н. Я. Бичурин снабдил его картами. В ходе работы по переизданию его трудов обнаружилось, что в имеющихся в московских библиотеках экземплярах Статистического описания карты отсутствуют (не поручусь за все экземпляры всех библиотек, но в тех, которые я видел, дело обстоит именно так). Проблема эта начала решаться лишь благодаря помощи коллег из Санкт-Петербургского филиала Института Востоковедения РАН (особенно хочется поблагодарить д. и. н. И. Ф. Попову), которые к настоящему времени разыскали и любезно предоставили для публикации две карты из первого издания. Надеюсь, что в следующем издании карты удастся воспроизвести в полном объеме.

К. М. Тертицкий

Предисловие автора

В наше время — беспрерывных нововведений в жизни народов как в Европе, так и на западе Азии, — на востоке Азии существует государство, которое, по своей противоположности во всем с прочими государствами, составляет редкое, загадочное явление в политическом мире. Это — Китай, в котором видим все то же, что есть у нас, и в то же время видим, что все это не так, как у нас. Там люди так же говорят, но только не словами, а звуками, которые сами по себе, порознь взятые, не имеют определенного внутреннего смысла. Там имеют и письмо, но пишут не буквами слагаемыми, а условными знаками, из которых каждый представляет в себе не выговор слова, а понятие о вещи; в письме порядок строк ведут от правой руки к левой, но пишут не поперек, а сверху вниз, и книгу начинают на той странице, на которой у нас оканчивают ее. Одним словом, там много находится вещей, которые и мы имеем, но там все в другом виде.

Китай еще непонятнее для нас в других противоположностях. Коснемся ли его просвещения — китайцы имеют свою словесность и науки и думают, что они просвещеннее всех народов в свете. В некоторых случаях можно было бы согласиться с ними, потому что в Китае каждый ученый, сверх основательности в суждении о вещах, основательно знает все, что ему нужно на поприще государственной службы. Но, с другой стороны, китаец, по странному народному самолюбию, ничего не хочет знать, да и не знает ничего, что находится и что происходит за пределами его отечества. Видя на канифасе (Канифасы идут из России в Китай через Кяхту) ярославский герб с медведем, стоящим на задних лапах с алебардою на плече, он от всего сердца верит (Между учеными изредка встречается исключение), что эта ткань выходит из государства, жители коего имеют собачьи головы. Обратим ли внимание на законы Китая — они сорок веков проходили сквозь горнило опытов и вылились столь близки к истинным началам народоправления, что даже образованнейшие государства могли бы кое-что [30] заимствовать из них. Со всем тем некоторые злоупотребления столь сильно укоренились, что правительство вместо истребления оных только старается разными мерами облегчить зло — неотвратимое последствие тех злоупотреблений.

При столь странной смеси просвещения с равнодушием к нему, при совершенстве законодательства и слабости законов в некоторых случаях Китай, к удивлению европейских политиков, существует более 4000 лет в качестве империи, и между тем как самые памятники существования многих сильных в древности царств давно изгладились с лица земли, сие государство с незапамятных времен доныне постоянно удерживает первоначальный свой язык и письмена, древнюю религию и обычаи, свои уложения, изменяемые по времени в маловажном, но неизменные в основании. В таком государстве, без сомнения, есть много хорошего, но еще малоизвестного нам; есть что-то достойное замечания, но ускользающее от внимания и догадки просвещенной Европы. Некоторые путешественники, а более католические веропроповедники, в продолжение последних двух столетий обозревали и описывали Китай с разных точек; но сообщенные ими сведения иногда односторонни, местами неполны; а это вводило ученых Западной Европы в заблуждение касательно самых занимательных вещей. Описание Китайской империи, составленное аббатом Гросье, и другое, [составленное] Девисом, как по совокупности предметов, так и по верности взгляда на них, довольно удовлетворительны; но в их описаниях недостает полного обзора некоторых нужных предметов, и именно тех, которые составляют содержание предлагаемой мною книги и без которых трудно судить о связях внутреннего устройства в столь древней и вместе с тем столь прочной политической машине, каковою Китай представляется в наше время. Но возвратимся к настоящему своему предмету.

Выше уже было сказано, что в Китае все то же, что есть у нас, и все не так, как у нас. Сообщают ли что-нибудь любопытное о сем государстве? Мы читаем и часто не так понимаем, а когда начнем судить по-своему, то на втором, а много на третьем шагу вступаем в какой-то хаос, в котором видим одну несообразность и странную противоположность понятий с предметами. Отчего же это — спросите вы. Оттого что мы судим о тамошних вещах по нашим понятиям о своих подобных же, тогда как в Китае в отношении к ним — и все то же и все не то же.

Китай, по своему законодательству, составляет такое целое, в котором все части более или менее связаны между собою взаимными [31] отношениями; и чтобы получить полное и ясное понятие об одном чем-либо, надобно иметь полное же и ясное понятие и о других предметах, прикосновенных к тому по каким-либо отношениям. Без этого трудно приметить тайную связь между причинами и их последствиями; например, известно, что китайцы находятся почти на всех островах Южного океана, по всему морскому берегу от Гуан-чжеу-фу на западе до английских владений в Индии. Они занимаются всякою промышленностью и, разбогатевши или склоняясь к старости, обыкновенно возвращаются в отечество на свою родину. Сии временные выходцы не берут жен с собою и на чужой стороне не женятся, а имеют наложниц из туземок и прижитых с ними детей никогда не берут с собою при возвращении на родину. Если смерть застигнет кого на чужой стороне, то родственники или товарищи, возвращают прах его в отечество для погребения на родовом кладбище. Какая же причина так привязывает китайца к родине? Никакой другой, кроме религии. После такого ответа нужно получить точное понятие и о религии; в противном случае мы не будем здесь понимать связи между причиною и ее последствием. Вот почему по издании Статистического описания Китайской империи, напечатанного в 1842 году, нужным считаю пространнее описать Китай в гражданском и нравственном его состоянии и таким образом расширить и круг существенных сведений о внутреннем состоянии сего государства. Цель сочинения указана; взглянем на его расположение.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.