Друзья навсегда

Логан Никки

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Друзья навсегда (Логан Никки)

Пролог

Десять лет назад, Западная Австралия

— Марк, у тебя найдется свободная минутка? — Бет Хьюз поймала своего лучшего друга на школьной перемене между четвертым и пятым уроками и увела прочь от ватаги подростков. Камень, который лежал на ее душе после разговора с его матерью, словно увеличился в размерах.

Марк посмотрел на нее с удивлением. Его можно было понять, ибо прошедшие несколько недель Бет медленно от него отдалялась. Она поняла бы, если бы он категорически отказался идти за ней.

Слабая часть натуры Бет захотела, чтобы Марк ее прогнал. Так было бы легче.

— Три минуты, Дунканнон! — Мимо них проплыла лебедем Тасмин Мейджер, на ее скандинавском лице красовалась улыбка. Она постучала пальцем по часам Бет. — Нельзя опаздывать на географию.

— Иду. — Марк отмахнулся от Тасмин и потащил Бет за фонтаны.

Она нырнула между задней стеной библиотечного комплекса и какими-то неухоженными кустарниками на участке, усыпанном булыжником, где никогда не была прежде. Некоторые школьники приходили сюда покурить, что-нибудь обсудить или выяснить отношения.

Местечко сразу привлекло внимание Марка. Он замедлил шаг:

— Бет?

Ее сердце забилось чаще и словно подскочило к горлу. Бет несколько раз глотнула воздуха, потом повернулась к Марку.

— Что ты делаешь, Бет? — Выражение его лица было настороженным, он стоял к ней очень близко.

Она сжала пальцы в кулак, заведя руки за спину.

— Твой парень знает, что ты здесь?

Она неприязненно уставилась на него:

— Демьен на пятом уроке.

— Там должна быть и ты. Или теперь образование для тебя ничего не значит, раз ты тусуешься с красавчиками?

Ее взгляд упал на землю, которую он месил ногами, и она покраснела:

— Мне нужно было тебя увидеть.

— Ты видишь меня ежедневно.

«Мельком…»

— Мне нужно было с тобой поговорить. — Она подняла глаза и посмотрела на него в упор: — Наедине.

Его лицо побледнело, он сильнее выпрямил спину. Не впервые Бет заметила, каким широкоплечим становится Марк. После того как ему исполнилось шестнадцать лет, он стал превращаться из тощего подростка в сильного мужчину.

У нее скрутило живот.

— Теперь для того, чтобы поговорить со мной, ты должна прятаться?

Она могла бы притвориться, что не поняла Марка, но он слишком хорошо ее знал.

— Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы с Демьеном. Я почти уверен, что Маккинли уже знает о нашей дружбе, Бет. Я знаком с тобой с четвертого класса.

— Я не хочу… Он может неправильно расценить нашу дружбу.

— Тогда тебе наверняка захочется поговорить со мной в другом месте.

Бет с трудом сглотнула и на миг уставилась на его губы, затем заставила себя посмотреть в глаза Марка:

— Я просто хотела побыть с тобой наедине.

Прозвенел второй звонок, и по коридору в классы торопливо прошагали ученики. Наступила тишина. Марк шире расставил ноги и скрестил руки на груди:

— Итак, ты своего добилась. Все ученики средней школы Пирмонта сидят в классах.

— Я перехожу в другой класс, — выпалила она до того, как потеряла терпение. — Перевожусь в отделение «Б».

Марк уставился на нее, раздувая ноздри:

— Ты переводишься из отделения, в котором проучилась целый год? В отделение Маккинли?

— Не только из-за Демьена…

— Понятно.

— Я не хочу изучать так много точных наук. Я хочу больше гуманитарных наук.

— С каких пор?

— С нынешнего времени.

— В отделении «Б» низкие требования к учащимся. Там будет литература и философия. Мне придется сдавать их при поступлении в университет.

— Ты переводишься, чтобы избегать меня.

На душе у нее стало еще тяжелее.

— Нет. — «Да».

— Тогда почему?

У Бет пульсировало в висках.

— Ты тут ни при чем…

— Врешь. Ты прячешься от меня с начала семестра. Что происходит? В вашем новом расписании нет времени для старого приятеля, мисс Популярность?

— Марк…

— Возможно, я не настолько умен, как ты, Бет, но я понимаю, откуда ветер дует. Маккинли ревнует тебя ко мне?

Она покачала головой. Демьен был слишком ограничен, чтобы заметить увлеченность Бет Марком, которого считал чокнутым и помешанным на науке. Ему и в голову не приходило, что Бет будет воспринимать Марка иначе чем как приятеля.

— Значит, об этом ты хотела мне рассказать, да? О том, что ты переводишься в другой класс?

Бет едва переводила дыхание. Его слова были пустячными, но обидными. Она заговорила натянуто:

— Нам придется встречаться во время лекций только по одному предмету.

— Я знаю. Единственное преимущество класса «Б» — возможность видеть Маккинли всего раз в неделю. — Он свирепо уставился на нее. — Ты так жаждешь от меня избавиться?

Больше всего в жизни Бет хотела навсегда остаться с Марком Дунканноном. Но это было невозможно. От чувства вины у нее разрывалась душа.

— Мир вращается вокруг солнца, а не вокруг тебя, Марк.

Он побледнел, и Бет стало совсем тошно. Дело в том, что ее мир всегда вращался вокруг Марка Дунканнона. Или, что правдивее, они оба вращались по одной орбите. Но их родители считали их взаимоотношения нездоровыми.

Мать Марка, помешанная на том, что он должен работать и зарабатывать деньги, полагала, что общение с Бет вредно для ее сына. С ней соглашались мать и отец Бет. После долгой и трудной беседы Бет пообещала своему отцу, Расселу Хьюзу, что на время прекратит отношения с Марком.

— Если ты переводишься не для того, чтобы быть поближе к Маккинли и подальше от меня, тогда зачем ты это делаешь?

— Почему я не могу перевестись ради себя? Я так хочу.

— Потому что ты никогда не принимала подобных решений, Бет.

— Я передумала. Всякое бывает.

— Как насчет университета? Биологии?

В груди у нее все сжалось. Черт побери, почему он не прогонит ее, а продолжает упорно докапываться до сути? Ведь он вынуждает ее сильнее его ранить.

— Это ты мечтал о биологии, не я.

Он моргнул, потом уставился на нее:

— И это ты мне говоришь после того, как прошло столько времени? Ты изучала биологию три года.

Она пожала плечами, притворяясь равнодушной:

— Тогда мне казалось это хорошей идеей.

— До тех пор, пока не подвернулось что-то получше? Или кто-то?

— Это не связано с Демьеном. Я говорила тебе…

Он сделал шаг в ее сторону, и она отступила к стене библиотеки. Почему Марк кажется ей таким угрожающе большим?

— Я помню, что ты мне говорила. Просто я не могу в это поверить. — Он нависал над ней. — Мы дружим восемь лет, Бет. Полжизни. А ты исчезаешь в тот момент, когда появляется какой-то красавчик? Ты действительно так хочешь разорвать нашу дружбу?

Бет уперлась спиной в стену библиотеки. Она знала, что Марк обижен, а будучи обиженным, он выскажет ей все. Она видела, как однажды он кричал на свою мать.

— Люди меняются, Марк. Мы растем. Может, мы просто выросли из наших отношений?

— Я знаю, что ты меняешься, Бет. Я за тобой наблюдаю. — Он оглядел ее с головы до ног. Никогда еще Бет так отчетливо не ощущала свои округлившиеся формы. — Только я никогда не предполагал, что ты будешь как все девчонки.

— Просто я… Мне нужно немного пространства. Мы так долго с тобой вместе, что даже не понимаем, каково это — общаться с кем-то еще. Мы даже забыли, кто мы есть поодиночке.

«Ложь, ложь…»

Он фыркнул:

— Если бы ты захотела заняться самоанализом, ты бы так не наряжалась. Это из-за школьного спортсмена, который распушил перья перед школьницей-сорвиголовой. И ты повелась на его уловки. — Он резко обнял ладонями ее лицо и наклонился к ней.

Она вздрогнула, и ее сердце забилось чаще от его близости.

«Нет, это из-за твоей матери, которая умоляла меня отстать от тебя».

Ей хотелось проорать ему об этом в лицо, но она не могла. Марк не выдержал бы, узнав о том, что думает о нем его собственная мать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.