Превращение в бабочку

Лестер Кристина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Превращение в бабочку (Лестер Кристина)

1

Сначала она увидела туфли. Точнее ярко-бирюзовые босоножки, украшенные экзотическими цветами. Каблуки у них были высокими, очень высокими, каких Джейн никогда не носила. И поначалу ей даже стало страшно: а вдруг она упадет? Но шаг за шагом ноги все тверже ступали по сверкающему полу вперед, к сцене. При этом вокруг стояла абсолютная тишина.

Остановившись возле зеркального фрагмента стены, Джейн еще раз осмотрела себя: ну просто красавица! Ноги стройные и загорелые, о каких можно только мечтать, бедра тоже хороши. Дальше… Дальше — тонкая талия, а за ней — грудь. О, эти два прелестных полушария, выглядывающие из глубокого выреза! Джейн давно смирилась с тем, что у нее с ее телосложением подростка таких не будет никогда. А теперь — они откуда-то появились. Кроме того, в этом волшебном зеркале у нее неизвестно откуда взялись красивые плечи, стройная шея, высокая прическа с забранными вверх непокорными кудряшками — в общем, все то, чего у Джейн просто не могло быть.

Она знала, что это — она. Но на всякий случай оглянулась: может, эта ослепительная блондинка стоит за ее спиной? А Джейн — вечная серая мышь с тоненькими короткими ножками и плоской фигурой — просто растворяется, сливается со стеной? Нет, за ее спиной никто не стоял. И вообще в этой стороне зала больше никого не было, только она.

В этот миг, разрезая гулкую тишину, из динамиков прозвучало ее имя, и Джейн, испуганно вздрогнув, медленно стала подниматься на сцену, туда, в самый центр переливающегося всеми цветами круга… Сейчас она отчетливо видела себя со стороны: вот она медленной, сексуальной походкой выходит на середину… вот берет микрофон… и низким голосом говорит…

Кажется, кто-то стучит в дверь? Нет, показалось… Сексуальной походкой она идет на середину…

Стук повторился. Джейн открыла один глаз и тут же закрыла: ее нет дома!.. На чем она остановилась? Ах да, низким голосом говорит… Низким…

Стук повторился и усилился, а через секунду из-за двери раздался голос подруги:

— Джейн! Я знаю, что ты дома, открывай, а то я позову консьержку!

— Да что же это такое?! — Джейн вскочила с дивана и, громко и раздраженно топая пятками, пошла открывать. Грезы ее снова были разрушены самым жестоким и бесцеремонным образом.

На пороге стояла Алиса и широко улыбалась. На ней был короткий топ, слегка прикрывавший богатство бюста, и шорты, не прикрывавшие ровным счетом ничего. Как, впрочем, всегда. Над головой ее висел маленький ярко-розовый пакет, перевязанный ленточкой.

— Приве-е-ет! — протянула она, покачивая пакетом, и вошла в комнату, бесцеремонно отодвигая Джейн плечом. Алиса всегда приносила с собой запах солнца и ощущение неколебимого оптимизма. — Ты одна? Впрочем, глупый вопрос. Ты всегда одна! И, наверное, даже на твоих похоронах я буду единственной приглашенной. Если, конечно, доживу до ста лет.

— Почему это до ста? — насупленно спросила Джейн, закрывая за ней дверь. Она слегка злилась на подругу за прерванный на самом интересном месте сон.

— Потому что, во-первых, ты на три года меня старше. Тебя еще надо пережить! А во-вторых, — Алиса отломила большой кусок от шоколадки, которой Джейн час назад собиралась насладиться за чаем, — а во-вторых… А о чем я говорила?

— Не важно.

— А! Да. Просто старые девы очень долго живут, поэтому до ста. Кстати, можно шоколадочку? — спросила она, проглатывая последний ломтик.

— Конечно, угощайся, — снисходительно бросила Джейн.

— Спасибо! Я уже. Можно посмотреть?

— Можно. Тем более — ты «уже».

Алиса склонилась над рабочим столом Джейн, на котором была разложена распечатанная первая глава ее научного труда по метеорологии калифорнийского побережья.

— Все пишешь?

— Пишу. Скоро сдавать, а я еще…

— Все чахнешь.

— Чахну, хотя…

— Хотя должна сидеть сейчас со мной на пляже под нашим любимым зонтиком… Слушай, а у тебя кофе есть?

— Нет.

Алиса заглянула в бокал с холодным чаем, приготовленный Джейн, и, выпив его до последней капли, ублаготворенно выдохнула:

— Уф-ф-ф! Ну вот, теперь можно и поговорить! Так на чем мы остановились?

— На том, что я чахну. — Джейн машинально отняла у подруги листы с текстом своей книжки и положила их в ящик стола. От греха подальше.

— Да! — Алиса повернулась спиной к креслу и запрыгнула туда отработанным движением, сразу закидывая ноги на подлокотник. — Я внимательно слушаю, что на этот раз нам мешает пойти загорать. Ты, конечно, уже придумала какую-нибудь убедительную причину, кроме своей дурацкой книжки?

— Почему дурацкой? Почему конечно?

— Потому что ты всегда приводишь только очередную недописанную главу своей кандидатской работы, которая на кафедре никому, кроме тебя, не нужна… Кстати, ты помнишь, что скоро у нас юбилей? Говорят, затевается что-то грандиозное. Ой! Я уже заранее волнуюсь.

— Слышала, — со вздохом ответила Джейн.

— А что, ты не рада? Надо готовиться, придумывать платье, искать ухажеров… А! Что с тобой говорить! Ты самая безнадежная старая дева и синий чулок! И только одна я знаю, что раньше ты не хуже…

— Слушай, хватит тараторить. И давай оставим в покое мое темное прошлое. Что ты хотела сегодня?

— Я хотела, чтобы мы пошли под наш любимый зонтик. Чтобы Риккардо нам приносил сок, переставлял шезлонги…

— Тот самый Риккардо?

— Ага, тот самый! — Подруга весело стрельнула глазами и тут же покраснела. — Мы с ним… Мы с ним вчера… Ну в общем он теперь стопроцентно наш любимый Риккардо. И больше ничей.

Джейн удивленно качнула головой:

— Быстро ты его.

— Быстро?! — возмущенно переспросила Алиса. — Да я медленно! Это он все торопился. Только познакомились, можно сказать, и тут же… вот. Ну ты понимаешь. А у меня как раз купальник новый был, так вот он его даже порвал, когда… Ну ты понимаешь.

— Понимаю.

— О! О! — заорала Алиса, подбрасывая в руках пакет с бантиком. — Я и забыла! Я же тебе купальник притащила! Новый! А ну марш мерить!

— Зачем мне купальник? Тем более новый? Ты же знаешь, что я…

— Дала обет безбрачия. Знаю. Но ты не давала обета не выходить никогда на пляж и… В общем, марш мерить, а не то я обижусь навсегда!

Джейн тяжело вздохнула, взяла пакет и нехотя пошла в ванную.

— Навсегда! Как бы не так, тебя ничем не проймешь, — бормотала она себе под нос.

В пакете лежало нечто напоминающее саму Алису, то, что скорее подошло бы именно ей: розовое, все в оборочках (даже на трусиках в несколько рядов были расшитые бисером рюши). Джейн надела все это и вышла в комнату, сурово глядя на подругу.

— Что это такое?

— О! О! Тебе безумно идет!

— Я похожа на наседку в курятнике.

— Нет! Тебе идет!

Джейн переступила с ноги на ногу.

— Зачем ты притащила мне это безобразие?

— Я специально!

— Вот именно. Тебе самой не подошло, а в магазине белье не принимают обратно, и ты решила подарить это мне.

— Нет, клянусь тебе! Очень! Очень хорошо!

Джейн наклонилась к ней и, понизив голос, спросила:

— Это купальник или наряд для стриптиза?

— О? — Алиса задумалась.

— Ну?

— Э-э-э.

— Понятно. Наряд для стриптиза.

— Нет!.. Слушай, я не подумала. Я еще стояла и размышляла: брать? не брать? И зачем только, думаю, делают такие купальники? Как в них загорать?

— А в них не надо загорать.

— Ну я просто хотела сделать тебе подарок! — Алиса обиженно надула губы. — Я же старалась. Ты вечно как серая мышь. У тебя даже купальник серый.

— Серебристый. — Джейн стягивала лифчик, повернувшись к подруге спиной. — Забери эту красоту и лучше отдай обратно в магазин. Я надену свой, и мы пойдем на пляж.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.