Выбор

Треер Леонид Яковлевич

Жанр: Юмористическая проза  Юмор    1987 год   Автор: Треер Леонид Яковлевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Выбор ( Треер Леонид Яковлевич)

ВЫБОР

В литературное объединение «Пегас» набирали талантливых. Слава Лыбин, пишущий научный сотрудник, надел белую рубашку и пошел.

Была осень. Троллейбусы ползли по воде толстыми рыбами, выметывая икринки пассажиров. С промокших афиш стекало изображение лауреата конкурса «Лейся, песня». Из магазинов глядели на дождь скучающие кассирши.

В сыром подъезде толклись желающие. Лыбин пролез в угол.

Высунулась голова вахтерши.

— Уж эти мне писатели, - вздохнула вахтерша, стряхнув с губы гирлянду семечковой шелухи.- Ступайте в дом.

Все вошли в комнату и расселись.

Распахнулась дверь, и появился Гурьян Павлович Балабухин, писатель. Он сел за стол, поправил падающие на глаза брови и улыбнулся. За частоколом его крепких зубов паслись фразы.

— Ба! Знакомые все лица, - сказал Балабухин, - Петя Нулин, Наина Каштанкина, Ашотик Гюль-Гюль... Но начнем с новеньких. Вот вы, товарищ...

— Так точно!
- подскочил высокий старик. — Иван Лунев, пенсионер. Псевдоним Ферапонт Тайна. Пишу басни, афоризмы, скетчи, мизансцены. Чернило капнуло на брюки и ликовало, замарав! Химчистка брюки взяла в руки, и нет чернила. Вот мораль!

На этом Тайну остановили. Он сел.

Таня Лялина, учащаяся с прыщавым лобиком, читала стихи про старую мельницу, березовый бал и первую любовь.

Писатель слушал, прикрыв глаза.

— Хорошо, черт побери, - бормотал он.
- Чисто. Наивно. Хорошо...

Лыбин ждал своей очереди, холодея. Он приготовил рассказ про интеллигента, нашедшего кошелек с деньгами. Интеллигент, соблазненный суммой, присваивает деньги, но через год сходит с ума, не выдержав угрызений совести.

Балабухин выслушал рассказ с интересом. Затем спросил:

— Вы сами из-за кошелька с ума сошли бы?

— Нет, - ответил Слава и сник.

— То-то! Но язык мне нравится...

Младший научный сотрудник летел домой по лужам. Похвала маститого окрыляла. В седле «Пегаса» нашлось место и для Лыбина.

Занятия проводились по пятницам. На первом семинаре обсуждали стихи Наины Каштанкиной, чья молодость прошла в литобъединении. Писала Каштанкина сложно, и понимал её один Ашотик. Она читала глухим голосом:

Я выстригла волосы в горле Криком пискающей мыши. Но поздно — тунеядец, вор ли Украл трубу с соседней крыши.

— Знаешь, Наина, - задумчиво сказал Гурьян Павлович, - я помню, как ты, совсем еще девочка, появилась у нас. Ты писала тогда лучше...

Каштанкина расплакалась и выбежала. Тягостное молчание нарушил Ферапонт Тайна. Он прочел басню о пуговице и нитке. Началось обсуждение.

— Где авторское кредо?
- строго спросил студент Нулин.
- Квинтэссенция размазана. Суперпозиция штампов. Дешевая морализация с намеками на альтруизм.

Баснописец стоял багровой колонной.

— Врёшь ты, парень, - зло сказал Ферапонт Тайна.
- Я знаю, врёшь. Нутро у тебя порченое, оттого и мучаешься.

Назревала ссора.

— Друзья, - мягко заворковал Балабухин, - мы отклонились.

И он начал читать свою новую повесть «Я - кержачка». До полуночи дремали пегасовцы, запутавшись в одинаковых героях повести.

Прошло полгода. Слава Лыбин окреп. Ему открылась тайна слов. Чистый лист бумаги больше не пугал. Он сколачивал рассказы быстро и однообразно, как ящики. Перо бегало резво, сюжеты рождались без усилий.

Городская газета напечатала его новеллу. Все чаще заботливый взгляд Гурьяна Павловича останавливался на Лыбине.

— Слава, - сказал Балабухин однажды, - я хочу предложить журналу твой рассказ «Будни богов».

Начинающий был счастлив.

«Признали!» - думал он, выходя на улицу.

Он шел домой, ощущая в себе великую силу.

В тот день Лыбин проснулся рано. За окном суетились птицы. Земля кружилась в утреннем танце перед зеркалом неба.

День был необычный: вышел журнал с его рассказом «Будни богов»...

Весь институт ходил смотреть на талантливого мэнээса. Вздыхали, спрашивали про гонорар, пересказывали сюжеты из личной жизни, советовали и уходили. Потом Лыбина вызвал завлаб.

Он вошел в кабинет. Завлаб поднялся из-за стола и медленно двинулся к Славе.

Слава отступал в угол. В углу он замер, бледнея. Завлаб приблизился, несколько секунд рассматривал сотрудника, затем поцеловал его холодный лоб и сказал: «Поздравляю!»

Все складывалось прекрасно. Но радость омрачалась работой. Творчество звало Лыбина, он мучился в институте. Расчеты вызывали отвращение, и диссертация умирала, не родившись. Он сидел за таблицами, но образы и сюжеты шныряли перед глазами. Промучившись до зимы, Слава не выдержал.

Он пошел на исповедь к Балабухину.

Писатель слушал его с сочувствием.

— Мне нужно время, - страстно бубнил Лыбин. — Много свободного времени...

— Есть один меценат, домоуправ. Возьмет дворником, — сказал Гурьян Павлович. — Много свободного времени. Но шаг серьезный…

Три дня думал Лыбин. Трудно уходить из науки в ЖЭК. Но толстые сборники манили Славу, и он решился.

Был январь. Небо намыливало щеки Земли снежной пеной, и дворники, молчаливые парикмахеры улиц, брили тротуары. Слава Лыбин был среди них.

Свободного времени у него было много, но писать он почему-то стал хуже. Из редакций ему возвращали рукописи с вежливым отказом. Сначала он переживал, года через два смирился, а еще через год вдруг обнаружил, что писать ему не о чем, да и не хочется.

В институте о Лыбине постепенно забыли. Но дворник из него получился толковый, и начальник жилищной конторы постоянно ставил его в пример...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.